Рубрики
2017 Аудитория Бренд Дизайн и интерфейсы Евросоюз Кейсы Лучшее Нативная реклама Традиционные и цифровые медиа

Ирландские рекламщики раскрасили все точки в печатном журнале

Ирландский телеком eir целиком раскрасил журнал Daily Mail Magazine, заменив все черные точки разноцветными, пишет AdWeek. Кроме обычных точек, раскрашенными оказались точки над i, над j, в восклицательном и вопросительном знаках, двоеточия и точки с запятой.

Слоганом рекламной кампании стало No more black spots (Теперь без темных пятен) — намек на цельность Wi-fi покрытия в рамках услуги eir WiFi Calling.

Кампания была организована агентством Rothco, утверждающим, что ничего подобного никогда не происходило. В агентстве принесли шутливые извинения дизайнерам Daily Mail, которым пришлось раскрасить все черные точки в данном выпуске журнала.

Рубрики
2016 2017 Must Reads Saise Kebati Аналитика Аудитория Большие данные Бренд Великобритания Видеопроизводство Кейсы Лучшее Медиастратегии Мобильные продукты Монетизация мобильных продуктов Мультимедийные истории Нишевые медиа Оптимизация Персонализация Платный контент Посещаемость и KPI Социальные медиа Стриминг и прямой эфир США Тенденции Цифровая реклама

1000 слов про борьбу издателей с Facebook

Издатели по-прежнему привязаны к Facebook, пишет Columbia Journalism Review, отвечая графиками и цифрами на статью в Digiday, где утверждалось, что издатели присматривают другие платформы.

В материале Digiday говорилось, что несколько представителей издателей либо уже сократили объем внимания, уделяемого Facebook, либо собираются это сделать.

Стоит заметить, что разные издатели, конечно, пробуют разные стратегии. Например, некоторые полностью доверяются социальным средам и Facebook в частности. Это хорошо видно на примере Bored Panda, которая стала самым крупным англоязычным издателем в сентябре 2017 (данные NewsWhip).

Кейсы NBC, CNN, HuffPost и Vox

Top 25 англоязычных издателей по версии NewsWhip
Top 25 англоязычных издателей по версии NewsWhip

Например, старший вице-президент NBC News Digital заявил, что их команда по работе с социальными сетями не изменилась в размерах, однако теперь 30 человек занимаются новостным шоу в Snapchat под названием Stay Tuned. В результате в Facebook публикуется меньше статей и видео, а предпочтение отдается формату ссылок, приводящих трафик на сайт, так как этот канал можно монетизировать напрямую.

Команда CNN тоже снижает активность в Facebook и больше внимания уделяет Apple News, каналу, который встроен в устройства целевой аудитории.

HuffPost в 2016 году собрал больше всех лайков среди американских СМИ. Однако теперь издание идет в Twitter и Instagram — там осталось место для роста.

Vox смещает фокус внимания с Facebook на контролируемый им же Instagram, а также на канал Apple News.

Критика теории расфокусировки

В CJR к утверждениям Digiday отнеслись с недоверием. Например, CNN, похоже, увеличила количество постов в Facebook.

Близкий график и у HuffPost. Хотя число постов там в последние месяцы и перестало расти, оно ничуть не уменьшилось.

Vox существенно усилил свое видеоприсутствие в Facebook.

То же касается и CNN — бросив было прямые трансляции, теперь они возобновили свою привычку.

Тут надо понимать, что ряд издателей получают от Facebook деньги в обмен на активность. CNN в 2016 году получил якобы 2,5 миллиона долларов. CJR связывает падение в 2017 году с истечением контрактных обязательств. С чем связать возобновление — вопрос открытый.

Кейс рекламодателей

Digiday может быть прав в другом — рекламодатели привыкли к дуополии Google и Facebook.

Бороться с платформами, контролирующими свыше 60% рынка, глупо. Другое дело, что в эти проценты слишком сложно попасть инвентарю медиа, что и ведет к двоякой реакции.

С одной стороны, медиа могут отказаться от слишком активного присутствия в соцсредах, сосредоточившись на каналах, монетизацию которых они могут эффективно контролировать.

С другой, все деньги все равно сконцентрированы у платформ. И здесь поиски третьего варианта просто неэффективны (исключение — развивающиеся платформы с крупным потенциалом, которые мы рассмотрим ниже).

Кейс Flipboard

Естественно, на Facebook свет клином не сошелся. Другие платформы публикации запускают собственные программы, выгодные для издателей.

Агрегатор Flipboard, месячная аудитория которого превышает 100 миллионов человек, запустил программу самообслуживания для издателей, пишет The Drum.

Flipboard еще более мобилен, чем Facebook — 99,4% трафика оттуда приходят через мобильные устройства (данные июня 2017 года). Для американских изданий трафик от Flipboard сравним с Twitter. В последние месяцы он кратно вырос.

Новая платформа облегчает подключение RSS-потоков издателями. После упрощенной процедуры одобрения их контент подключают к агрегатору.

Издатели являются ключевым элементом бизнеса Flipboard (в отличие от Facebook); агрегатор особое внимание уделяет пользовательскому опыту и помечает быстро загружающийся и премиальный контент без раздражающей рекламы специальным значком.

В частности, пометкой уже обзавелись The New York Times, The Washington Post, The Verge, Axios, Travel + Leisure, Esquire и сотни других изданий. Предполагается, что значок в будущем получат 10 тысяч изданий.

Кейс Medium

В октябре Medium расширил свою партнерскую издательскую программу, позволив всем желающим публиковать платный контент. Об этом пишет TechCrunch.

В отличие от подхода большинства платформ, Medium выступает против рекламы в любом виде. Он предлагает читателям подключаться к экосистеме за 5 долларов в месяц. Эта сумма делится между издателями в зависимости от числа «хлопков» (аналог лайков).

В сентябре Medium выплатил первые средства авторам. Крупнейшая выплата автору составила 2278,12 доллара, крупнейшая выплата изданию — 1466,68 доллара, а средний платеж составил 93,65 доллара.

 

Видеоприоритет влияет на другие сервисы Facebook

Как пишет Digiday, издатели все реже слышат об Instant Articles и все чаще — о видео.

Использование Facebook Instant Articles прекратили или сократили многие крупные издатели, включая The New York Times и The Guardian. Некоторые из них отметили, что Facebook даже не попытался вернуть их.

Facebook, впрочем, продолжает развивать продукт, утверждая, что тот дает издателям лояльность пользователей, деньги и инсайты. В частности, недавно внедрили новые эксперименты по улучшению монетизации и блоков с Call-to-Action. Также Facebook попытается нарастить «глубину», призывая прочесть больше материалов от издателя.

В 2017 году число издателей, использующих Instant Articles, выросло на 25% и превысило 10 тысяч. Хотя средний CPM не разглашается, утверждается, что он за год вырос более чем на 50%.

Издатели продолжают вкладываться в видео

Одновременно нет никаких сомнений в том, что издатели продолжат вкладываться в видео, то есть рынок, где Facebook является крупным игроком. Результаты исследования Digiday Research показывают, что расходы на видео увеличат 80% издателей.

Каждый восьмой нарастит производство видео как минимум в полтора раза, каждый второй — на 10-25 процентов. Лишь 4% издателей сообщили, что готовы сократить видеопроизводство.

Некоторые опрошенные сказали предельно честно — «если вы разворачиваетесь в сторону видео, значит, вашему бизнесу плохо».

Похоже, это действительно так — лишь 20% указали, что видеопроизводством отвечают исключительно на спрос аудитории. Зато 80% так или иначе указали причиной перехода на видео нехватку рекламной выручки.

Переключение на видео редко сильно влияет на внутреннюю структуру компании, но сравнительно часто приводит к сокращениям в других отделах (16% случаев).

Интересно, что для 63% опрошенных собственные сайты (O&O — operated and owned на диаграмме) стали главным драйвером выручки от видео. Лишь для 5-6% опрошенных Facebook приносит больше всего денег от видео. При этом именно социальные среды вроде Facebook забирают аудиторию у издателей и неохотно ее отпускают.

Кейс The Verge и Circuit Breaker

В начале октября The Verge поделился своим опытом развития Facebook-техноблога Circuit Breaker с помощью видео.

Над Circuit Breaker, набравшим с весны 2016 года миллион подписчиков на Facebook) работает пять человек, которые дополнительно к собственным материалам заимствуют кое-что из The Verge.

На Circuit Breaker сейчас приходится 12% всех месячных просмотров страниц материнского издания и 30% месячных просмотров видео. В среднем ролик набирает 465 тысяч просмотров.

В The Verge утверждают, что просто выучили правила игры, и единственным способом быстро нарастить аудиторию Facebook является видео.

В течение первого года Circuit Breaker осваивал так называемые слайдовые видео — короткие ролики, объясняющие преимущества того или иного продукта. Буквально через несколько месяцев они выпускали минимум один такой ролик в день.

Сейчас они разрабатывают собственное программирование — короткие сериалы, привязывающие пользователя к бренду и заодно хорошо продающиеся под спонсорство.

 

 

Рубрики
2017 Must Reads Аналитические инструменты Аудитория Большие данные Боты Видеопроизводство Дизайн и интерфейсы Интерактивные инструменты Информационная архитектура Лучшее Маркетинговые инструменты Маркетинговые метрики Медиастратегии Медиатрансформация Мобильные продукты Монетизация мобильных продуктов Персонализация Посещаемость и KPI Редакционные метрики Россия Социальные медиа Стриминг и прямой эфир Тенденции Цифровая реклама

8000 слов о рекомендациях ВКонтакте

26 сентября VK объявил о наступлении «новой эпохи авторов» и одновременно — о редизайне мобильной версии. За день до этого разработчики системы рекомендаций и новой медийной философии VK встретились с «Мы и Жо», чтобы рассказать, как все работает сейчас и как будет в недалеком будущем. В разговоре участвовали:

  • Сергей Паранько — директор по медийной экосистеме VK
  • Андрей Законов — руководитель направления AI&Big Data в VK
  • Андрей Новосельский — руководитель разработки рекламных продуктов VK.

Интервью было незначительно отредактировано для улучшения читаемости.

Философия

Амзин: Я немногое знаю о теме нашей встречи. Что вы собираетесь завтра [26 сентября] анонсировать?

Паранько: Завтра мы собираемся анонсировать нашу новую философию, которая касается нашей новой медийной системы, в том числе издательской и творческой. Мы разделяем медийную систему на две подсистемы.

Издательская — профессионалы издательского бизнеса, причем здесь нет разделения на издания и паблики. В принципе, это одна и та же сущность.

Вторая история — это творческая экосистема. Если упрощать — это UGC, на самом деле это гораздо большее. Продукт, который производят пользователи, зачастую гораздо более качественный, чем производят медиа, при том что существует целый класс пользователей, которые производят контент исключительно для ВКонтакте.

Год назад, Андрей [Законов] будет об этом говорить, мы запустили первый продукт, который лег в основу этой истории, которую мы рассказываем. История эта — связь. Как мы обеспечим связь авторов, создателей контента, и аудитории. И второй продукт мы будем презентовать завтра, сейчас Андрей об этом тоже расскажет.

Смысл в чем. В какой-то момент у нас возникла задача. Мы как площадка — это относится ко всему интернету и к ВКонтакте в частности — стали огромной платформой для людей, чтобы они смогли самовыразиться на ней, найти свою аудиторию и de facto работали очень неплохо как социальный лифт. Duran, Gudim, Макс Корж, рэпер Face последний, Скриптонит

Амзин: Это, по вашему делению — творцы?

Паранько и Законов: Авторы, да.

Амзин: В дихотомии медиа и творцы — это творцы. Duran, то есть, это не медиа.

Паранько: Нет, это не медиа, это творец. Они получили возможность вещать на огромную аудиторию, на десятки миллионов человек. И в какой-то момент, когда поле было спокойным и не перенасыщенным информацией, этот социальный лифт работал. Люди могли делиться своим творчеством, находить поклонников и неплохо развиваться. Дальше это выходило в офлайновые активности. Заработала рекомендательная составляющая, основанная на пользовательских рекомендациях. Пользователи советовали друг другу — послушай, например, «Скриптонита».

Эта часть никуда не делась, но информационный шум, как ты прекрасно понимаешь, за последние годы только растет. В какой-то момент ты находишься на восьмом году жизни своей личной страницы, ты подписан на 400 пабликов, на часть из которых ты подписался восемь лет назад. Твои интересы поменялись, твой социальный граф поменялся, все эти сущности плодят контент. Контент от пользователей, пабликов, групп — ты начинаешь задыхаться в информационном потоке.

Год назад Андрей предоставил решение — как почистить информационное поле и дать человеку самое важное. Это первый столп, на котором стоит наша новая экосистема. Второй момент — когда мы запустили эту технологию, мы обнаружили, что с ее помощью можно наладить связь вещателя/издателя/автора/творца с любым членом нашей социальной сети, с любым пользователем.

Это открывает огромные возможности для нового творческого ренессанса, когда мы можем среди 100 миллионов пользователей найти те 5000, которые могут оценить тебя. В принципе, мы говорим о новой экономике цифр, когда тебе не нужно гнаться за миллионом просмотров, миллионом подписчиков. Да, если ты человек из мейнстрима, если твое творчество очень доступно и легко распространяется, то у тебя будет миллион. У тебя будет и пять, и десять.

Но если ты человек, который делает нишевую историю и хочет в ней оставаться, значит, шансов у тебя практически не было. Ты гиб в этом информационном шуме, нишам было очень сложно. Сейчас технологии, которые разработал Андрей, позволяют нам перелопачивать огромный массив информации для того, чтобы найти тех людей, которые будут интересоваться твоим творчеством.

Фактически, возникает философский вопрос — что такое творчество? Я разделяю созидание, когда ты фактически из ничего что-то производишь. Это процесс созидания. И творчество — момент, когда твоя работа, будь то трек, аудио, видео, текст, фото — преломляется в чьем-то сознании. Как только ты находишь человека, который готов оценить твое сообщение как нечто с добавленной стоимостью, появляется творчество.

De facto, если упрощать, есть две фазы любой записи, которую ты публикуешь в социальной сети. Первая — это сообщение, которое может быть никак не воспринято людьми. Что-то в ленте промелькнуло. И второй момент, когда мы точно можем найти людей — с помощью компьютерного зрения, с помощью алгоритмов, с помощью неочевидных сигналов и логики — и эти люди оценят. Здесь возникает момент творчества.

Амзин: Если заниматься словотворчеством, это твои «соконтекстники»?

