Рубрики
2020 Журналистская этика Журналистские навыки Отработка срочных новостей Редакционная политика Редакционные процессы Редакция и дистрибуция

Почему журналисту нельзя использовать страдательный залог

«Резиновые пули сами себя не выстреливают», пишет журналистка Кейтлин Шнайдер в своей рассылке. Она затрагивает одну из важнейших проблем репортажа и новостной журналистики — проблему атрибуции действия.

Полноценное журналистское сообщение всегда состоит из субъекта, действия и объекта. Информированному гражданину, живущему в демократическом государстве, чрезвычайно важно принять решение, зная, кто, что и почему сделал, и куда были направлены эти усилия.

Однако освещение протестов в США (да и многие другие репортажи) показывают, что зачастую субъект, главное действующее лицо, исчезает из сообщения.

«Фотографу выстрелили в глаз». Кто? Неужели журналист не может атрибутировать, отнести это действие к одной из сторон во время протеста? Если не может — то надо указать, что это неизвестно.

«Перцовый баллончик вызвал давку в Лафайет-парк во время мирной демонстрации в память о Джордже Флойде». Перцовый баллончик — предмет неодушевленный, он сам собою не срабатывает и по собственному желанию давку не вызывает.

«Распыляется слезоточивый газ» — это гораздо ближе в том числе к российским протестам. Конечно, он не сам собою распыляется. У стороны, которая это делает, есть название, а у отдавшего приказ — имя, фамилия и должность.

Именно поиск имени и ответственных — журналистская задача. И здесь стилистическое решение не использовать страдательный залог пересекается с идеологически важным недавним решением Inc. Russia перестать использовать слово «власти», ведь решения принимают конкретные госорганы и чиновники.

Рубрики
2020 Законы и регулирование Отработка срочных новостей Работа с пресс-службами Редакционная политика Редакционные процессы Россия

Что иск «Роснефти» значит для всех нас, и чего не сделали в РБК

Что случилось?

«Роснефть» обратилась в суд за защитой деловой репутации в связи с публикацией на сайте РБК новости «Рязанский ЧОП получил долю в бывшем венесуэльском проекте „Роснефти“».

История вопроса в четырех ссылках: (заявление РБК, материал РБК, пресс-релиз Роснефти, новость «Интерфакса»).

Журналистское сообщество на стороне РБК, и это понятно — PR-стратегия компании «Роснефть» с ее слоганом «На благо России» заключается в атомных бомбардировках медиаландшафта угрозами и многомиллионными исками.

Но есть один важный профессиональный момент.

Чего не сделали в РБК?

Как пишут «Ведомости»:

Еще до заявления «Роснефти» РБК изменил заголовок статьи (сейчас материал называется «Росзарубежнефть» получила бывший венесуэльский актив „Роснефти“ через ЧОП») и добавил ссылку на «Интерфакс».

Читатель, пришедший на новость РБК, не имеет шанса заметить то, что заметили «Ведомости». Там нет блока «Примечание: первоначальная версия статьи вышла с другим заголовком», нет сообщения о добавлении ссылки на «Интерфакс».

Нет упоминания об изменениях заголовка и добавлении ссылки и в заявлении.

А ведь это не просто правки. Заголовок мог фигурировать в иске (если он вообще существует), а ссылка на источник — юридически важное действие, после нее вероятность, что РБК проиграет суд, существенно снижается.

Мне кажется, что этот кейс гораздо шире конфликта с «Роснефтью», которая легко найдет сколько угодно поводов подать иск. Читатель имеет право знать, смотрит ли он на измененный текст, и увидит ли человек, которому он скинет на тот же текст ссылку, такие же буквы.

Что надо сделать всем нам?

Российское журналистское сообщество обладает общепризнанной неспособностью договориться хоть о чем-то. Характерный пример — еще докрымская попытка сделать постановку гиперссылок друг на друга отраслевым стандартом.

Возможно, в эпоху, когда главный редактор «Ведомостей» меняет заголовок материала о «Роснефти», а РБК вносит существенные правки в том же стиле без их описания, стоит ввести новое отраслевое правило хорошего тона:

С публичными текстами нельзя делать ничего тайного. О правках нужно сообщать открыто.