Паранько: Очень хорошо, почему бы и нет. Наша задача — это связь. Позже я дополню о поддержке автора. И если говорить об экосистеме, которая живет, нельзя создать экосистему. Можно создать предпосылки к экосистеме, потому что экосистема — это то, что наполняет тебя. Собственно, у нас есть связь человека с подписчиками и человека с новой аудиторией, у нас есть деньги — об этом будет говорить Андрей [Новосельский], у нас есть понимание — как мы можем с помощью технологий другого Андрея поддержать автора. Об этом я скажу еще в конце.

Амзин: Давайте я пущу диктофон по кругу. Андрей?

Законов: Вопрос все тот же или новый?

Амзин: У меня вопрос обновился. Верно ли я понимаю, что тот прошлогодний продукт, о котором говорил Сергей — алгоритмическая лента ВК?

Законов: Да. Я думаю, сегодня интересно про два продукта сразу говорить. Про алгоритмическую ленту, которую запустили в 2016 году и — второй продукт — «Рекомендации».

Амзин: Он так и называется?

Рекомендации

Законов: Да. Это раздел «Рекомендации». Лента — то, что соединяет автора с его подписчиками, появилась в далеком 2010 году. Лента новостей была простым понятным инструментом, который позволяет нам общаться, и все было классно. Со временем Лента стала ключевым разделом сайта для наших пользователей и для авторов.

Мы видим, что с каждым годом активность в Ленте у пользователей все больше и больше. Сейчас ежедневно просматривают 9 миллиардов записей. Это огромное число, больше 150 записей на каждого человека, если в среднем посчитать по аудитории. В Ленте стали проводить очень много времени, просматривать очень много контента. Но при всем при этом количество контента за эти годы выросло еще сильнее, прямо в несколько раз. Несмотря на то, что мы проводим больше времени в Ленте, мы просматриваем ее меньшую часть.

До недавнего времени возникала понятная проблема — мы пропускали то, что важно. Мы смотрели некоторое случайное подмножество постов и важные посты близких друзей и любимых сообществ могли легко пропустить.

В 2016 году с помощью алгоритмов искусственного интеллекта мы запустили новый режим формирования Ленты. Мы хорошо поработали над технологиями и научились показывать то, что важно — выше. Если есть буквально пара минут, чтобы проверить Ленту, как у нас часто бывает — по пути на работу или в очереди за кофе, этой пары минут нам точно хватит, чтобы узнать самое важное.

Амзин: Пиковое.

Законов: Да. Пиковое. Близкий друг что-то написал. Близкому другу как автору вот что важно: он уверен, что, если он написал пост, я узнал эту новую информацию. И с точки зрения авторов, тех, кто создает контент, если музыкант зарелизил новый трек на нашей платформе, а я слушаю этого музыканта, то я тоже это вижу, потому что это офигенная новость. Вот этих двух минут мне, в принципе, хватит.

Если у меня больше времени, я мог бы пойти дальше и прочитать все остальное. Это не значит, что все другие новости там…мы не делим новости на хорошие и плохие. Есть то, что действительно важно и точно не хочется пропустить. Если времени больше, просмотрим все остальное.

Амзин: Как оно узнаёт, что мне важно?

Законов: Это как раз интересная задача, которой мы занялись. Как нам понять, что важно. Мы хотим для каждого пользователя, 60 миллионов уникальных пользователей, у каждого свои уникальные интересы, и мы хотим понять — кому что важно. Один и тот же пост мне важен, а моему соседу совсем не важен. Это уникально.

Тут как раз начинается большая часть про алгоритмы. Для начала мы научили наши алгоритмы хорошо разбираться в контенте. Для этого у нас есть нейронная сеть, которая анализирует тексты. Мы под текстом понимаем тематику.

У нас есть технология компьютерного зрения, которая разбирает весь медиаконтент, который загружается. Определяет, какие объекты есть на изображениях, эти объекты становятся информацией, помогающей понять тематику.

Амзин: Можно пример?

Законов: Самое банальное. Есть пост, в нем нет никакого текста, но выложена красивая фотография машины. Технологией компьютерного зрения мы понимаем — окей, это машина. Если пользователь разглядывает эту фотку, сохранил ее себе, кому-то переслал, лайкнул — значит, он заинтересовался.

Если таких постов сотни, мы видим, что пользователю картинки с машинами нравятся больше. Это такой надуманный пример. Или есть фотография — футбольный матч. Понятно, это про спорт, это про футбол. Но на самом деле, чтоб понять тематику, мы смотрим на все. Мы смотрим на автора, потому что автор обычно…автор часто пишет в выделенную тематику. Мы смотрим на текст записи. Смотрим на загруженный медиаконтент. На ссылки, которые могут быть в записи. Все это, большое количество факторов, позволяет алгоритму понять тематики.

На деле есть сотни тематик, на которые мы поделили контент. И теперь для каждого контента знаем, в какой он тематике, для каждого пользователя знаем, какие тематики ему ближе.

Амзин: Но этот классификатор [тематик], очевидно, расширяется?

Законов: Конечно. Так как новые тематики постоянно появляются. Простой пример. Блокчейн в какой-то момент не особенно обсуждали и тут хоп! появляется новая тематика. Куча контента, тем, и тут наша задача — быстро обучиться. Если пользователь почитал первую, вторую ссылку про блокчейн, то мы понимаем — о, эта тематика интересна. И тут мы максимально быстро обучаемся, чтобы вы зашли завтра, а новостей про блокчейн еще больше.

Амзин: В связи с этим два вопроса. Первый вопрос про абстрактные жанры [медиаконтента]. Про веб-комиксы, например. Или про диаграммы, графики. Распознается ли это?

Законов: На самом деле, список тематик не составляется руками.

Амзин: Я понимаю.

Законов: [Наш классификатор] — это то, что выделяется автоматически. У нас есть сотни миллионов постов, мы превратили текст в машинное представление, мы распознали все эти объекты и дальше мы автоматически разбили на сотни кластеров, на сотни групп с похожим контентом. Похожим с точки зрения некоей математической модели.

Дальше эти новые тематики мы постоянно добавляем, анализируя новый контент. То есть ответ на вопрос «в какую категорию у нас попадет комикс или пост с графиком».

Амзин: Нет, про тематические категории очевидно. Я имел в виду, что, очень условно, насколько я себе представляю контент с комиксами — Лентач, Образовач, xkcd, Oatmeal — мы можем как люди ожидать саркастических или научно-популярных вещей [присущих визуальному жанру]. Кажется очевидным, что пока вряд ли создана нейронная сеть, способная по прочтении понять сарказм веб-комикса и как-то его содержание тематически классифицировать. Есть тематики, а есть форматы. Меня интересуют форматы изображений/медиаконтента.

Законов: Ответа точного нет, так как я не знаю, какие у нас есть тематики, глазами их не просматриваю. Но я думаю, что алгоритмы сейчас на том уровне, что они в принципе способны понять — эти тексты с неким сарказмом. Понятно по тем же словам, сочетаниям слов. Все комиксы, для технологии компьютерного зрения напоминают друг друга. Есть хорошая вероятность, что саркастический текст и картинки похожие друг на друга образовали кластер.

И вторая часть, до которой мы пока не дошли, тоже отвечает на этот вопрос. Мы, в первую очередь, социальная сеть, и это наша сильная сторона. Мы знаем, кто что читает, кто на что подписан. Это нам очень помогает. Пользователи сами дают подсказки, какой контент похож. Если пользователь подписан на это сообщество, это и вот то, это сильный сигнал.

Паранько: Тут важно сказать вот что. Сами сущности —они непринципиальны. Принципиально то, как человек взаимодействует. И, это очень важно — как правильно доставить человеку контент, который он готов потребить. В какое время, в каком месте, в какой форме. Как раз нейронка в данном случае полностью закрывает этот вопрос.

Раньше (Сергей говорит о своем опыте на посту редакционного директора в Mail.ru — прим.ред.) ставили редакционные метрики, анализировали медиапотребление, говорили, что к обеду надо не выкладывать длинные видео или посты — и перестраивали редакционную политику. Сейчас то, что мы делаем для автора, для издателя — универсальная уникальная платформа, куда ты просто загружаешь свой контент. И уже технология Андрея решит, в какой момент тому или иному пользователю, основываясь на его предпочтениях, надо показать ту или иную штуку. Контент может догнать его и вечером, и утром, тематика может меняться. Днем тебя интересуют рабочие вопросы, вечером ты готов к другим темам, к теме своего хобби. Большие видео к тебе приедут вечером, короткие картинки — днем. В этом, собственно, смысл. Какой будет контент — каждый посылает свои сигналы…с художниками все в принципе хорошо, неплохо.

Амзин: Про сигналы как раз был мой второй вопрос, который я все порываюсь задать. Сейчас было названо два вида сигналов. На что человек подписан — его социальный граф. И его взаимодействие с контентом. Залайкал он что-то, расшарил и так далее.

Паранько и Законов: Там десятки взаимодействий.

Паранько: Неправильно считать, что лайки и шары сильно влияют.

Законов: А отсутствие взаимодействия это тоже сигнал, например. Если быстро или медленно промотать запись — это все [разные] сигналы.

Амзин: Это был один из основных компонентов моего вопроса. Учитывается ли время, которое я потратил на потребление даже без выраженного взаимодействия. Если я залип на какой-то картинке, это учитывается.

Законов: Да.

Паранько: Учитывается. Более того, учитывается тот факт, что ты кликнешь на картинку.

Амзин: Да, я понимаю, что это тоже взаимодействие.

Законов: И на самом деле, время как раз интересный фактор, потому что для его правильного учета надо учитывать платформу, с которой происходит просмотр, и, конечно же, формат. На картинку кому-то может быть достаточно одной секунды. Важен человек. У каждого человека есть некая своя скорость просмотра. Есть средняя скорость просмотра, так как у нас много данных и каждый день просматривается по 150 постов, можно понять [отклонение]. За год набирается много.

Мы [многое] знаем [про картинки]. Например, сколько текста. Про картинки понимаем —это фотография или изображение, где много текста. Если изображение с текстом, то одной секунды, наверное не хватит, чтобы прочесть пять предложений. Если это просто фотка, возможно, одной секунды вполне достаточно.

Амзин: Тут у меня внезапный вопрос ко второму Андрею, [Новосельскому]. Есть же отраслевые рекомендации по видимости рекламных объявлений, где требуется, в частности следующее. 50% рекламного объявления должно быть видно в течение двух последовательных секунд. Каким-то образом эти отраслевые стандарты сочетаются с тем, что разработали для рекомендаций? Это ведь тоже визуальный контент, а индустрия относительно коммерческого визуального контента уже пришла к консенсусу. Если я правильно понял, сейчас подобные расчеты можно делать на индивидуальном уровне — потребит ли тот или иной человек тот или иной контент за определенное время.

Новосельский: По сути то, что я делаю для рекламы со своими стандартами, в сильно измененном виде применяется для того, чтобы оценивать ваш интерес к тому или иному контенту. Там действительно сотни факторов, и лайки и даже время просмотра — это далеко не самый очевидный и важный фактор ранжирования. И не самый важный [для] понимания системой, интересен контент или нет.

Там есть разные штуки. Например, вы зашли в какую-то новую тематику, и она очевидно сейчас вам будет интересна. Если вы никогда не интересовались кулинарией и вдруг начали, то в этот момент вам, наверное, лучше показать больше про кулинарию, чем про журналистику, про которую вы все знаете уже. Так что да, это во многом похоже на стандарты, которые есть в рекламе, но, конечно, со своей спецификой огромной.

Амзин: Рекомендации как продукт предполагают, что в ленте рекомендованного будут появляться коммерциализированные объявления. В этом случае мы руководствуемся отраслевыми рекламными стандартами или стандартами, заданными нейронной сетью, изучившей данного пользователя?

Новосельский: Напрямую рекламные стандарты не используются для рекомендаций или для умной ленты, но это во многом похожие вещи.

Законов: Раз мы заговорили про рекламу…в целом надо понимать, что рекламный промопост это нативный формат. И если я вижу этот пост как рекламный, то подписчики этого сообщества могут увидеть его как просто пост. Это классная нативная часть, и если применить алгоритмы, чтобы эта часть была релевантной, то реклама внутри рекомендаций может быть достаточно гармоничной.

Амзин: Недавно [крупнейший в мире закупщик рекламы] GroupM ослабил свои требования к просматриваемости видео в социальных сетях. Теперь они считают допустимым автовоспроизведение таких видео, и это лучше повлияет на площадки. У вас же, если говорить научным языков, в гомогенной ленте постов мы можем не различать рекламу и рекомендации, потому что это будет одинаково интересно. Было бы здорово сделать следующий шаг и сказать, что применяются одни и те же метрики для учета потребления.

Законов: Возможно, Андрей Новосельский добавит, но мне кажется, что мы сейчас разделяем рекламные стандарты и свои. Мы у себя внутри хотим куда более точное деление получить. У нас нет формата «ноль/один» — заинтересовался или не заинтересовался. Мы хотим плавную [характеристику], процент интереса. У нас все сложнее и нам, чтобы все хорошо делать, надо уходить в куда более сложные критерии.

Амзин: Давайте подведем промежуточный итог. Как я вас всех понял. У нас есть некая будущая группа «Грибы». Она выкатила свой альбом, запись или просто текст каких-нибудь сказок и благодаря рекомендациям нашла те пять, десять, сто тысяч человек, которые этим, безусловно, заинтересовались. Что им как авторам от этого?

Сейчас и уже очень давно популярность в социальных средах измеряют охватом, миллионами просмотров. СМИ для себя решают, что про новый клип Шнура надо написать после того как он собрал больше пяти миллионов просмотров и так далее.

Паранько: Ты сам ответил на свой вопрос. Каждому автору с его творчеством важны социальные поглаживания, выход к публике. Но это вторичная история. Первое — это, конечно, охват. Если ты ждешь поощрения, а это важно для любого творческого человека, то для тебя важно, сколько человек ты можешь охватить своим творчеством.

При этом по-хорошему тебя интересует, сколько релевантных человек ты охватишь творчеством. Это не все понимают. Чаще всего идет гонка за количеством просмотров и это как раз то, что убивает в итоге творчество. Потому что в старой парадигме SMM, когда ты четко знаешь, что надо в 9:58 опубликовать пост, он пойдет в ленты, где-то как-то кого-то достанет. Ты получаешь красивые цифры, но ты ими обманываешься, потому что это не те люди, с которыми ты общаешься.

Наше видение следующее. Ты находишь эту аудиторию, часть этих людей конвертируется в твои подписки и становится твоим сообществом. Маклюэн говорил, что медиа — это сообщение, а мы говорим, что медиа — это общение. Это сообщество, которое автор строит вокруг себя.

Что дальше делать с этим сообществом, любому автору, который хочет стать коммерческим, я думаю, в принципе, понятно. Даже если ты не хочешь быть коммерческим, не хочешь монетизировать…музыкант, например, говорит —я еду в ваш город с туром (мы ему поможем узнать в какой город). Художник рассказывает — я рисую портреты, рисую книгу.

Релевантную аудиторию ты можешь монетизировать. Например, донатами на автопродлении. Если у тебя всего лишь пять тысяч человек, это не всего лишь — это армия поклонников. И ты такой: ребята, я сейчас работаю на очень скучной работе, давайте вы будете 50 рублей в месяц мне по подписке скидывать, а я нарисую вам через год нарисую книгу.

Амзин: Кто из вас расскажет про подписку?

Паранько: Я не будут говорить тебе про подписку в целом, потому что это не то, о чем мы собираемся рассказывать завтра. Но у нас сейчас есть приложение доната ВКонтакте. Сообщество может его подлючить и собирать деньги с аудитории. Там нет сейчас автопролонгации, но it depends. Я сейчас не буду подписываться не под какие планы или сроки, но это то, куда идет в принципе цифровая экономика.

Автор решает несколько задач всегда. Первая — докричаться сквозь информационный шум. Окей, у меня есть мои тысячи подписчиков, но как с ними работать, как до них донести информацию? Второе — где мне найти новых людей? Все это будет монетизировано всеми кто как умеет — в офлайне, в онлайне, любыми методами. Но если у тебя есть те люди, которые заинтересованы в твоем творчестве, и ты построил сообщество… Если ты не делаешь сообщение, а делаешь общение, то эта история придет.

Была тема о том, что интернет поломал в принципе индустрию культурных развлечений. Он снизил порог вхождения, и это здорово. Он прибил армию gatekeeper’ов, которые не пускали никого и никуда, потому что ты недостаточно хорош, недостаточно популярен. Но при этом без механизмов связи с релевантной аудиторией все это выглядит как ярмарка. Ты туда пришел, вокруг люди, ты ходишь, кричишь клевую свою песню, а в ответ в тебя кидают помидоры или монетки.

Мы собираем тебе твою личную аудиторию, и тут уж все зависит от того, насколько ты в контексте или ты нишевый. Нет ничего плохого в том, чтобы быть нишевым. Наоборот, это разнообразие.

Более того, когда мы говорим «автор», я постоянно привожу эти примеры — художник, музыкант — потому что так привычно. Но автор — это что-то большее. Ты можешь днем быть маклером на бирже, а вечером разбирать экономическую повестку для обывателя и быть экономическим блогером. И послезавтра тебя какая-нибудь нейронка на бирже заменит, скорее всего, потому что они значительно быстрее. А вот рассказывать людям о том, почему курс рубля скаканул, ты еще можешь долго. Это как раз большая история, которую мы хотим создать.

Медиапотребление

Амзин: Хорошо. Тогда расскажите мне, пожалуйста, как рекомендации меняют саму схему потребления ВКонтакте. Если меня интересует журналистика, то по уму я в рекомендательной ленте должен увидеть не только то, что я нашел и на что подписался, но и…

Паранько: Ты в принципе не увидишь то, на что ты подписался. У рекомендаций, Андрей расскажет, есть очень клевый эффект. Они тебя выводят из информационного пузыря, в который ты сам себя загнал подпиской. И задача системы, которую спроектировал и развивает Андрей — в предсказывании, какой контент тебе понравится. И в нее заложена — Андрей, подтверди или опровергни — ошибиться. Рекомендация — это всегда попытка показать тебе, мол, смотри, есть что-то еще. Выйди за пределы. Если мы ошибаемся, это хороший результат, потому что ты четко говоришь — нет, это мне точно не нравится. Поэтому это всегда выход из информационного пузыря.

Амзин: Так вот, мой вопрос был — зачем мне нужны подписки в таком случае?

Паранько: Ну как зачем? Ты находишь клевого автора. У тебя в ленте сейчас те ребята, на которых ты подписался. Я, например, подписан на тебя, потому что хочу получать твои обновления. А в рекомендациях у тебя те ребята, на которых ты не подписался. Их постоянно много. Их, грубо, 60 миллионов аудитории, и хотя не каждый из них что-то производит, это огромное количество постов. В какой-то момент ты понимаешь, что это человек интересен и ты готов его зафолловить, чтобы следить за ним.

Амзин: Я примерно такой же вопрос задавал Яндекс.Дзену. Они тоже ввели кнопку подписки на канал. Я спросил, что она дает, если система настраивается по векторам интересов. Они сказали, что это просто существенно, но не со стопроцентной гарантией повышает вероятность, что этот источник появится в выдаче.

Паранько: Но у нас получается две точки входа. В одной всегда новое, а в другой ребята, которые нужны. Технология работала бы плохо, если бы в Ленте была бы хронология, например. Там было бы очень много шума. А так в Ленте ты получаешь адресно то, что тебе подходит. Что ты готов сейчас потребить, то, что тебе интересно. В Discovery (рекомендациях) ты получаешь общий контекст. Он плавающий. Он постоянно будет смотреть на новые тренды. Он будет видеть биткойны, будет предлагать.

(смех)

Паранько: Я имею в виду тему «биткойны». Не бери, мой тебе совет. Не бери. Discover — это всегда сущность, которая меняется и ведет тебя за собой. Открывает тебе какие-то новые горизонты. И если ты сейчас заинтересован темой, то логично подписаться на того чувака, которого ты встретил, потому что есть шанс, что через 7 дней он начнет исчезать из сферы твоих интересов.

И теперь не страшно подписываться на кого бы ты ни захотел. Технология Андрея рассортирует 500 и 1000 страниц, на которые ты подпишешься. Она действительно сделает так, что ты не пропустишь чего-то важного и интересного.

Законов: Я бы добавил, что мы пока заранее не знаем, как поменяется потребление. Это новый продукт, мы его только запускаем. Как я для себя это вижу. Лента — это общение, это то, что позволяет мне общаться, читать тех авторов, которых я выбрал. Моих друзей. Я точно знаю, что эти люди мне интересны, эти авторы мне интересны. Этот музыкальный исполнитель создает классные треки, я хочу его слушать, я хочу его точно не пропустить.

В Ленте я не только читаю. Я общаюсь в комментариях, я сам пишу посты, и мои друзья со мною общаются. Это мой круг общения в социальном мире.

Рекомендации отвечают на другой вопрос: а что еще есть интересного? В какой-то момент есть наши интересы, наши выбранные авторы, иногда нам хочется чего-то еще. Процесс поиска долгий, сложный, подписка — это ответственный шаг, я впускаю в свою ленту новостей человека.

Амзин: Но все равно же, так как Лента алгоритмическая, при подписке нет стопроцентной вероятности, что человек, на которого я подпишусь, обязательно появится в моей Ленте. Что все его посты там появятся.

(голоса — в перспективе он туда, конечно, попадет…)

Законов: Он туда попадет, если все записи прочитаны. Если довести до крайности: если подписаться на 10 миллионов авторов, то в Ленте мы получили бы второй раздел Рекомендаций. Но это крайности. На деле Лента — это возможность явно указать, с кем я хочу общаться. Рекомендации —это когда я хочу повыбирать, и алгоритмы мне помогают.

Даже у раздела Рекомендаций может быть два разных паттерна использования. Один паттерн — когда я целенаправленно иду в Рекомендации, нахожу новых классных авторов, подписываюсь и продолжаю с ними взаимодействовать в Ленте. Может быть и другой паттерн — когда мне просто нравится процесс. Зайдя в Рекомендации, я ни на кого не собираюсь подписываться. Может быть, моя Лента только для моих друзей, я так решил.

Я думаю, есть два разных паттерна использования даже у тех же Рекомендаций. А может быть их будет больше — это то, что мы сейчас, заранее, предполагаем. Ну и задумка в том, что мы создаем продукт. У нас есть удобный продукт — Лента, у нас есть продукт рекомендаций, который классно будет все подбирать. А дальше каждый пользователь уже уникально будет выбирать тот вариант использования, который удобный.

Амзин: Окей. Следующий вопрос, как и про любую рекомендательную систему: как я скажу, что она плохо работает?

Паранько: Ей? Ты сообщишь.

Тираж и подбор аудитории

Законов: Там есть очевидный сигнал, можно для каждой записи сказать, что это не интересно. Это такой прямо очевидный, явный сигнал. Но в целом, мы в Ленте научились классно это понимать уже по куче неочевидных сигналов. Опять же, вот всё это время просмотра, переход в сообщество, открытие фотографий, там, повторный интерес к записи. То есть, если говорить про рекомендации, то мы, понятно, использовали всё, что было в Ленте, а это уже очень крутые технологии. Алгоритмы научились хорошо за год разбираться во всех этих вещах, но мы пошли дальше, и мы создали новый алгоритм — Прометей. Прометей — это нейронная сеть, которая подбирает классный контент именно с учетом специфики раздела рекомендаций. Можно выделить несколько таких важных новых факторов, которые он учитывает. Даже не новых, а именно которые для рекомендаций актуальны и важны.

Первая — Прометей подбирает хороших авторов, которые в рекомендациях заинтересуют.

Паранько: Интересных, которые привлекают внимание.

Законов: Да. Мы очень внимательно слушаем аудиторию, как подписчики реагируют на контент автора, насколько контент автора становится виральным, насколько он интересен новым пользователям. Если пользователи подписались, то очень важно — они продолжают читать автора или новый контент, который выходит, не соответствует ожиданиям, и они отписываются. Это все важные сигналы, по которым алгоритм понимает.

Амзин: То есть либо они отписываются, либо они не реагируют?

Законов: Или они отписываются, да, или начинают скипать в ленте — получается бессмысленная подписка. В какой-то момент я дал очень сильный сигнал «всё, хочу читать», а потом начинаю его скипать в ленте – значит, что, в общем-то, есть какие-то сложности. Это первое. Второе — мы как раз экспериментируем с тематиками. Этот алгоритм смотрит, чтобы рекомендации не были просто продолжением ленты. То есть если у меня уже вся лента про нейронные сети и технологии, то зайдя в рекомендации, я не хочу еще больше увидеть про нейронные сети и еще больше про технологии, нет. Интересно некоторое разнообразие, интересно предвосхищать интерес. У нас есть множество тематик.

Амзин: Можно пример?

Законов: Ну, например, иногда мы просто экспериментируем с новыми тематиками. Некий такой подход, когда мы пробуем и смотрим на реакцию. Можно предложить мне посты про путешествия. И посмотреть: если я увидел один-второй пост, проигнорировал их — ну, значит, это не моя тематика. А может быть я заинтересуюсь. Можно предложить более близкие мне посты, кейсы, если мне интересны нейронные кейсы, то вот блокчейн меня вполне может заинтересовать — это тоже технологии. Но главное — это смотреть на реакцию и быстро обучаться. Вся крутость алгоритмов в том, что они слушают пользователя и быстро учитывают его интерес. Нет заранее алгоритма, который расскажет по пользователю, что ему понравится, что — нет. У нас 60 миллионов уникальных пользователей, это в принципе невозможно. Но мы научили алгоритм слушать пользователя и обучаться.

Паранько: Это, кстати, важно. Когда я говорю, про выход из информационного пузыря, что у нас в рекомендациях заложена определенная возможность неправильно предугадать, это как раз то, о чем говорит Андрей. Мы пробуем, и видим, как человек реагирует, какие ему по новые темы.

Еще хотел добавить нюанс — ты спрашивал про то, как реагируют на контент пользователи. Это важная история, это важно для тех, кто создает. Но это типичная тема из наших классических с тобой медиа: у тебя есть редакционная политика, и ей нужно следовать. Грубо говоря, если бы журнал Wired завтра вышел полностью с контентом Плейбоя, все очень бы удивились, и, наверное, раскупили бы весь тираж; но если бы он продолжал выходить каждую неделю с контентом Плейбоя, вполне возможно, он бы потерял бы тиражи, и ребята бы выбрали Плейбой.

То же самое и у нас: ты можешь опубликовать какой-то сверхпровокативный, сверхстранный пост, который не относится никак к твоему сообществу — если это что-то простое, желтое, это всегда будет вызывать много реакции. Система, которая видела, что раньше на тебя реагировали умеренно и нормально, обращает внимание на огромный взлет, охват на каком-то странном посте — это норма, на самом-то деле. Другой вопрос, что мы при этом получаем огромное количество даже не каких-то скрытых сигналов, а огромное количество аудитории «что это, я отписываюсь». Ну, не отписываюсь, а просто – «скрыть этот пост». И эти сигналы приведут к тому, что твой тираж дальше не будут выкупать. Поэтому каждый человек, который ведет, собственно, что-то тематическое, должен себе отдавать отчет, что можно разово хайпануть, но это сильно ударит по продажам будущих тиражей. Хотя разовый хайп — абсолютно понятная, нормальная история, она взлетит, все очень удивятся, все клюнут. Но потом, скорее всего, ты получишь кучу негативного фидбека от пользователей.

Амзин: Хорошо. У меня еще два вопроса к вам двоим. Первое – высоко ли для… Как сказать… Сейчас, конечно, любые авторы, любые СМИ, любые кто угодно ориентируются именно на рост охвата, ну, вместе с engagement rate, но, в принципе, чем больше охват, тем круче. Сережа сказал правильную очень вещь, употребил несколько раз слово «тираж». Фактически с рекомендательной вот этой вот штукой мы переходим в парадигму тиража. То есть, есть некоторые лояльные читатели, которые оформили подписку, хоть и в системе символической оплаты и символической экономики.

Паранько:  Время стоит дорого!

Амзин: Да, бесконечное количество денег оно стоит, потому что не возобновляется, естественно. Мой вопрос таков — первый — на что теперь ориентироваться нишевым авторам, которые раньше верили (безосновательно, надо сказать) в то, что они могут быть миллионщиками, а сейчас есть некий, так или иначе установленный вами стеклянный потолок. Ну, то есть, не знаю, какая-то пост-грандж-хип-хоп-этническая группа вряд ли наберет больше пяти тысяч человек.

Паранько:  Ну да, у нее емкость какая-то. Я бы сказал, что это не потолок, мы, наоборот, дали ей эти пять тысяч. Скорее всего, пост-грандж-этническая группа в родном городе набрала бы человек сто и на этом ее путь бы закончился.