За этим моим предложением нет никакой политической подоплеки. Это вопрос отношений с читателем, полный аналог трех вещей, которые медленно пробираются и в русскоязычные СМИ тоже:

  • сообщение «Новость дополняется…» (кстати, используется РБК), если текст срочный и не окончательный;
  • сообщение о возможном конфликте интересов (если издание пишет само о себе или о своих владельцах);
  • раскрытие информации об авторе, если существует вероятность конфликта интересов (сообщение о том, что автор, например, не владеет активами, о которых пишет).

Это то, что можно начать делать в своем СМИ прямо сейчас, не тратя ни копейки денег и завоевывая доверие читателей.

Рубрики
2018 Must Reads Аналитика Аудитория Журналистская этика Законы и регулирование Медиастратегии Медиатрансформация Местная пресса Редакционная политика Россия Тренды

Как устроен рунет — ответ Леониду Волкову

Леонид Волков опубликовал у себя в фейсбуке программный пост о состоянии дел в медиасфере российского сегмента сети Интернет. Эта статья — ответ на его тезисы.

При подобной дискуссии необходимо абстрагироваться от политических убеждений. Анализ рынка в первую очередь должен быть всесторонним, то есть скорее комплементарным по отношению к другим источникам, нежели комплиментарным для тех или иных людей.

Рубрики
2018 Весь мир Кейсы Медиастратегии Монетизация мобильных продуктов Платный контент Редакционная политика Социальные медиа Тренды Фактчекинг Цифровая реклама

Дайджест. Неделя 18. Монетизация, Google, госрегулирование и свобода прессы

На Западе решают три вида проблем. Медиа упражняются в монетизации сообществ, платформы — в осторожном сборе личных данных (уже 25 мая GDPR изменит привычный подход к приватности), а журналисты — в противодействии госрегулированию и фейкам.

tiburi / Pixabay

В ролях: The Guardian, Twitter, Google, The Wall Street Journal, The Times, Roku, Facebook, The Debrief и Gawker.

Монетизация

The Guardian почти окупается. Компания сократила вдвое свои убытки: с 38 до 19 миллионов фунтов стерлингов за финансовый год (ожидалось, что убытки составят £25 миллионов). Издатель планировал выйти на безубыточность за три года — теперь остался последний. (The Guardian)

Twitter достиг прибыльности. Прибылен уже второй квартал подряд (Business Insider)

На The Wall Street Journal подписываются сотни тысяч студентов. Большинство — почти 200 тысяч из 350 — женщины. В целом 80% подписчиков газеты мужчины, поэтому рекламная кампания Good Things Come to Those Who Don’t Wait с амбициозной и нетерпеливой главной героиней очень помогла. Женская аудитория привлекательная и для The Financial Times (80% мужчин) и The Economist (менее 30% женщин на 1,4 миллиона подписчиков). Женская аудитория поможет WSJ достичь цели в три миллиона подписчиков.  (The Drum)

Упорство лондонской The Times окупилось. Нарочитое замедление издательских темпов привело к росту базы подписчиков на 15% и просмотров страниц на мобильниках на 45%. (Digiday)

Google

Google начнет продавать рекламу YouTube TV через свою сеть Google Preferred. YouTube TV — это комплект популярных телеканалов. Фактически компания комбинирует теле- и интернет-рекламу в единую инфраструктуру. В марте почти 30 миллионов американских домохозяйств стримили YouTube на свои телевизоры (WSJ, Business Insider)

Google запустил редизайн Gmail. Это не относится напрямую к медиа, но весь характер редизайна заставляет относиться к Gmail как к в первую очередь мобильному приложению. (The Verge)

Пять мифов об искусственном интеллекте. Среди них: миф о том, что можно различить человека и машину; что ИИ автоматизирует экономику; что ИИ избавит решения от человеческой необъективности. (The Washington Post)

Google начал учитывать предрассудки нейросетей при их обучении. Например, нейросеть, которая пытается определить тон кинорецензии, может дать лучшую оценку высказыванию «главный персонаж — мужчина», чем «главный персонаж — женщина». Довольно много интересных рассуждений и картинок. (Google Developers)