Амзин: Но когда она достигает чего-то…

Паранько: Да, безусловно у тебя есть емкость. Ты либо меняешь направление, либо… Я лично отвечу так: я считаю, что мы всегда должны ориентироваться на сообщество, в конечном итоге. Ты работаешь для людей. Конечно, ты творишь потому что у тебя есть внутренний порыв, может быть ты хочешь отдачи — в любом случае сообщество будет мерилом. Мерилом твоего творчества будет сообщество, и это самое главное. Ну и, в принципе, сама история из разряда «мне бы миллион подписчиков и миллион лайков» — она странная. Потому что просто для аналогии — сейчас все покупают таргетированную рекламу.

Когда ты покупаешь таргетированную рекламу ты не хочешь миллион подписчиков, ты: «А можно мне мои две с половиной тысячи, я готов за них заплатить!». Ты не разбрасываешься вокруг деньгами. Тогда что происходит, когда пытаешься набрать миллион подписчиков? Скорее всего, происходит следующее: у тебя там орава нерелевантных персонажей, которые очень сильно зашумляют своими сигналами эфир. И ты de facto теряешь свою аудиторию, до которой ты мог бы достучаться. Поэтому главное, на что ты должен смотреть, — это на сообщество. Работать с ним. Ну и, в принципе, это твое, мы даем тебе твоих людей — общайся с ними, дальше выстраивай с ними коммуникацию, они тебя еще и на зарплату примут в конечном итоге.

Амзин: То есть это как в знаменитом манифесте Анонимуса «Мы не твоя персональная армия», а вы, наоборот, строите свою персональную армию. Окей.

Законов: Я бы еще на эту тему добавил. Я согласен с Сережей, но мы точно не создаем некий потолок. Мы слушаем пользователей. Окей, есть некое нишевое сообщество, проще всего представить какие-нибудь региональные новости. Очевидно, мы, в принципе, можем показать новости небольшого города на пятьсот тысяч жителей больше аудитории, но маловероятно, что пользователи заинтересуются.

Более того, на самом деле так внутри алгоритмы и обучаются. Изначально алгоритм не знает, кому этот пост интересен. Он про каких-то пользователей уверен — проанализировал пост, интересы пользователей, социальные графы, так далее, про каких-то пользователей он не знает. Алгоритм попробует — давайте попробуем показать. Нет, интереса эта новость не вызывает. И в таком случае как раз алгоритм находит эту нишу, эту емкость, которая есть. Но с другой стороны, если автор вдруг начнет рассказывать про новости своего города настолько интересно, что жителям Москвы тоже будет классно начать читать, может быть он так офигенно рассказывает, что там происходит, то мы тут как раз точно не становимся потолком. Если пользователи из Москвы начали его читать, если им кажется, что у него классный авторский стиль, у него офигенные иллюстрации — ну, супер, он вполне может выйти за пределы…

Паранько: Ну да, и новости Комсомольск-Камчатска тоже могут пригодиться здесь, если их рассказывать интересно.

Законов: И мне кажется, в социальных сетях есть такие примеры, когда люди пишут про Дальний Восток, но так офигенно пишут, что мы там, и такие офигенные иллюстрации выкладывают, рассказывают про природу и путешествия, когда мы в Петербурге подписываемся и начинаем читать, нам становится интересно.

Паранько: В общем, суммируя, потолок существует, но он устанавливается не нами. Это потолок емкости каждого автора.

Законов: Я бы сказал даже – контента, одного поста.

Паранько: Согласен.

Амзин: Совокупности интересов.

Паранько: Да. Если ты сегодня скажешь, что больше не будешь делать грандж, а начнешь делать поп, то скорее всего, твоя аудитория увеличится.

Амзин: Ну а другая отвалится – предыдущая.

Паранько: Да.

Деньги, слава и помощь

Амзин: Ну а второй вопрос – в самом-самом-самом начале нашей беседы прозвучало то, что я услышал, как чуть ли не «денежное стимулирование авторов». Можно ли про это?

Паранько: Ну, опять же, как я говорил, мы сейчас находимся в начале нашего пути. Потом, сегодня мы говорим о связи и о поддержке, вот. Но, в принципе, если посмотреть на то, как развивается интернет, то крауд — люди же давно поддерживают друг друга. Мы видим, не знаю, пример Kickstarter, Planeta.ru, Patreon, например, и сейчас аудитория… Авторы приводят аудиторию из каких-то своих социальных сервисов и дальше пытаются монетизировать. Мы пока не будем говорить, что мы собираемся взять на себя эту роль. Пока мы все же хотим обеспечить идеальную точечную связь. Но, грубо говоря, уже существует достаточно сервисов для того, чтобы ты свою аудиторию точечную, свое сообщество, мог попросить тебе помочь, на самом деле. Поэтому здесь самое главное, на самом деле, найти этих людей, которые готовы подписаться на твое творчество. А уж монетизация — сейчас такие сервисы есть. Поэтому пока мы выпилимся из этой беседы. Но в принципе меня этот вопрос интересует, я считаю, что там, где есть аудитория, можно добавить небольшой компонент подписки на творчество автора. Но это требует дополнительной разработки, дополнительного продумывания. Потому что автор должен что-то дать своей аудитории, своему сообществу интересного – взамен, понятное дело.

Амзин: Окей. Тогда у меня вопрос к Андрею номер два. С точки зрения разработки рекламных продуктов, каковы перспективы рекомендаций?

Новосельский: Шикарные перспективы.

Амзин: А конкретней?

Новосельский: Я не знаю точных чисел, но очевидно, что, когда вы смотрите [в Рекомендациях] какую-то новую информацию для вас, хорошо подобранную только для вас, уровень вовлеченности иногда выше, чем в вашей ленте, на которую вы сами подписывались.

Амзин: А почему это происходит? Ведь в Ленте я сам подписывался, я тоже дал большое количество данных о том, как я люблю читать.

Паранько: Так [ред]политика-то уехала у издания, например, — и все. Или ты другим стал.

Амзин: То есть это благодаря тому, что раньше я любил Avril Lavigne, а сейчас, допустим, группу Громыка. Окей.

Паранько: Легко, прошло пять лет – и все.

Новосельский: Более того, естественно, мы запускаем с тестами, рекомендации тестировались. И у нас уже есть какие-то числа, что в ленте Рекомендаций, которая уже сейчас есть в приложении, те пользователи, которые до нее доходили, они там проводили много времени. И для нас, для рекламщиков, это хорошая новость, потому что появляется еще одно место где мы можем размещать рекламу в том же формате, как и в основной ленте – это промопосты, которые для нас сейчас являются, очевидно, главным источником выручки и всего такого. Для нас это хорошая новость.

Амзин: Известно из западных СМИ, что у Facebook большие проблемы с поиском других мест для монетизации, кроме Ленты. Прав ли я буду, если скажу, что в принципе, если потенциал ленты новостей не исчерпан, то его краешек уже виден как источника рекламной выручки, и именно поэтому вы так радуетесь Рекомендациям? Одна из причин?

Новосельский: Ну, во-первых, у нас еще нет таких проблем, как у фейсбука. Мы растем за последний год, точное число не помню, но около шестидесяти процентов и в деньгах, и во всех других показателях. И краешек для нас еще далеко не виден, потому что у нас и низкая нагрузка в Ленте рекламная, и нам еще есть куда расти.  Рекомендации — это еще один повод для еще большего роста. При этом Рекомендации, как более свободный формат ленты, где мы можем не только показывать полные записи, можем выбирать лучшие изображения, еще что-то такое, как новый продукт, где мы можем экспериментировать – мы, скорее всего, будем экспериментировать и с рекламными продуктами в будущем. Никаких точных новостей, которыми я мог бы с вами поделиться у меня нету, но эксперименты будут и новые форматы тоже будут.

Амзин: Окей. Тогда давайте напоследок поговорим не об авторах. Давайте поговорим напоследок о СМИ. Авторам мы уделили достаточно много…

Паранько: Ты даже не услышал, как мы собираемся помочь авторам.

Амзин: Нет, я спрашивал, но ты сказал, что пока не хочешь ничего про это говорить.

Паранько: Ну давай ты задашь вопрос про СМИ, а я…

Амзин: Не-не-не, давай я задам вопрос, как вы собираетесь помочь авторам.

Паранько: Андрей говорил в процессе нашей беседы о том, что у нас есть искусственный интеллект, Прометей, который умеет находить во всей социальной сети интересных авторов. Мне это дико нравится, потому что алгоритм, в отличие от любой человеческой редакции, он над пределами категорий. То есть, например, для меня, там, творческая экосистема — это кластер. Вот есть кластер художников, есть подкластер иллюстраторов и так далее. Как-то я в голове себе этот каталог создаю.

Для нейронки, в принципе, их не существует: ни расы, ни пола, ни вероисповедания, ни вот этих всех условностей, которые gatekeeper условный может себе придумать, — их нет, что мне очень нравится. Потому что я в принципе за то, чтобы люди определяли, какой контент клевый, а не один человек, пусть даже такой, как я. И Прометей помогает находить нам авторов, и зачастую это ребята, которые только начинают, и существуют ребята, которые не очень хорошо понимают маркетинг, не понимают в IT, в принципе, то, что мы сейчас делаем, то что сделал Андрей.

Это про то, чтобы автор снова стал автором, а не SMM-щиком. Потому что в этой ленте, основанной на алгоритмах машинного обучения, SMM больше не работает. То есть, что было раньше? Ты в три часа ночи, не знаю, там, месяц писал тексты или записывал песню, в три часа ночи ты ее выкладываешь, наутро огромные потоки мусорной информации просто сносят твой контент в хронологической ленте. Сейчас он найдет свою аудиторию. Это очень здорово, очень круто. То есть мы даем автору возможность быть автором. Но мы хотим поддержать его чуть больше. И с помощью Прометея мы видим этих авторов вне кластеров. То есть, с одной стороны, у нас есть Егор Крид, Макс Корж, Duran, с другой стороны, у нас есть паблики Русские дворы (закрыты с 1 апреля — прим. Амзин) и Трамваи и анимешные прически.

Я лично обожаю паблик «Трамваи и анимешные прически» — это реально какой-то гений делает. Человек берет фотографии трамваев и красиво прикидывает к ним анимешную прическу. Это персик, это творчество, я никогда бы в жизни не догадался, что в принципе такое есть и это нравится людям.

Так вот, мы решили немного расширить этот алгоритм. Он не только находит людей, он еще этим людям будет помогать. Поэтому завтра мы будем говорить о том, какие технологии мы используем, как эти технологии решают задачу связи с подписчиками и поиском новой аудитории. Также мы будем говорить о том, что тех ребят, которых находит «Прометей», мы будем поощрять. Визуально это будет выглядеть в виде новой метки, огонька. Прометей несет огонь людям.

Амзин:  …а те ему за это клюют печень.

Паранько: Это вопрос «Прометея». Между прочим, он зарешал свои проблемы с Зевсом, в конечном итоге они задружились. Я любил античку в университете.

Визуально это показывается в виде огонька. Где сейчас галка, будет огонек у пользователя. Но огонек — просто визуальная часть. Здесь есть две больших механики.

Во-первых, [огонькам] мы на ограниченный срок в одну неделю дадим чуть больший охват в рекомендациях. Чуть больший шанс найти новую аудиторию. Если ты готов воспользоваться шансом — твори, выкладывай, мы тебе поможем.

[Во-вторых], это механика обучения. В личку к человеку придет бот, попросит разрешения с ним общаться. После этого мы выстраиваем достаточно длинную коммуникацию, рассказывая о возможностях платформы, обучая человека крутым форматам, давая ему кучу информации. Например, музыкант собирается на гастроли в Саратов. Мы же можем ему сказать — парень, твои треки слушают в Костроме, Санкт-Петербурге и Новосибирске. Строй новый концертный план, где ты соберешь свою аудиторию.

У нас есть информация, откуда у него подписчики. Он сам это видит, но, например, по трекам — нет. Много интересной информации, и мы собираемся делиться ею с авторами.

Автор должен оставаться автором. Единственная забота, которая у него должна быть — это творить. Все остальные проблемы и задачи мы, как платформа, должны решить. И мы их решаем. Мы — личный SMM-менеджер, личный промоутер и мы персональный консультант, который приходит к человеку и говорит: сейчас популярны прямые трансляции, давай ты проведешь, и есть шанс, что это будет в жилу и людям понравится.

Понятно, что есть куча авторов, которые выстраивают сообщество, общаются, но есть множество сигналов, которые мы видим и можем подсказать человеку, что стоит попробовать сделать это — вполне возможно, что поможет.

Амзин: Это бот или живой человек?

Паранько: Смотри, безусловно консультациями и обучением занимается команда, которая будет писать свод инструкций и советов, но все это делается в виде логики. Это масштабируемая воспроизводимая система из разряда «мы создаем N подсказок» и дальше они к авторам приходят. Но это начало большого пути. Дорогу начал Андрей год назад с Ленты, основанной на алгоритмах машинного обучения. Завтра — Рекомендации в мобильном приложении.

Амзин: На вебе нет?

Паранько: На вебе в принципе нет.

Законов: На вебе есть лента Рекомендаций, и она там осталась. Алгоритмы за ней просто полностью поменялись. С точки зрения пользователя она выглядит так же, но за ней все те же крутые алгоритмы, о которых мы говорим.

Продолжая часть Сережи, я бы добавил, что вся механика поддержки авторов — это, на самом деле, обратная связь. Потому что у нас есть суперсложный алгоритм, он что-то понимает, а автор творит и ему интересно — а как оно там вообще, заходит, не заходит. Читают ли меня в Рекомендациях? Есть обратная связь, но мы дополнительно запускаем эту механику и это не какая-то наша команда отбирает, какой автор молодец и мы его поддержим.

Мы видим из метрик и данных «Прометея», нашего алгоритма, что этот автор сейчас интересен пользователям. И мы ему даем эту обратную связь, чтобы он тоже это знал. То есть чтобы не только наш алгоритм и мы внутри знали, что этот автор классно пишет, но и автор чтобы это знал.

Когда мы говорим про Рекомендации, мы говорим про алгоритмы, про нейронные сети, все прочее, но на самом деле классным новый раздел делают авторы, потому что этот раздел для них и он будет классным только благодаря контенту, который создают авторы на нашей платформе.

Мы даем инструмент роста, но главное содержание раздела — тот контент. Для тех, кто уже создает контент, это просто отличная новость, отличный новый инструмент роста. Для тех, кто еще вдруг не создает контент, это офигенный момент, чтобы прийти и начать.

Амзин: Этим ботом можно как-то воспользоваться по запросу?

Паранько: Нет. То, о чем говорит Андрей, это действительно очень четкая обратная связь, когда у тебя что-то получается. Ты начал выкладывать и ты не всегда понимаешь, что происходит.