Новости: настоящие и фейки

Стриминговая платформа Roku займется новостями. К его The Roku Channel добавятся (Business Insider)

Twitter добавил больше новостей в домашнюю ленту пользователей. Добавку получат и мобильные приложения и веб-сервис. (BuzzFeed)

Facebook визуально уменьшил похожие на фейки записи. Раньше, когда он пытался помечать фейки как фейки, люди кликали, чтобы посмотреть, что же там такое страшное. Теперь он сокращает  размеры превью таких новостей, благодаря чем их легче проскроллить и не заметить. Кроме того, их сопровождают проверенные и разоблачающие сообщения, а фактчекеры теперь получают подозрительные записи в правильно приоритизированном порядке. (TechCrunch)

Исследование: кто и почему репостит фейки в социальных медиа. В основном эта индустрия — по-прежнему торговля ненавистью и страхом, помноженная на упорство. (NewsWhip)

Платформы иногда убивают. Британский The Debrief, ориентированный на молодых женщин, не сумел справиться с изменениями алгоритма Facebook и закрыл свой сайт. Вот как менялось вовлечение во времени. (Nieman Lab)

Приватность, частное и госрегулирование

Старое, но важное. Facebook изменил условия обслуживания и вывел из-под закон о GDPR полтора миллиарда человек. Социальная сеть очень хочет сократить свою зависимость от европейских драконовских законов о персональных данных (Business Insider)

Репортеры без границ опубликовали Всемирный рэнкинг свободы прессы. 180 стран. США на 45 строчке, Северная Корея на 180 месте, первое у Норвегии. Россия находится на 148 месте, Китай на 176. (Reporters without borders)

Распределение стран в зависимости от состояния свободы слова

Питер Тиль решил не покупать Gawker.com, чтобы избежать потенциального иска о тайном финансировании судебного разбирательства, в результате которого издание разорилось. Это решение позволит продать Gawker, прекративший работу в 2016 году. (WSJ)

 

Рубрики
2018 Аудитория Бренд Кейсы Медиаменеджмент Медиастратегии Мобильные продукты Платный контент Рассылки Редакционная политика США Тренды

Письмо главреда Bloomberg о новой цифровой стратегии

Новый сайт Bloomberg
Новый сайт Bloomberg

Дорогой читатель,

как главный редактор я обычно стараюсь не показываться вам на глаза. Но сегодня важный момент для Bloomberg: мы вводим подписку для Bloomberg Digital, меняем дизайн сайта, запускаем выходящую дважды в день региональную рассылку, а также внедряем множество других новшеств. Это заслуживает краткого объяснения.

Мы сделали Bloomberg.com почище и упростили наше приложение для потребителей. Мы думаем, что вам также понравится, что мы расширили наше освещение событий в некоторых сферах — от экономики и сделок до финансов и мнений. Новости теперь можно не только читать, но и слушать.

В начале дня вы можете получить виртуальную газету The Bloomberg Open; когда вы покидаете рабочее место, вы получите на свой телефон The Bloomberg Close. Обе рассылки выходят в трех региональных вариантах — для Европы, Азии и Америк.

Наш платный доступ зависит от числа просмотров. На запуске вы сможете бесплатно читать 10 статей каждый месяц, а также ежедневно смотреть 30 минут прямого эфира Bloomberg TV. После прочтения 10 статей мы попросим вас стать цифровым подписчиком. Вы найдете подробную информацию на www.bloomberg.com/help, но на запуске у вас есть выбор:

  • Цифровая подписка за $34,99 в месяц (после $9,99 в месяц в течение пробного полугодового периода) включает полный доступ к Bloomberg.com, мобильным и планшетным приложениям Bloomberg, эфиру Bloomberg TV, видеозаписям подкастам и ежедневным рассылкам Bloomberg, доступным только подписчикам.
  • Полный доступ за $39,99 в месяц (после $9,99 в месяц в течение пробного полугодового периода), включает неограниченный цифровой доступ ко всему вышеупомянутому контенту, а также к еженедельному журналу Bloomberg Businessweek и доступ к эксклюзивным мероприятиям BloombergLIVE.