Амзин: Просто Андрей только что сказал, что и для тех, кто не создает контент…

Законов: Нет, это в целом про раздел рекомендаций. Если кто-то не создает контент, сейчас отличный момент. Есть простой понятный выход на аудиторию в 60 миллионов человек. Это проще, чем когда-либо было, даже на нашей площадке.

Паранько: Когда ты только начинал, ты думал — как мне набирать людей? Да вот так. (смех)

Законов: Много вопросов «окей, я написал пост, что мне дальше делать?». Где получить просмотры? Где получить новую аудиторию. Сейчас мы дали эти инструменты, осталось только написать пост.

Амзин: «Осталось только написать пост». Приближаясь обратно к медиа. Когда автор пишет в VK, он пишет текст, размещает картинку или еще что-то. Когда в VK выступают медиа, они часто — не говорю «всегда» — пытаются увести пользователя из экосистемы к себе.

Паранько: Мысль понятна, почему это происходит. У ребят ограничены форматы подачи. Иногда ты не можешь сделать такое мультимедиа в социальной сети, какое можешь сделать у себя на сайте. Предвосхищая твой вопрос — мы подумали об этом. До конца года мы поддержим инициативу Accelerated Mobile Pages, которая позволит медиа идеально подавать свой контент. Позволит медиа зарабатывать деньги, так как можно подключить рекламную сеть. Нашу или любую другую.

Амзин: Аудиторный пиксель ВК туда подключить можно?

Новосельский: Да, такой можно.

Паранько: …и это, безусловно, метрики. Для нас это скорость открытия, для пользователя очень круто и удобно. Второй момент — это контент, безусловно, пользовательский опыт крайне важен, он рождается скоростью загрузки и тем, что ты видишь.

Амзин: Это, очевидно, облегчит кнопку «Посмотреть», которая не всегда хорошо работает.

Паранько: Да, там будет AMP открываться. Медиа в выигрыше здесь находятся. А метрики — это win для всех. Потому что если медиа увидят, как пользователи читают их контент в социальной сети в этом формате, они лучше будут рассказывать историю, лучше будут делать журналистику и мы в итоге выиграем.

Амзин: Медиа, в теории, могут получить этот огонек?

Паранько: Да, в теории да, потому что не я его раздаю. В принципе, может получить любой пользователь. Почему я привязался так к Максу Коржу, я не знаю, но и он может получить, и паблик Игроблуд может получить, и я искренне надеюсь, что трамваи получат.

Законов: На самом деле, про огонек это вопрос «кто попадет в Рекомендации?». Ответ очень простой — попадут все. Рекомендации персонализированные, для каждого пользователя своя подборка. Просто кто-то попадет в рекомендации миллионов пользователей, а кто-то, более нишевой, попадет в рекомендации небольшого числа пользователей. Но никакого фильтра на входе нет.

Амзин: Еще раз для читателей «Мы и Жо». Правильно ли я понял, что Рекомендации VK построены в основном на интересах или возможных интересах конкретного пользователя? Я почему задаю этот вопрос — в Facebook схожая лента «Интересное» превращает социальную сеть [по составу контента] в «Одноклассники».

Законов: У нас все персонализировано. Из того, что важно отметить — это уникальность. Мы знаем, что когда контент становится популярным, он сразу попадает в сотни источников. За уникальностью мы следим. В Рекомендации попадает тот, у кого уникальный контент. В целом же здесь персонализированный контент.

Паранько: Еще одно. AMP доступен только тем ребятам, у кого есть сайт. Для тех ребят, у кого сайта нет, приблизительно в те же сроки (до конца года) мы запустим редактор мультимедийных материалов для пабликов и пользователей нашей соцсети.

Эпилог

Амзин: Это очень, знаешь ли, важная добавка.

Так как время интервью подходит к концу, я предлагаю сделать outro. Каждый скажите, пожалуйста, на минуту примерно что-то, что, возможно, мы забыли или просто —чем вам нравится этот продукт.

Было бы еще очень здорово — мы про это мало говорили, но этот вопрос остался — об отличии решения, так как все социальные среды так или иначе идут к рекомендациям.

Паранько: Давай тогда я первым. Об отличиях, значит? ВКонтакте — уникальная платформа.

(смех)

Это правда, на самом деле. Фишка в том, что мы не ограничиваем нашего пользователя в каком-то формате. У нас созданы идеальные условия для всех. Не только для тех, кто умеет стрим, видео, умеет в фотографию, в короткие новости в случае coub. Мы — экосистема, в которой возможны любые форматы подачи.

Более того, мы сейчас тебе даже рассказали о том, что у нас еще есть планы на мультимедийные материалы. Так что преимущество нашей экосистемы в том, что мы не ограничиваем автора, не ограничиваем никак его в подаче.

Если говорить о какой-то сумме нашей встречи, то я называю это новым творческим ренессансом, в основе которого очень простая история — платформа, аудитория и наше умение связывать людей друг с другом. Идеально — точно и с идеальными рекомендациями. Понятно, что когда ты только открываешь этот раздел, он еще будет учиться. Но я поиграл в него достаточно активно 2-3 дня и я просто не могу отлипнуть, настолько интересно.

И чисто философски мне нравится…всегда волновало, что с информационным пузырем. И тут мы точно выходим за его пределы, и это очень здорово.

Законов: Я думаю, мы всегда были про связь. Те, кто создает контент и те, кто потребляет, читает. Технологически мы решаем, наверное, одну из самых интересных задач, которые сейчас есть. Как в огромном количестве информации, которой с каждым годом все больше и больше, найти то, что важно, и как это найти алгоритмически и для каждого уникального человека. Ведь в принципе это понятие уникальное, для каждого свое.

У нас получилось. У нас получились два классных продукты, за которыми куча сложных технологий, и на примере Ленты мы можем сказать, что они работают. Когда мы год назад запустили Ленту…тут главное, что алгоритмы постоянно обучаются. Те 9 миллиардов просмотров, которые каждый день происходят, самое классное с моей точки зрения, что это огромное количество новых данных, которые мы можем использовать. Это фантастическая информация, которая позволяет нашему алгоритму становиться умнее каждый день.

У нас теперь два классных продукта. Лента, которая соединяет автора с подписчиками и новый продукт — идеальные Рекомендации, которые для каждого поста найдут, кому он интересен. Среди 60 миллионов [человек].

Последняя мысль, как я уже говорил, на самом деле и в Ленте и в Рекомендациях главное — контент, который создает автор. Все алгоритмы — это исключительно инструмент, который делает это удобным.

Новосельский: Ребята рассказали о том, как мы будем помогать авторам находить аудиторию, удерживать, выходить на новую аудиторию. Моя задача состоит в том, чтобы вы концентрировались на своем творчестве, на том, от чего вас прет. Моя задача — чтобы вы легко заработали деньги. На нашей платформе уже много лет, больше шести лет рекламодатели приходят и находят авторов, у нас есть биржа, есть прямые размещения, и у нас с этого лета есть рекламная сеть, которая позволяет, вообще не прилагая усилий, просто размещая контент, попадая в ленту пользователям…то есть если алгоритмы решили, что контент интересен читателю, он попадает в Ленту, а дальше мы частью своего заработка делимся с авторами. При этом авторы никак не участвуют в каких-то вопросах юридических, еще каких-то. Мы с ними просто делимся существенными заработками.

Моя задача, наша задача дальше расти вместе с авторами. Авторы растут, мы растем вместе с ними и делимся большими заработками.

Паранько: Суммируя, у нас есть три постулата. Ты автор, а не SMM-менеджер. Ты автор, а не разработчик. Ты автор, а не человек, который продает рекламу. Просто публикуйся. Эти три задачи мы решим.

 

Рубрики
2017 Must Reads Аудитория Журналистская этика Журналистские навыки История Кейсы Лучшее Местная пресса Образование Организация ньюсрума Повестка Проверка информации Расследовательская журналистика Редакционная политика Редакционные процессы США Традиционные и цифровые медиа Фактчекинг

Полезные советы лучших американских журналистов

Издание Columbia Journalism Review попросило топовых американских журналистов поделиться самым полезным советом, который им когда-либо давали.

Ниже список.

Уэсли Лоури (Wesley Lowery), национальный репортер в The Washington Post. В 2014 году глава отдела, отвечавшего за освещение происходящего в Конгрессе, посоветовал всегда думать об идеях материалов и записывать их. После каждого интервью находить два новых повода. После каждой встречи отмечать детали, которые могли бы лечь в основу отдельной статьи. В результате Лоури стал одержим составлением подобных списков.

Первый лист списка Лоуэри
Первый лист списка Лоури

Рукмини Каллимачи (Rukmini Callimachi), корреспондентка The New York Times, освещающая ИГИЛ. Контрибьютор NBC. Когда Рукмини искала работу после колледжа, ей посоветовали начать не с национальной прессы («Ты совершишь много ошибок, их лучше совершать в маленьких СМИ»), а с рутины в местных небольших газетах. Она провела два года, освещая жизнь небольшого городка в Иллинойсе. Это оказались наиболее сложные и основополагающие два года в ее карьере.

Юлия Иоффе (Julia Ioffe), штатная сотрудница The Atlantic, следует совету, который ей дали перед первой поездкой в Россию в качестве журналистки. «Пиши о том, что интересно тебе. Остальное приложится».

Джавид Калим (Jaweed Kaleem), работающий в The Los Angeles Times, вспоминает совет «Пиши каждую статью как для первой полосы».

Дэвид Фарентхольд (David Fahrenthold), лауреат Пулитцеровской премии, будучи стажером, получил такой совет: «Представь, что твоя история — набор концентрических окружностей. В центре — главный герой. Начни с внешнего кольца — источников и документов, слабо связанных с главным героем, и продвигайся к центру».

Ник Корасанти (Nick Corasanti), освещающий digital в The New York Times, вспомнил, как его раздражало преподавание видеомонтажа, так как он хотел стать газетным репортером. Декан факультета тогда сказал ему, что журналистика меняется и надо научиться рассказывать истории всеми возможными способами. Недавно, добавил декан, именно для видео одного из студентов факультета взяли в The New York Times. С тех пор Корасанти постарался освоить все возможные способы работы с материалом.

Маргарет Салливан (Margaret Sullivan), медиаколумнист The Washington Post и бывший общественный редактор The New York Times вспоминает одно из простейших правил для первокурсников: «В материале иди против своих предпочтений». Это делает статью более честной, а факты в ней — непробиваемыми.

Роберт Хергут (Robert Herguth), специализирующийся на расследованиях репортер в Chicago Sun-Times, получил лучший совет от своего отца. «Если редактор просит тебя о чем-то, а ты об этом не знаешь, скажи, что не знаешь, но разберешься. Если ты облажался, извинись, скажи, что это не повторится и убедись, что это не действительно не произойдет вновь».

Диана Московиц (Diana Moskovitz), старший редактор в Deadspin, получила в свое время два совета. Первый — раскидывать сети пошире. Начиная работу над материалом, позвонить всем возможным людям, так как никогда не знаешь, что откуда выплывет. Второй — не опаздывай. Газета уходит в печать независимо от того, сдал ты материал или нет. Большой объем разговоров может отвлекать. Поэтому до звонка кому-либо напиши все вопросы на листе сверху и придерживайся списка, не отвлекаясь.

Лейла Аль-Ариан (Laila Al-Arian), старший продюсер и спецкор документального шоу Al Jazeera Fault Lines. Лучший совет, по ее мнению — «Делай репортаж, а история напишется». Она объясняет, что подробные и полные данные самоорганизуются в хорошо выполненную работу.

Т. Кристиан Миллер (T. Christian Miller), старший репортер в ProPublica и лауреат Пулитцеровской премии, повторяет слова, которые сказал, увольняясь Терри МакГэрри, освещавший убийство Кеннеди — «Эта профессия может быть достойной, если ты достойный человек».

Том Коул (Tom Cole), редактор отдела культуры в NPR, вспоминает, что ему очень помог совет коллеги «Заставь их сказать тебе «нет»», требующий добиваться определенности от всех, кто может что-либо прокомментировать, а затем поверять эти утверждения другими источниками.

Кори Джонсон (Corey Johnson), спецкор в Tampa Bay Times, обходится простым «Доверяй, но проверяй».

Бену Смиту (Ben Smith), главреду BuzzFeed, когда-то преподал урок источник. Будучи стажером в Forward, Смит поделился с источником данными, полученными от другого человека на условиях off the record, и получатель сказал: «Если ты делишься со мной его секретами, возможно, ты расскажешь ему мои. Теперь я знаю, что тебе нельзя доверять». С тех пор Смит был чрезвычайно осторожен в общении с источниками.

Дженнифер Сабелла (Jennifer Sabella), замредактора DNAinfo Chicago, вспоминает заповедь своего босса — «Не … [шути — прим.ред] с новостями». В новостях не следует делать предположения, срезать углы, а если что-то не так — стоит посоветоваться с редактором.

Тина Розенберг (Tina Rosenberg), соосновательница Solutions Journalism Network и одна из ведущих блога The New York Times Fixes, поделилась двумя пригодившимися ей советами. Первый — перед началом интервью предупредить, что в конце ты спросишь, что упустил. И не забыть в конце спросить. Второй — спросить у источника в интервью о проблеме, у кого получается решать ее лучше.

Джефф Брумфиль (Geoff Brumfiel), научный редактор NPR, вспомнил, что первым и очень важным советом был совет преподавателя журналистики принести вырезки. Публикации в виде растущей кипы вырезок заставляют принять тебя всерьез. Стать журналистом можно только одним способом — отправить материал, получить отказ, отправить снова — опубликоваться.

Фернандо Диаз (Fernando Diaz), управляющий цифровой версией San Francisco Chronicle, получил свой совет, будучи молодым репортером в Чикаго: «Если твоя мать говорит, что любит тебя, проверь это».

Стив Колл (Steve Coll), штатный сотрудник The New Yorker, дважды лауреат Пулитцеровской премии, декан факультета журналистики Колумбийского университета. В начале своей работы в The Washington Post, он спросил коллегу, как убедить чиновников поделиться конфиденциальной информацией или секретными документами. Ему ответили: «Просто попроси. Не стесняйся», и это оказался работающий на протяжении многих лет совет.

Гэй Тализ (Gay Talese), 85-летний патриарх американского нон-фикшна, шестьдесят лет назад получил такой совет: «Молодой человек, держитесь подальше от телефона. Приходите лично. Как бы это ни было неудобно, встречайтесь с людьми, которых интервьюируете, лицом к лицу. Держитесь подальше от телефон. Покажите себя. Посмотрите людям в глаза. Будьте очевидцем. Будьте на месте событий».

Рубрики
2017 Must Reads Аналитика Аудитория Лучшее Организация ньюсрума Редакционная политика Редакционные процессы США Тенденции

Положение женщин в медиа – 2017

Ниже дается сокращенный перевод доклада The Status of Women in the U.S. Media 2017, подготовленный Ольгой Добровидовой. Редакция выражает ей бесконечную признательность за этот нелегкий труд. Доклад за 2015 год можно прочесть здесь. Хотя на первый взгляд тема может показаться далекой от российской повестки, в последние годы вопрос правильного представления населения страны в СМИ становится все актуальнее. Пропорциональное представительство женщин — один из ключевых компонентов этой сложной темы. Особенно ценны рекомендации в конце документа.

Кто такие Women’s Media Center

 (Из документа) «В 2005 году Джейн Фонда (актриса и феминистка, кстати, сыгравшая медиамагната Леону Лэнсинг в The Newsroom — прим. пер.), Робин Морган и Глория Стайнем (обе писательницы, журналистки и иконы американского феминизма — прим. пер.) основали Women’s Media Center (WMC), прогрессивистскую непартийную некоммерческую организацию, стремящуюся повысить видимость женщин и девочек в медиа, их «выживаемость» в профессии и возможности влияния на процесс принятия решений — и таким образом гарантировать, что их истории рассказываются, а голоса слышны».

Некоторые другие публикации центра: стайлгайд от WMC по «нейтрализации» языка СМИ (eng, книга $40 или Kindle ebook $15), инструкции по непредвзятому освещению женщин в политике (eng, pdf бесплатно), освещению вопросов репродуктивного здоровья (eng, pdf бесплатно).

Ресурсы WMC: аудиоподкаст Women’s Media Center Live with Robin Morgan, раздел сайта WMC Features с текстами от журналисток и активисток по проблемам феминизма и гендерного равенства,  феминистский блог WMC FBomb, база данных женщин-экспертов WMC SheSource. 

Предисловие — Журналистика, не представляющая равные роли и взгляды женщин, — угроза для демократии

Медиа говорят нам, какую роль мы играем в обществе. Они рассказывают нам, кто мы и кем мы можем быть. Они формируют, толкуют и усиливают нашу политику. Они говорят нам, у кого власть и кто имеет значение. Исследования, которые мы проводим, — больше, чем статистика. Это конкретные свидетельства, инструмент изменений в обществе, которые служат образцами лучших практик, показывающими статус и прогресс женщин в медиа.

В этом пятом по счёту издании ежегодного доклада WMC о положении женщин на всех медиаплатформах — а также в образовании, инженерном деле и технологиях и других областях, поставляющих кадры для медиаиндустрии — есть области прогресса, регресса и, к сожалению, даже прямого противодействия. Мужчины по-прежнему доминируют в средствах массовой информации на всех платформах — в телевидении, в газетах, в Интернете и на лентах информагентств, и изменения происходят только постепенно. Наши исследования о том, как освещаются изнасилования в университетах и репродуктивные права, показывают, что гендер журналиста влияет на то, как он или она освещают эти темы и кого выбирают в качестве источников. Женщины — не равные партнёры в этих историях, и не равны они в поиске источников и интерпретации того, что и кто играет в истории важную роль.

Несомненно, мы приветствуем прогресс СМИ в области гендерного и расового паритета, о котором говорится в этом докладе. В то же время мы глубоко обеспокоены областями, где медиа сделали шаг назад. Исследование «Разделенные», проведённое WMC, показывает, что в 20 СМИ с самой большой аудиторией в стране женщины до сих пор пишут и снимают гораздо меньше материалов, чем мужчины. Этот гендерный разрыв особенно велик на главных новостных телеканалах, где, как показало наше исследование, мужчины-журналисты готовят втрое больше сюжетов, чем женщины. Есть и другие признаки того, что мы не можем отступать в этой битве за то, чтобы женщины и представители меньшинств были представлены на всех ступенях карьерной лестницы в медиа, в том числе и на самом верху. Женщины чаще нанимают других женщин, согласно ученым, исследования и мнения которых представлены в этом ежегодном сборнике материалов о том, где в медиа есть расовое и гендерное разнообразие и где его, к сожалению, мало.

Слишком много руководителей, продюсеров и редакторов мужского пола остаётся в своих зонах комфорта и «по умолчанию» нанимают и продвигают тех, кто похож на них. Руководители-мужчины должны быть готовы намеренно пойти другим путем, без колебаний расширить пул кадров и разработать более слаженную и, возможно, более радикальную стратегию равного разделения власти с женщинами. Проблема больше любого конкретного СМИ — она затрагивает всю медийную культуру. Фейковые новости угрожают демократии, как и новости, в которых не представлены равноправные голоса, взгляды и опыт более чем половины населения.

Джули Бёртон

Президент

Women’s Media Center

Резюме

Исследователи в университетах, аналитические центры и другие эксперты по медиа эмпирически определили позиции, занимаемые женщинами, работу, которую те проделали, успехи, которых добились, и ограничения на их пути — в СМИ, развлекательной отрасли, сети, играх и технологической индустрии — со времени выхода предыдущего доклада.

Согласно ежегодному исследованию WMC, в топ-20 СМИ мужчины за исследуемый период подготовили 62,3% материалов, а женщины — 37,7%.

По сравнению с предыдущим докладом WMC прогресса в 2017 году почти нет: тогда на женщин приходилось 37,3% материалов. Кроме того, в новостном телевещании доля женщин-ведущих и корреспондентов даже снизилась до 25,2% материалов в 2016 году с 32% в предыдущем издании доклада 2015 года.

Ниже приведено краткое изложение других ключевых выводов доклада:

  • Американское общество новостных редакторов перестало требовать от редакций раскрывать названия вместе с данными о расе и гендере сотрудников. Новые правила ввели для того, чтобы 1734 газеты и сайта, входящих в ASNE, охотнее раскрывали информацию о составе своих редакций.
  • Женщины занимали по крайней мере одну из трёх руководящих позиций в редакциях 77% организаций ASNE, участвовавших в опросе.
  • Представитель расового меньшинства занимал по крайней мере одну из трёх руководящих позиций в 28% редакций.
  • В целом женщины занимали более трети позиций в редакциях СМИ, состоящих в ASNE, причем в онлайн-изданиях их было больше, чем в газетах.
  • Мужчины написали 52% подписанных материалов и колонок о репродуктивных правах в 12 ведущих газетах и информагентствах страны. Женщины написали 37%.
  • На белых пришлось 83,06% всех сотрудников редакций в ASNE.
  • Женщины написали 37% подписанных материалов и колонок о репродуктивных правах в 12 ведущих газетах и информагентствах страны.
  • За последнее столетие мужчины получили 84% всех Пулитцеровских премий, белые люди — тоже 84%. На женщин и расовые меньшинства пришлось по 16% соответственно.
  • Женщины зарабатывали меньше — а женщины из расовых меньшинств существенно меньше — чем мужчины в Dow Jones и его флагманском международном издании, Wall Street Journal.
  • Количество женщин на позициях редакторов-ассистентов в спортивных десках 100 ведущих американских и канадских газет и сайтов в 2012–2014 годах уменьшилось вдвое — с 17,2% до 9,8%. Мужчин было 91,2%.
  • В телевизионном новостном вещании был зафиксирован рекордный рост числа «цветных» женщин-режиссеров информационных программ и представителей расовых меньшинств в целом — но этот сектор по своему расово-этническому составу всё ещё далёк от демографического профиля страны.
  • Доля женщин на постах режиссеров информационных программ на радио и ТВ в 2015 году достигла 33,1%, увеличившись примерно на два процентных пункта по сравнению с 2014 годом.
  • Доля «цветных» режиссеров составила 17,2% против 13,5% в 2014 году и превысила рекорд 2008 года (15,5%).
  • В целом доля женщин на радио и ТВ составила 44,2% против 42,3% в 2014 году, но женщины чаще трудились на самых маленьких рынках.
  • С точки зрения расового состава сотрудников радио и ТВ снизилась лишь доля азиатов — на 0,2% с 2014 года.
  • На англоязычных телеканалах, большинство сотрудников которых белые, 11,4% персонала были афроамериканцами против 11,1%, 6,7% были латиноамериканцами (против 5,9%), 2,7% — азиатами (против 2,9%) и 0,4% — представителями коренных народов (против 0,3%).
  • На Национальном общественном радио (NPR) мужских голосов было в два раза больше, чем женских, а в советах директоров ведущих радиостанций в его составе 67% позиций занимали мужчины.
  • Белые мужчины остались в лидерах воскресных политических ток-шоу, ведущими которых являлись преимущественно мужчины.
  • Из первой сотни рейтинга ток-шоу на радио 87 ведут мужчины и только 13 — женщины.
  • В топ-250 отечественных фильмов по сборам в 2015–2016 годах доля женщин-режиссеров, авторов сценария, продюсеров, исполнительных продюсеров, режиссеров монтажа и операторов упала до 15% — показателя 1998 года. У 92% этих фильмов не было женщин в составе режиссеров, у 58% — в составе исполнительных продюсеров.
  • В списке блокбастеров 2013 и 2014 годов мужчины составили 97% режиссеров, женщины — 3%.
  • Когда автором сценария малобюджетного независимого проекта была женщина, каждый потраченный доллар приносил инвесторам $3,07, а для проектов с мужчинами-сценаристами этот показатель составил $2,34. ROI для фильмов с актрисами в главных ролях составил $2,76 на доллар против $2,30 на доллар для актёров-мужчин; для женщин-продюсеров этот показатель достиг $2,65 против $2,35 у мужчин.
  • Самые высокие медианные сборы и ROI были у фильмов с разнообразным актёрским составом.
  • Мужчин в главных ролях фильмов в 2014–2015 годах было вдвое больше, чем женщин.
  • Белых актёров и актрис было примерно втрое больше, чем цветных, режиссеров — вчетверо, сценаристов — в семь раз.
  • Женщины были режиссерами 11% американских фильмов, которые будут претендовать на «Оскар» 2017 года.
  • На десяти крупнейших международных фестивалях короткометражных фильмов в США в последние пять лет 68% режиссёров были мужчинами — количество женщин-режиссёров короткометражек за этот период не изменилось.
  • В развлекательных шоу на ТВ или онлайн с по крайней мере одной женщиной-исполнительным продюсером было больше женских персонажей.
  • Количество женщин-режиссёров на развлекательном ТВ незначительно выросло, но среди новичков женщины и цветные практически отсутствовали.
  • Доля женщин-режиссёров в 270 эфирных, кабельных и высокобюджетных онлайн-сериалах выросла с 14% до 16%.
  • Женщины составили примерно треть из 11306 персонажей этих шоу.
  • В наиболее кассовых фильмах 11% персонажей с репликами было 60 и более лет. 72,8% этой группы персонажей были мужчинами — хотя пожилые женщины составляют существенно большую часть населения США.
  • Из 895 персонажей сериалов прайм-тайма на ABC, NBC и CBS в 2016-2017 годах 43 представляли LGBTQ — рекорд за всё время подсчётов GLAAD.
  • Руководитель голливудского профсоюза с наибольшей зарплатой — мужчина — зарабатывал на 60% больше, чем самая высокооплачиваемая женщина-руководитель.
  • Женщины составили 30% драматургов и 33% режиссёров спектаклей за пять сезонов в 22 театрах Офф-Бродвей и Офф-офф-Бродвей (театральные термины, обозначающие площадки с вместимостью от 100 до 499 мест и менее 100 мест соответственно — прим. пер.)
  • По итогам опроса основателей 700 технологических стартапов формирование разнообразного коллектива стало седьмым в списке из 10 приоритетов в бизнесе.
  • Персонал ключевых технологических компаний и социальных сетей всё ещё состоит преимущественно из белых мужчин, особенно на руководящем уровне, хотя эти компании также приводили примеры постепенного продвижения к более разнообразным коллективам.
  • 40% женщин-инженеров уходили со своих позиций через пять-восемь лет после начала работы, и эта проблема была особенно острой среди женщин, которые готовились занять руководящие посты.
  • 30% опрошенных женщин-инженеров, ушедших со своей позиции, связывали это решение со столкновением корпоративной культуры и личных целей и взгляда на жизнь.
  • Количество женщин-геймеров снизилось в 2015-2016 годах, но в целом выросло по сравнению с 2002 годом.
  • Главные героини были в семи из 76 игр, представленных на крупной ежегодной выставке.
  • Говоря о сексизме в отношении женщин-политиков на выборах 2016 года, опрошенные избиратели в первую очередь упоминали социальные сети, во вторую — кабельные телеканалы.
  • Больше студентов выбрали предметы, не связанные с журналистикой; опыт и бэкграунд в журналистике был у меньшего количества университетских преподавателей журналистики и коммуникаций.
  • В целом преподаватели журналистики и коммуникаций с большей вероятностью были женщинами и не имели постоянного контракта (tenure).

Женщины готовят меньше новостных материалов, особенно на телевидении — ещё меньше, чем в предыдущие годы

Анализ материалов 20 ведущих новостных СМИ, подготовленный Women’s Media Center, показывает, что женщины-журналисты продолжают уступать мужчинам по количеству сюжетов.

Исследование, которое охватило три месяца 2016 года, показало, что это неравенство наблюдается в традиционных газетах, онлайн-СМИ, информагентствах и на телевидении, но особенно заметно оно на ТВ. На ABC, CBS и NBC мужчины делают в три раза больше сюжетов, чем женщины. В этом секторе телевещания доля женщин-корреспондентов даже снизилась до 25,2% в 2016 году против 32% по данным доклада 2015 года.

Этот анализ помогает WMC выравнивать правила игры для женщин не только в новостях, но и в других медиа.

В целом в этих 20 СМИ мужчины подготовили 62,3% проанализированных материалов, а женщины — 37,7%, что примерно равно показателю прошлого доклада в 37,3%.

«Крайне прискорбно наблюдать откат в позициях женщин в вечерних новостях трёх главных телеканалов», — говорит президент WMC Джули Бёртон. — «Кто рассказывает историю, настолько же важно, как и её смысл. Наши исследования всё так же показывают, что в подавляющем большинстве случаев говорят мужчины».

В отчёте проанализированы авторские подписи, телевизионные стендапы и упоминания продюсеров в 24117 материалах, вышедших с 1 сентября 2016 года по 30 ноября 2016 года на трёх уже упоминавшихся телеканалах, сайтах CNN, Fox News, Huffington Post и The Daily Beast, а также в десяти крупнейших газетах страны. Это Chicago Sun-Times, Los Angeles Times, New York Daily News, New York Post, San Jose Mercury News, The Denver Post, The New York Times, The Wall Street Journal, The Washington Post и USA Today.