Таким образом, мы кое-что меняем в Bloomberg. Но наша основная миссия остается прежней — обеспечить вас полной хроникой капитализма во всех его формах. Мы создали наше имя на умных, объективных и опирающихся на данные журналистских материалах со всего мира. Мы благодарны за то, что вы это прочитали и приветствуем любые отзывы.

Искренне ваш,

Джон Миклетуэйт,

главный редактор

Bloomberg.

Рубрики
2018 Must Reads Аналитика Аудитория Бренд Документы Журналистская этика Журналистские навыки Кейсы Медиастратегии Повестка Посещаемость и KPI Редакционная политика Россия Тренды Фактчекинг

Этика интернет-журналистики: объясняем на примерах

В апреле я выступил в Москве на финале фестиваля «Вместе медиа». По просьбе организаторов я подготовил презентацию об этике интернет-журналистики. Выступал я в двух качествах. С одной стороны как главред «Мы и Жо», изучающего тенденции западной и российской журналистики. С другой — как издатель The Bell, который придерживается подчеркнуто делового и объективного стиля сообщений.

Целиком презентацию можно скачать здесь.

Рубрики
2018 email-маркетинг Аудитория Гостевой пост Рассылки Редакционная политика Россия

7 уроков, которые я извлёк за два года ведения личной рассылки на 40 тысяч подписчиков

Иван Сурвилло
Иван Сурвилло

Привет, меня зовут Иван Сурвилло, я студент первого курса журфака и веду личную еженедельную рассылку на 40 000 человек.

Рубрики
2018 Must Reads Аналитика Аудитория Большие данные Виртуальная реальность Дизайн и интерфейсы Дополненная реальность Маркетинговые метрики Медиастратегии Местная пресса Нишевые медиа Организация ньюсрума Персонализация Пользовательский контент Проверка информации Расследовательская журналистика Редакционная политика Редакционные метрики Социальные медиа Стриминг и прямой эфир США Традиционные и цифровые медиа Тренды Фактчекинг

14 журналистских трендов: расследования, алгоритмы и голосовые интерфейсы

В марте 2018 года Poynter опубликовал обзор журналистских трендов, особо коснувшись алгоритмической журналистики. Среди трендов, которые требуют срочных действий — вычислительная журналистика, алгоритмические расследования, голосовые новостные интерфейсы, изучение толпы, радикальная прозрачность и многое другое.

Прим. ред. Перевод бесплатно выполнен по просьбе «Мы и Жо» командой переводчиков Translate_In. Полученный текст пришлось существенно отредактировать в части терминов и большинства пассажей.

Содержание доклада

Новостные организации в ближайшем будущем могут

  • включать специальные оперативные группы журналистов-расследователей, которые тщательно изучают алгоритмы,
  • регулярно выпускать временные крупные проекты для освещения ключевых событий и,
  • благодаря ослабленным правилам FCC (Federal Communications Commission – Федеральная комиссия по связи – пояснения пер.) под руководством председателя Аджита Пая (Ajit Pai), смогут стать собственностью одной из нескольких постоянно объединяющихся мегакорпораций.

Это некоторые из вопросов, освещенных в 11-м ежегодном докладе о тенденциях в области технологий, выпущенном 15 марта на конференции SXSW. Институт «Будущее сегодня» (Future Today Institute, FTI) назвал 14 конкретных тенденций, важных для новостных медиа. Эти тренды проявятся с высокой долей уверенности и смогут оказать непосредственное влияние на СМИ. Доклад призывает новостников немедленно начать действовать в указанных направлениях.

Институт «Будущее сегодня» был основан футуристкой Эми Уэбб (Amy Webb), хорошо известной в отрасли за всегда забавные, но временами жесткие презентации о технологических трендах, ежегодно представляемые на конференции Online News Association. Хотя предсказания Уэбб могут казаться футурологической чепухой, ее послужной список заставляет относиться к ним серьезно.

geralt / Pixabay

Тренды, требующие немедленных действий от СМИ

Вычислительная журналистика. Помощь компьютера в подготовке материала (computer-assisted reporting) — не вполне новая идея. Она была в списке FTI в течение четырех лет и применялась в редакциях в течение десятилетий. В докладе говорится о «повышенном спросе» на журналистов с навыками сбора и анализа данных в ближайшем будущем.