Авторы отчёта также выяснили, что программа PBS NewsHour, ведущая которой Джуди Вудрафф осталась в одиночестве после смерти соведущей Гвен Ифилл в ноябре 2016 года, вновь лидирует среди вечерних новостных передач по количеству материалов женщин-корреспондентов. Мужчины там подготовили 55% материалов, а женщины — 45%.

ABC News, напротив, занимает последнюю позицию из четырёх проанализированных новостных программ. На каждый женский материал там приходится четыре мужских.

Среди газет за время выхода прошлого и нынешнего отчётов больше всего для сокращения разрыва между мужчинами и женщинами-авторами сделала New York Times. Максимален этот разрыв в New York Daily News.

По сравнению с другими медиа больше всего байлайнов, 46,1%, у женщин-авторов четырёх новостных сайтов. Мужчины указаны в авторах 53,9% материалов. Сайты, однако, больше полагаются на труд фрилансеров, у которых менее стабильная работа, а постатейная оплата их труда сравнительно невелика. Кроме того, некоторые из этих сайтов публикуют бесплатные материалы, авторы которых – не всегда журналисты.

Лучшие показатели женщин в газетах у San Jose Mercury News, затем Washington Post

Ни одно печатное издание не достигло гендерного равенства авторов, хотя ближе всего подошли San Jose Mercury News и Washington Post.

Вот показатели статистики газет в порядке убывания доли мужчин:

  • New York Daily News: 76% мужчин, 24% женщин против 30,6% ранее.
  • USA Today: 69,9% мужчин, 30,1% женщин против 33%.
  • Denver Post: 65,7% мужчин, 34,3% женщин против 31,7%
  • Wall Street Journal: 65,7% мужчин, 34,3% женщин против 39,2% ранее
  • New York Post: 63,6% мужчин, 36,4% женщин против 37,2% ранее
  • New York Times: 61% мужчин, 39% женщин против 32,3%
  • Chicago Sun-Times: 59,8% мужчин, 40,2% женщин против 54,2%
  • Los Angeles Times: 59,8% мужчин, 40,2% женщин — эти показатели практически не изменились.
  • Washington Post: 57,5% мужчин, 42,5% женщин против 39,8%
  • San Jose Mercury News: 55,7% мужчин, 44,3% женщин против 41% ранее. Из четырёх эфирных новостных телеканалов лучше всего положение женщин на PBSВ порядке убывания доли мужчин-корреспондентов и продюсеров материалов:
  • ABC World News: 88,2% мужчин, 11,8% женщин против 29,7%
  • CBS Evening News: 67,8% мужчин, 32,2% женщин против 29,1% ранее.
  • NBC Nightly News: 67,7% мужчин, 32,3% женщин против 43,1% ранее
  • PBS NewsHour: 55% мужчин, 45% женщин (рост с 44,1%)

Reuters по-прежнему обходит конкурента Associated Press по количеству женщин-авторов сообщений

Из двух традиционных информагентств, поставляющих свои продукты в редакции по всему миру, у Reuters доля женщин-авторов материалов вновь больше. У обоих сервисов женщины пишут чуть больше трети всех материалов:

  • Reuters: 61,1% мужчин, 38,9% женщин (против 41,3% ранее)
  • Associated Press: 64,6% мужчин, 35,4% женщин (против 35,6%)

Портал Fox News опережает четырех цифровых конкурентов

В порядке убывания доли мужчин:

  • Daily Beast: 61,7% мужчин, 38,3% женщин (по сравнению с 31,2% ранее)
  • CNN: 54,6% мужчин, 45,4% женщин (против 43,1%)
  • Huffington Post: 50,8% мужчин, 49,2% женщин (против 53%)
  • Fox News: 50,1% мужчин, 49,9% женщин (по сравнению с 39,7% ранее)

В новостных темах…

Более половины материалов женщин в 2016 году пришлось на три темы: стиль жизни, здоровье и образование. (Непропорционально много лайфстайл-материалов пишут колумнисты, что, как отмечают авторы исследования, частично объясняет перекос в сторону женщин).

Мужчины же лидируют среди авторов материалов о спорте, погоде и в криминальных и судебных новостях.

Темы, в порядке убывания доли мужчин:

  • Спорт: 88.6% мужчин, 11,4% женщин (против 10% ранее)
  • Погода: 71,8% мужчин, 28,2% женщин против 30% ранее
  • Правосудие и преступность: 68,5% мужчин, 31,5% женщин (снижение с 32,5%)
  • Религия: 67,2% мужчин, 32,8% женщин (против 49,6%)
  • Американская политика: 66,1% мужчин, 33,9% женщин (ранее 34,7%)
  • Технологии: 63,1% мужчин, 36,9% женщин (против 37,7% ранее)
  • Внутренние вопросы: 63% мужчин, 37% женщин
  • Мировая политика: 62,7% мужчин, 37,3% женщин (ранее 34,9%)
  • Культура: 62,4% мужчин, 37,6% женщин (против 42,2%)
  • Экономика и бизнес: 60,3% мужчин, 39,7% женщин (ранее 37,7%)
  • Развлечения: 60,1% мужчин, 39,9% женщин (против 41,3%)
  • Социальные проблемы: 56,3% мужчин, 43,7% женщин.
  • Наука: 50,6% мужчин, 49,4% женщин (ранее 35,2%)
  • Здоровье: 49,5% мужчин, 50,5% женщин (по сравнению с 49,3%)
  • Образование: 46,4% мужчин 53,6% женщин (в прошлом году 54,6%)
  • Лайфстайл (новости и колонки): 43,2% мужчин, 56,8% женщин (по сравнению с 49,6% ранее).

Методология

Информация в отчёте WMC 2017 года получена по итогам анализа 24117 материалов за период с 1 сентября по 30 ноября 2016 года. Мы отобрали 10 крупнейших газет страны по тиражу, вечерние новости на ведущих телеканалах, два информагентства и четыре крупных новостных сайта в сети.

Для всех медиа мы исключили материалы, где не был напрямую указан автор-журналист. В частности, это были редакционные статьи без подписи и материалы без указания автора.

ГАЗЕТЫ: С помощью коммерческих новостных агрегаторов мы отобрали материалы из первого раздела восьми широкополосных (broadsheet) газет (Chicago Sun-Times, Denver Post, LA Times, New York Times, San Jose Mercury News, USA TODAY, Wall Street Journal, Washington Post). Для двух таблоидов (New York Daily News, New York Post) статьи отбирались по содержанию, как правило, за исключением спорта, лайфстайл-материалов и развлечений.

НОВОСТНЫЕ АГЕНТСТВА: Собраны все материалы Associated Press и Reuters за это время длиной более 500 слов. ТВ: Собраны расшифровки вечерних новостных программ ABC, CBS, NBC и PBS. Авторами материалов считались как ведущие, так и репортёры.

ИНТЕРНЕТ: Ввиду большого количества публикаций на выбранных сайтах с CNN.com, Daily Beast, FOXNews.com и Huffington Post был отобран случайный пул материалов.

Все материалы получили по одному или более тематических тегов. Эти теги сопоставлялись с гендером журналистов, чтобы выяснить, на какие темы чаще пишут мужчины и женщины.

Для материалов с несколькими авторами учитывались все авторы.

Рекомендации WMC

Для любого сектора медиа

  1. Проведите аудит персонала. Какой у вашей организации гендерный и этнический состав на уровне рядовых сотрудников, руководителей и тех, кто идет на повышение? Ставьте достижимые цели по созданию и поддержанию рабочей среды, которая адекватно отражала бы разнообразие населения [страны или региона] в целом.
  2. Нанимайте сотрудников сознательно. Берите на работу тех, кто сможет заниматься всем спектром вопросов в журналистике, развлечениях, играх, социальных медиа и так далее.
  3. Будьте менторами и поощряйте сотрудников. Через формальные и неформальные механизмы оказывайте поддержку молодым женщинам всех рас и социальных слоев, которые приходят в вашу область деятельности или уже работают в ней.
  4. Серьезно относитесь к проблеме баланса между работой и личной жизнью как для женщин, так и для мужчин. Гибкие графики, оплачиваемый отпуск по уходу за детьми или пожилыми родителями для обоих полов могут стать инструментами повышения производительности труда и преданности сотрудников. Работодателям нужно предоставлять персоналу больше свободы в том, как, когда и где они делают свою работу на разных этапах своей жизни и в разных обстоятельствах.
  5. Поощряйте прямые и откровенные разговоры о гендерном и расовом равенстве. Для того, чтобы говорить о том, почему контент и контекст в медиа должен быть сбалансированным и разносторонним, и как этого добиться, не обязательно быть женщиной или принадлежать к этническому меньшинству.
  6. Повышайте уровень осведомленности. Рассказывайте коллегам, руководителям, соседям и друзьям о том, где в кино, на телевидении, радио, в газетах и интернете женщины и этнические меньшинства представлены очень мало или очень плохо, и как это влияет на общество и на результаты работы этих медиа, в том числе финансовые.

Для СМИ

  1. Нанимайте сотрудников сознательно. Ищите репортеров, редакторов и продюсеров, которые могут продемонстрировать свои способности и опыт в объективном освещении событий с учетом гендерного, классового и этнического разнообразия и их пересечений.
  2. Диверсифицируйте свой круг источников. База данных WMC SheSource.org создана специально для того, чтобы помочь журналистам, продюсерам и букерам в поисках женщин-гостей для прямого эфира, экспертов и спикеров.
  3. Избегайте пристрастного или идеологически «заряженного» языка и образов. Подобно тому, как хороший журналист проверяет в своем тексте орфографию, пунктуацию, грамматику и стилистику, на всех этапах работы в журналистике нужно следить и за беспристрастностью и нейтральностью языка.
  4. Устанавливайте стандарты и механизмы их соблюдения. Четко определяйте, что является сексизмом, расизмом или эйджизмом (дискриминацией по возрасту — прим. пер.), знайте, какое законодательство на всех уровнях борется с этими проблемами, и как политика вашей организации обеспечивает противодействие им на рабочем месте.
  5. Отслеживайте комментарии читателей или зрителей. Отклики на материалы, которые попадают на ваш сайт, могут формировать верные или неверные представления о философии и взглядах самой вашей организации. Убедитесь, что комментарии вашей аудитории не являются чрезмерно провокационными, злонамеренно расистскими или сексистскими и не распространяют дезинформацию.

Для профессионалов в индустрии развлечений

  1. Еще раз посмотрите на тех, кого финансируете. Киностудиям необходимо предпринимать больше усилий для того, чтобы давать возможности женщинам-режиссерам, сценаристкам и продюсерам, особенно в «большом» кино.
  2. Узнайте больше о сообществах и группах людей, к которым сами не принадлежите. Критически важно, чтобы студии, которыми традиционно управляют белые мужчины, серьезнее относились к предложениям сценариев от женщин и представителей этнических меньшинств, и чтобы они лучше понимали, чем такие проекты привлекают разнообразную аудиторию в кинотеатрах.

Для сознательных потребителей медиа

Требуйте ответственности и прозрачности:

  1. Пишите письма в редакции и руководству СМИ и прибегайте к другим мерам, в том числе и коллективным, когда у вас появляются вопросы к содержанию материалов, кадровой политике и так далее. Требуйте от руководителей СМИ быстрого, разумного и аргументированного ответа.
  2. Знайте правила FCC (Федеральной комиссии по связи — прим. пер.), регламентирующие владение вещательными СМИ, и присоединяйтесь к тем, кто уже требует больших усилий по увеличению числа радиостанций и телеканалов, принадлежащих женщинам и цветным владельцам

(речь не идет о насильственном перераспределении собственности в пользу женщин или афроамериканцев, как может вдруг показаться; большая diversity владельцев СМИ — это вопрос возможностей, на пути к ней много системных барьеров, например, в доступности финансовых ресурсов — там тоже равенства и беспристрастного отношения, скажем, к заемщикам нет —  или бизнес-моделей, которые позволяют успешно обходить меры FCC по борьбе с монополиями. О том, как FCC идет к этой благой цели, можно почитать, например, вот здесь (eng) — прим. пер.)

  1. Дайте топ-менеджменту медиа понять: что в кассе кинотеатра, что у прилавка с газетами и журналами, что в магазине видеоигр — женщины и представители этнических меньшинств могут и будут голосовать кошельками.

Полный список источников доклада

“Accelerating the Path to Leadership for Women in Marketing and Media”

https://awny.org/images/exec_summary/SheRunsIt_Executive_Summary.pdf

“2016 American Society of News Editors Newsroom Diversity Survey”

http://asne.org/files/Updated%20ASNE%20Diversity%20Survey%20Methodology%20and%20Tables.pdf

“Associated Press Sports Editors Racial and Gender Report Card”

http://nebula.wsimg.com/038bb0ccc9436494ebee1430174c13a0?AccessKeyId=DAC3A56D8FB782449D2A&disposition=0&alloworigin=1

“Barriers and Bias: The Status of Women in Leadership”

http://www.aauw.org/research/barriers-and-bias/

“Boxed In: Portrayals of Female Characters and Employment of Behind-the-Scenes Women in 2014-15 Primetime Television”

http://womenintvfilm.sdsu.edu/files/2014-15_Boxed_In_Report.pdf

“Building a Diverse and Inclusive LinkedIn”

https://careers.linkedin.com/diversity-and-inclusion

“Building a More Inclusive Twitter in 2016”

https://blog.twitter.com/2017/building-a-more-inclusive-twitter-in-2016

“The Celluloid Ceiling: Behind-the-Scenes Employment of Women on the Top 100, 250, and 500 Films of 2016”

http://womenintvfilm.sdsu.edu/wp-content/uploads/2017/01/2016_Celluloid_Ceiling_Report.pdf

“Data Exposes Gender Fault Lines [in Film]”

https://filmonomics.slated.com/data-exposes-gender-fault-lines-infographica5aee8ee4470#.47n24dqga

“Digital News Report 2016”

http://www.digitalnewsreport.org/

“Directors Guild of America Feature Film Diversity Report”

http://www.dga.org/News/PressReleases/2015/151209-DGA-Publishes-InauguralFeature-Film-Diversity-Report.aspx

“Directors Guild of America Study: Women and Ethnic Minorities Continue to be Overlooked for Critical Breaks in Television Directing”

http://www.dga.org/News/PressReleases/2016/160817-DGA-Study-Women-and-EthnicMinorities-Overlooked-for-First-Breaks-in-TV-Directing.aspx

“Diversity and Inclusion: An Update on Our Data” [@Slack]

https://slackhq.com/diversity-and-inclusion-an-update-on-our-data-7af803cedae4#.jkkhyz42q

“Diversity Gap in the Tony Awards”

http://blog.leeandlow.com/2016/06/07/tony-awards-diversity-gap-infographic/

“Diversity in High Tech”

https://www.eeoc.gov/eeoc/statistics/reports/hightech/index.cfm

“Diversity on the Sunday Shows in 2015”

http://mediamatters.org/research/2016/03/15/report-diversity-on-the-sunday-showsin-2015/208886

“Essential Facts About the Computer and Video Game Industry”

http://essentialfacts.theesa.com/Essential-Facts-2016.pdf

“Exploring the Careers of Female Directors”

https://www.sundance.org/pdf/artist-programs/wfi/phase-iii-research—femalefilmmakers-initiative.pdf

“Facebook Diversity Update: Positive Hiring Trends Show Progress”

http://newsroom.fb.com/news/2016/07/facebook-diversity-update-positive-hiring-trendsshow-progress/

“Gaming and Gamers”

http://www.pewinternet.org/2015/12/15/gaming-and-gamers/

“Gender & Short Films: Emerging Female Filmmakers and the Barriers Surrounding Their Careers”

http://annenberg.usc.edu/pages/~/media/MDSCI/MDSC%20LUNAFEST%20Report%2010515.ashx

“Gender Breakdown of Games Showcased at E3 2016”

https://feministfrequency.com/2016/06/17/gender-breakdown-of-games-showcasedat-e3-2016/

“The Gender Gap in Coverage of Reproductive Issues”

http://wmc.3cdn.net/3d96e35840d10fafd1_7wm6v3gy2.pdf

“Global Diversity and Inclusion at Microsoft”

https://www.microsoft.com/en-us/diversity/inside-microsoft/default.aspx#epgDivFocusArea

“Google Diversity”

https://www.google.com/diversity/

“Here’s One Good Thing About 2016: Magazine Covers Were More Diverse Than Ever”

http://www.thefashionspot.com/runway-news/726447-diversity-report-magazinecovers-2016/

“2016 Hollywood Diversity Report: Business as Usual?”

http://www.wga.org/uploadedFiles/who_we_are/HWR16.pdf

“Hollywood Unions See Gender Pay Gap in 2015 Exec Salaries”

http://deadline.com/2016/04/hollywood-unions-salaries-2015-gender-gaplist-1201741928/

“2016 Hollywood Writers Report”

http://www.wga.org/news-events/news/press/2016/wgaw-releases-hollywood-writersreport

“Inclusion & Diversity” [Apple]

http://www.apple.com/diversity/

“Inclusion or Invisibility? Comprehensive Annenberg Report on Diversity in Entertainment”

http://annenberg.usc.edu/pages/~/media/MDSCI/CARDReport%20FINAL%2022216.ashx

“Inequality in 800 Popular Films: Examining Portrayals of Gender, Race/Ethnicity, LGBT, and Disability from 2007-2015”

http://annenberg.usc.edu/pages/~/media/MDSCI/Dr%20Stacy%20L%20Smith%20Inequality%20in%20800%20Films%20FINAL.ashx

“Intel Diversity and Inclusion Mid-Year Report 2016”

http://www.intel.com/content/www/us/en/diversity/diversity-2016-progress-report.html

“International Game Developers Association Satisfaction Survey”

http://www.igda.org/

“It’s a Man’s (Celluloid) World: Portrayals of Female Characters in the Top 100 Films of 2015”

http://womenintvfilm.sdsu.edu/files/2015_Its_a_Mans_Celluloid_World_Report.pdf

“‘It’s Dude Time!’: A Quarter Century of Excluding Women’s Sports in Televised News and Highlight Shows”

http://journals.sagepub.com/doi/abs/10.1177/2167479515588761

“Oscars Gender Gap: Docs, Foreign Films Twice as Likely to Have Female Directors”

http://www.thewrap.com/oscar-eligible-movies-gender-gap-woman-female-director-docforeign/

“Pathways to Inclusion: D.C. Tech Report”

https://dmped.dc.gov/page/pathways-inclusion-dc-tech-report

“Pew Research Center: Social Media Update 2016”

http://www.pewinternet.org/2016/11/11/social-media-update-2016/

“A 2016 Update on Diversity at Pinterest”

https://blog.pinterest.com/en/2016-update-diversity-pinterest

“Predictors of Diversification in Journalism and Mass Communication Education”

http://www.grady.uga.edu/annualsurveys/Supplemental_Reports/BeckerVladStefanitaAEJMCMAC2015.pdf

“Professionals or Academics? The Faculty Dynamics in Journalism and Mass Communication Education in the United States”

http://www.grady.uga.edu/annualsurveys/Supplemental_Reports/BeckerVladStefanita_Lyon062015.pdf

“National Plutocrat Radio”

http://fair.org/home/national-plutocrat-radio/

“NPR’s On-Air Source Diversity: Some Improvement, More Work to Be Done

http://www.npr.org/sections/ombudsman/2015/12/08/458834769/nprs-on-air-sourcediversity-some-improvement-more-work-to-be-done

“Number of Female Protagonists hits Record High”

http://womenintvfilm.sdsu.edu/wp-content/uploads/2017/02/2016-Its-a-Mans-CelluloidWorld-Report.pdf

“100 Years of [Pulitzer Prize] Data”

http://www.cjr.org/analysis/100_years_of_data.php

“Radio Television Digital News Association/Hofstra University Annual Survey of Women and Minorities in Newsrooms”

https://www.rtdna.org/article/rtdna_research_women_and_minorities_in_newsrooms

“The Rare & Ridiculed: Senior Citizens in the 100 Top Films of 2015”

http://annenberg.usc.edu/~/media/MDSCI/Dr%20Stacy%20L%20Smith%20Rare%20and%20Ridiculed%20Seniors%20in%20100%20Top%20Films%20FINAL.ashx

“The Reel Truth: Women Aren’t Seen or Heard”

https://seejane.org/research-informs-empowers/data/

Society of Women Engineers: “Degree Attainment”

http://research.swe.org/2016/08/degree-attainment/

“Some Things Considered, Mostly By White Men”

http://fair.org/home/some-things-considered-mostly-by-white-men-2/

“State of Start-ups 2016”

http://stateofstartups.firstround.com/2016/

“Still Looking at the Dow Jones Gender Gap”

http://www.iape1096.org/news/2016/08_stilllooking.php

“Sunday Morning Monitor” (Women & Politics Institute)

http://www.american.edu/spa/wpi/sunday-morning-monitor.cfm

“2016 Talkers Heavy Hundred”

http://www.talkers.com/heavy-hundred/

“Thumbs Down 2016: Top Film Critics and Gender”

http://womenintvfilm.sdsu.edu/files/2016_Thumbs_Down_Report.pdf

“The VIDA Count” (VIDA Women in Literary Arts)

http://www.vidaweb.org/the-2015-vida-count/

“What Drives Female Attrition in STEM Professions?”

http://research.swe.org/wp-content/uploads/2016/08/16-SWE-029-Culture-Study-10_27_16-Final-CP.pdf

“Where Voters Saw Most Sexist Treatment of Women in Media”

http://www.nameitchangeit.org/blog/entry/voters-say-social-media-most-sexist-intreatment-of-women-candidates

Рубрики
2016 Must Reads Лучшее Отработка срочных новостей Повестка Редакционная политика семидесятые Социальные медиа США Тенденции

New York Magazine: в США рекордно упало доверие к СМИ

New York Magazine опубликовал программную статью, где говорится о рекордном падении доверия к СМИ в США. Собраны десятки мнений американских журналистов (и опрошены 113 медиэкспертов) о причинах происходящего.

  • Опросы Gallup в 1974 году (Уотергейт) показывали, что 69% респондентов доверяют СМИ;

  • В 2015 году показатель достиг исторического минимума. 21% верит теленовостям, 20% верят газетам. Меньше доверяют только Конгрессу и крупным корпорациям;

  • В материале предполагается, что эпоха Уотергейта, сформировавшая образ журналистики как четвертой власти была скорее исключением, чем правилом массовых коммуникаций;

  • Одновременно всплывают вопросы вроде: почему социальные, а не традиционные медиа обращают внимание общества на острые проблемы, сообщая об очередном убийстве афроамериканца полицейскими;

Ниже несколько разнородных тезисов из собранных:

  • Новости, чем бы они ни прикидывались — развлечение;

  • Медиа действительно не знают, как обращаться с серьезными вопросами;

  • Людям нравятся герои, злодеи и сюжеты попроще;

  • Медиа выработали своего рода информационную слепоту, следуя собственным правилам (например, при работе со сливами);

  • Хорошие новости скучны, а журналисты подвержены скуке. Это знают редакторы, продюсеры и издатели;

  • Журналисты более циничны, чем читатели и часто идут на сделки;

  • СМИ плохо понимают аудиторию и страну (в отличие от Дональда Трампа);

  • Пресса может быть жестокой вне зависимости от описываемого субъекта (и очень избирательно применяет эту жестокость);

  • Отдельно стоят вопросы объективности, предпочтений и общего журналистского невежества;

  • Медиа все чаще служат чему угодно — политикам, крупным корпорациям, стартапам, но не общественным интересам;

  • Эту ношу теперь взвалили на себя социальные медиа, которые дали каждому то, что он хочет видеть и раздробили реальность на кусочки.

Рубрики
2015 2016 Аудитория Бренд Видеопроизводство девяностые Инвестиции Кейсы Лучшее Медиаменеджмент Медиастратегии Медиатрансформация нулевые Организация ньюсрума Платный контент Посещаемость и KPI Редакционная политика Редакционные процессы Стриминг и прямой эфир США Тенденции Цифровая реклама

Politico: история Salon, одного из старейших американских интернет-журналов

Издание Politico посвятило большой материал истории Salon, одного из старейших американских интернет-журналов (основан в 1995). Кратко:

  • От старого Salon осталось не так уж много, попытка захватить как можно больше трафика любыми методами уничтожила бренд, а недостаток кадров (20 человек вместо 300) не позволила масштабироваться так же эффективно, как это удалось The Huffington Post;

  • В мае гендиректор Salon (до этого — техдир The Huffington Post) покинула издание;

  • В течение почти всей своей истории Salon не был прибыльным. Жизнь в нем поддерживалась денежными вливаниями;

  • Управляющие перепробовали множество способов заработка — рекламную модель, подписку, гибридную модель (дневной пропуск в обмен на просмотр рекламы), нечто вроде клуба (Salon Core — после того, как база подписчиков сократилась в 10 раз; на пике их было 89 тысяч). Следует отметить, что подписка была не следствием стратегии, а попыткой спасти бизнес.

  • Старые журналисты, говоря о духе Salon, вспоминают прорывные вещи, сравнимые по качеству с материалами традиционных бумажных журналов. При этом такое качество могли обеспечить только спонсорские средства — за 20 лет покровители потратили на Salon минимум 20 миллионов долларов;

  • IPO не принесло Salon счастья — компания расплатилась с долгами и тут же начала нанимать сотрудников. За три года с 1999 по 2002 год акции подешевели в 10 раз до 1 доллара, к маю 2016 года их стоимость упала до 5 центов.

  • Провал подписной модели и видеостудии заставил последнего гендиректора сосредоточить усилия на рекламной модели и расширении инвентаря. Поначалу использовалась и видеоагрегация, а затем и видеопроизводство, так как реклама на видео гораздо дороже.

  • Редакционные процессы изменились — наняли трех человек для агрегации 5-6 материалов в день по разным вертикалям сайта. Главной ценностью материала стал объем привлеченного трафика.  Несмотря на рекордные исторические показатели посещаемости, Salon отставал от The Huffington Post по числу уникальных пользователей в десять с лишним раз.

  • Были выделены горячие темы, потенциально привлекающие трафик. Журналистов заставляли сконцентрироваться на них. Иногда, когда трафика не хватало, главный редактор писал материалы сам, подписываясь «Salon Staff» («редакция Salon»);

*  К концу 2015 года общий дефицит бюджета Salon достиг 124 миллионов долларов, хотя за год убытки составили лишь 250 тысяч долларов;

  • Сейчас спонсоры Salon состарились: в 2016 одному из них за 80, а другому 75. Существующий уже 20 лет Salon столкнулся нетипичным для интернет-СМИ вопросом: захотят ли наследники продолжать поддерживать бренд, который когда-то ассоциировался с качественной журналистикой.
Рубрики
Must Reads Лучшее

История о найденном времени. Как Pressfeed.ru помогает медиа бороться с рутиной

«Мы и Жо» регулярно публикует кейсы российских и зарубежных медиакомпаний и стартапов. Хотелось бы делать это чаще — присылайте свои истории на amzin@alex-alex.ru . Единственное условие — они должны быть полезными и интересными не только вам.

Константин Бочарский 

Pressfeed – сервис подписки на запросы журналистов. В ближнем фокусе он помогает репортерам собирать фактуру для заметок, экономя время и защищая от «пиар-спама». А компаниям дает доступ к реальным запросам СМИ, замещая «холодные продажи» работой под «запрос». Если же смотреть широко, то Pressfeed – сервис оптимизации рутины, причем в весьма непривычной сфере. Сфере, где, казалось бы, совсем мало простора для автоматизации. Что это означает, рассказывает основатель Pressfeed.ru, в недавнем прошлом редактор журнала «Секрет Фирмы» Константин Бочарский.

Рубрики
2015 Весь мир Журналистская этика Журналистские навыки Кейсы Лучшее Социальные медиа

Как придумывать заголовки: пять советов от Nielsen Norman Group

Nielsen Norman Group публикует подборку советов, призванных облегчить процесс придумывания заголовков.

Рубрики
2015 Must Reads Документы Журналистская этика Журналистские навыки Лучшее Медиаменеджмент Организация ньюсрума Редакционная политика США Тенденции

Положение женщин в медиа — доклад Status of Women in U.S. Media

wmc

Women’s Media Center (WMC) опубликовал  доклад Status of Women in U.S. Media, посвященный роли женщин в медиаиндустрии. Ольга Добровидова (McKinsey Next Generation Women Leaders ’14) перевела основные положения доклада. В конце пытливого читателя ждет полсотни ссылок по проблеме.

Рекомендуется всем интересующимся феминизмом, повесткой западной журналистики, трендами в российской журналистике, а также специалистам из сферы кино.

На чтение документа уйдет минут 20. Не садитесь за него без свободного получаса.