Расследовательские команды для алгоритмов и данных. Алгоритмы и наборы данных все сильнее управляют повседневной жизнью людей через взаимодействие с правительством, правоохранительными органами, школами и финансовыми учреждениями. Новостникам, в свою очередь, нужно разбираться в том, насколько эти алгоритмы могут быть предвзяты или понятны для аудитории.

Голосовые интерфейсы для новостей и книг. Alexa и прочие подобные устройства/помощники проникли в миллионы домов по всему миру. Журналистов получили великолепную возможность интерпретировать естественный человеческий язык, чтобы предложить вдумчивые и тонкие ответы на сложные вопросы пользователей.

Изучение толпы. (Crowdlearning) В пассивной информации, которую предоставляют пользователи, содержатся ценные для журналиста вопросы. Подумайте об изучении поисковых запросов, данных о местонахождении и доступных публично данных о здравоохранении.

Ньюсрумы уже начали использовать эту информацию в своих материалах. Например, Google Trends позволил узнать, что жители Великобритании после Брексита начали вводить запрос «Что такое Евросоюз?»

Цифровая хрупкость. Интернет поглощает информацию быстрее, чем мы можем ее архивировать. Любой журналист, опубликовавший информацию в интернете, знает, что такое потеря архивов после обновления веб-сайта или внутренних сбоев. Может ли быть так, что новостники несут обязательства по защите хрупких данных в интернете?

Радикальная прозрачность. Открытость [по собственной ценности] — это новая подпись автора.  По мере того усложнения журналистской работы (анализ данных, алгоритмы и другие сложные инструменты) новостные организации должны объяснить аудитории, как они пришли к своим выводам.

Новостные продукты, выпущенные ограниченным тиражом. Временные подкасты, новостные рассылки, чатботы и SMS о погоде, крупных спортивных событиях или выборах распространяются все шире. Они предоставляют интересные возможности для наращивания выручки, привлечения аудитории и сбора данных.

От одного к немногим. Хотя в целом отраслевых игроков двигаются в сторону наращивания масштабов, иногда запуск узкоспециализированных изданий имеет больше смысла. Редакции научились ценить преданность вместо транзитного трафика. Мало какая аудитория крепче «прилипает» к контенту, чем та, что придерживается узкоспециализированных тем.

Слои уведомлений. Уведомления, еще недавно бывшие новинкой, теперь засоряют экраны блокировки наших устройств. Новостным организациям следует найти способ выделиться среди шума и не расстраивать пользователя.

Прозрачность показателей. У нас много проблем с аналитикой. Во-первых, сейчас 2018 год, а некоторые редакции все еще не дают доступ журналистам ко всем данным. С другой стороны, есть все больше доказательств того, что цифры из различных организаций не совпадают и даже не могут измерить то, что они якобы измеряют. Пришло время для большей прозрачности со всех сторон этого разговора.

Оффлайн — это новый Онлайн. Apple и Google приспособили свои инструменты для работы в местах без доступа к источникам данных. Новостные организации, которые предоставляют схожий «офлайновый» опыт лучше работают с аудиторией, особенно в сельских регионах и частях света без доступа к Сети.

Поисковые для аудио. Подкасты в последние годы — ключевое средство поставки новостного контента. Serial и другие помогли сделать их мейнстримом. Проблема? Исторически аудио не индексируется — искать в этом формате трудно. Сразу несколько организаций работают над решением этой проблемы.

Видео. FTI размышляет о трех видеотрендах: телевизоры с интернет-подключением, децентрализация интернета и потоковое социальное видео. Смарт-телевизоры со встроенными потоковыми службами подорвут рынок местных вещательных станций и кабельных новостей.

Децентрализованная сеть, где компьютеры проще связываются друг с другом, сможет сделать инструменты вроде Skype неуместными. Теперь, когда почти каждая крупная социальная сеть предлагает инструмент потокового видео, индустрия вещания больше не ограничена специальными лицензиями и технически однородна.

Консолидация СМИ. Такие организации, как Sinclair, AT&T, Verizon, Comcast, Charter и Amazon шагнули вперед в захвате медиапространства, в то время как традиционные СМИ стали меньше. Ослабленные ограничения FCC и растущая нагрузка на СМИ, вероятно, лишь ускорят эту тенденцию.

geralt / Pixabay

Тренды, влияющие на разработку стратегии

В докладе отмечается ряд других течений, которые имеют долгосрочные последствия. Их следует учесть в стратегии. Среди них:

  1. Генерирование естественного языка для разных уровней чтения. Компьютеры будут автоматически писать истории и создавать разные версии материалов для разных аудиторий.
  2. Вычислительная фотография. Такие инструменты, как новая камера iPhone, сочетающая оптические и цифровые методы обработки изображений, распространятся еще больше.
  3. Журналистика как услуга (JaaS — Journalism as a Service). Вместо того, чтобы писать исключительно для собственных изданий, журналисты предоставят контент, который могут использовать третьи лица.
  4. Фактчекинг в реальном времени. Распознавание речи и тонко настроенные алгоритмы помогут специалистам, исправлять ложные утверждения почти сразу после факта заявления.
  5. Синтетические наборы данных. Подумайте о lorem ipsum (Lorem ipsum— классическая панграмма, условный, зачастую бессмысленный текст-заполнитель, вставляемый в макет страницы – пояснения пер.) для набора данных. Они заполняют реальную информацию, позволяя исследователям оттачивать алгоритмы и компьютерные модели. Такие синтетические наборы данных защищают личные данные в процессе отладки алгоритмов.
  6. Новые форматы видео- и аудиоисторий. Смешанная реальность, голосовые интерфейсы и другие технологии предоставляют новый пользовательский опыт и меняют способы взаимодействия аудитории с информацией.
  7. Подстройка алгоритмов социальных сетей. Социальные сети активно пытаются исправить проблемы с дезинформацией и злоупотреблением лазейками в алгоритмах по всему миру.
  8. Первая поправка в цифровую эпоху. Как мы справляемся с языком вражды и угрозами в Сети? Эта проблема будет становиться все острее. В некоторых странах также ведутся непростые дискуссии о дезинформации и свободе слова.

Полная версия доклада содержит 235 трендов в 20 отраслях и доступна по ссылке.

Переведено командой Translate_In.

 

Рубрики
2018 Must Reads Аналитика Аудитория Бренд Диверсификация выручки Дизайн и интерфейсы Медиастратегии Мобильные продукты Монетизация мобильных продуктов Персонализация Посещаемость и KPI Редакционная политика Социальные медиа США Тренды

Дизайн продукта: для аддикции или лояльности?

Nieman Lab 19 апреля опубликовал программную колонку редакционного директора Digital Content Next Мишель Манафи (Michelle Manafy), посвященную непростому выбору при дизайне продуктов. «Мы и Жо» приводит немного адаптированный перевод.

ColiN00B / Pixabay

Ответ на вопрос в заголовке зависит от того, хотите вы пользователей или аудиторию.

В наши дни словом «аддиктивный» часто разбрасываются. В сомнительных псевдонаучных и обыденных разговорах слово истерлось. Почти. Когда «аддикцию» или «зависимость» объединяют со словами вроде «кокаиновый», «опиоидный» или «табачный», слово вновь по праву становится полновесным. Зависимость от тех или иных веществ широко изучалась и тщательно задокументирована. И, к счастью или сожалению, подобные исследования привели к тому, что аддиктивность продукта стала дизайнерским принципом.

Например «однорукие бандиты» — это крэк игровой зависимости. Они по дизайну устроены так, чтобы очаровывать, поддразнивать и вознаграждать по схеме, в точности разработанной для создания преданной аудитории и огромной выручки. То же самое касается смартфонов, приложений и социальных медиа. Вопрос не в том, является ли аддиктивность эффективной дизайнерской философией. Вопрос таков: способен ли этот подход привести к здоровым долгосрочным отношениям с потребителем?

Кликбейт и переключение

Рекламная модель как основной источник выручки в Сети заставила многих издателей гнаться за кликовым драконом. Пытаясь удовлетворить ненасытное желание рекламодателей получать все больше и больше показов, издатели сфокусировались на быстрых кликов. Заголовки практически превратились в средство повышения кликабельности, зачастую независимо от того, стоит ли того статья или достойна ли тема освещения. И — так как мы видим множество изданий, специализирующихся на горячих заголовках — этот метод оправдывает себя. По крайней мере, для краткосрочного получения выручки.

В то же время читательский опыт, который доставляют такие «поверхностные» клики, не развивает потребительскую лояльность или узнаваемость бренда [прим. Амзина — в оригинале brand affinity, что имеет немного иной, но в данном случае схожий смысл]. Негативный потребительский опыт распространяется на любую рекламу, помещенную в его контекст. И хотя многие по-прежнему ищут быстрого заработка, сегодня мы воспринимаем кликбейт без иллюзий.

Медиа, которые хотят развивать искренние отношения с читателями, слушателями и зрителями, знают, что за этими пролетающими мимо просмотрами не стоит ничего большего. И по мере того как медиакомпании стараются диверсифицировать выручку и разобраться в платных продуктах, репутация и настоящие отношения с аудиторией становятся все важнее.

pixelheart / Pixabay

Дизайн ради аддикции

Самое чудесное в аддикции как дизайнерском принципе — его инженерная природа. Существуют проверенные методики, которые с высокой долей вероятности вызовут в потребителе почти иррациональное желание пользоваться вашим продуктом. Они даже могут получить от этого удовольствие — что полезно для вас, потому что усиливает их страсть.

Например, многие push-уведомления сконструированы так, чтобы эксплуатировать человеческое желание в определенных ситуациях генерировать клики (например, когда пользователю сообщают, что их другу понравилась какая-либо статья).

Push-уведомления и различные оповещения также непредсказуемы (будут ли у нас лайки? упоминания? новые фолловеры? отрицательные комментарии?). Эта непредсказуемость фактически является скиннеровским принципом подкрепления [в оригинале — variable rewards] и положена в основу безусловно аддиктивных «одноруких бандитов». Игровые автоматы также чрезвычайно прибыльны — они генерируют в США больше выручки, чем бейсбол, тематические парки развлечений и фильмы вместе взятые.

Жест «потяните, чтобы обновить» с легкостью бьет рычаг игрового автомата.

Как выясняется, что бы кто-то что-то сделал, должны совпасть три вещи:

  • человек должен хотеть сделать это;
  • он должен мочь сделать это;
  • ему следует сказать сделать это.

Последнее — триггер — достопримечательность цифрового дизайна. Как пишет основатель и директор Стэнфордской лаборатории поведенческого дизайна Би Джей Фогг (B.J. Fogg):

…когда мотивация достаточно высока, или задача достаточно проста, люди становятся восприимчивы к таким триггерам как вибрация телефона, красная точка на пиктограмме Facebook, электронному письму из магазина одежды, содержащему ограниченное по времени предложение.Би Джей Фогг

Один из учеников Фогга, Нир Эяль (Nir Eyal), разработал идею триггеров еще глубже, постулировав, что они лучше всего работают, когда удовлетворяют базовые эмоциональные нужды человека еще до того, как тот их осознает.

Когда вы чувствуете себя неуверенно, вы, до того как признаетесь в этом, идете в Google. Когда вам одиноко, вы идете в Facebook, еще не осознав свое одиночество. И прежде чем вы поймете, что скучаете, вы окажетесь на YouTube. Нир Эяль

Бесконечный скролл и автопросмотр — также аддиктивные дизайнерские методики, широко применяемые в приложениях, видео и на сайтах. Без четко обозначенного конца пользователи потребляют больше. И, важно заметить, что потребляя больше, они не чувствуют большего удовлетворения. Бывший этический директор по дизайну Google Тристан Хэррис (Tristan Harris), также ученик Фогга, задавался вопросом:

Что на самом деле стоит вашего внимания настолько, чтобы прервать вас? (on interruptive basis) Это по-настоящему сложный вопрос, которым нам следует задаться Тристан Хэррис

Нам также следует подумать о том, пытаемся ли мы заставить людей потреблять больше или чувствовать большую удовлетворенность.

geralt / Pixabay

Дизайн ради лояльности

Зависимый потребитель не может противостоять вашему продукту. Всё, что от вас требуется — добавить цифрового никотина в ваш табак. Но вопрос, которым вам следует задаться — хотите ли вы зависимых или лояльных потребителей. Потому что разница есть.

Конечно, аддиктивный пользователь «вовлекается» — кликает, ставит лайки, свайпит — но что если окажется, что ваш продукт плох для них? Или что он приносит больше вреда, чем пользы? Для наркомана единственный выход — завязать. Но у многих нет достаточной силы воли, и вы, возможно, продолжите зарабатывать на этих пользователях (да, пользователях). Но сможете ли вы развиваться в долгосрочной перспективе с такой стратегией? И если это стратегия роста, то нет ли здесь рисков, связанных с этикой, философией или госрегулированием?

Когда амбиции бизнеса распространяются за пределы кликов, источником заработка становится склонности аудитории к бренду (brand affinity) и диверсификацию, которую такая склонность порождает. В этом случае лояльность может быть лучшим выбором для дизайна продукта. В медиа в эпоху пост-просмотра страниц создатели контента должны вырабатывать более глубокие отношения с аудиторией.

Например, хотя часто базовое человеческое желание ощутить свою значимость и важность эксплуатируется (например, когда кто-то просит связаться с нами в социальной сети), ее можно использовать для персонализации и предоставления уникальной для данного человека ценности. Понимание аудитории — один из столпов успешного медиа. Понимание нужд потребителей — и затем их удовлетворение с помощью информации или развлечений — одновременно помогает создать ощущение доверия и надежности.

Аддикция полагается на несбалансированные и нестабильные отношения. Лояльные потребители возвращаются по собственной воле. Они расскажут о вас другим. Заинтересуются вашими новыми предложениями, потому что уже доверяют вашим старым продуктам. И, в качестве приятного бонуса, их отношение распространится на рекламу на вашей площадке. Поставки качественного контента совместно с прекрасным пользовательским опытом в предсказуемое и удобное время превращает контент в глазах читателя в верного союзника, а не в мимолетное увлечение или нездоровое желание.

Так что да, вы можете создать из контента крэк. Но лучшая бизнес-стратегия — прекратить думать о клиентах как о «потребителях», а вместо этого обращаться к ним как к слушателям, аудитории. Наркоману, конечно, нужна доза. Но аудитория превратится в ваших горячих поклонников.

Рубрики
2017 2018 Журналистские навыки Законы и регулирование Кейсы Организация ньюсрума Редакционная политика Редакционные процессы США

Сотрудники Vox Media выйдут на Slack-забастовку

Сотрудники Vox Media готовятся провести в Slack забастовку, чтобы подтолкнуть руководство к признанию профсоюза и показать число людей, поддерживающих идею такого союза внутри холдинга. Об этом пишет Business Insider.

Slack-забастовка продлится час. В это время журналисты укажут в мессенджере «отошел», отключат на один час уведомления о приходящих сообщениях и установят в статусе сообщение, содержащее эмодзи :voxunion:. Кроме того, рядом с офисами в Нью-Йорке и Вашингтоне пройдет профсоюзный ланч. Все это поддерживается хештегом #whyvoxunion в Twitter.

В ноябре сотрудники Vox решили создать редакционный профсоюз и начали переговоры с руководством и Гильдией писателей восточного побережья США. Менеджмент уже дважды встречался с представителями гильдии.

В Vox Media входят издания The Verge, Vox, SBNation, Eater, Polygon, Racked, Curbed и Recode. Основные причины создания профсоюза — защита сотрудников от увольнения в случае возможных будущих приобретений, отраслевых кризисов и нарушений принципов разнообразия и справедливой оплаты.