Рубрики
2018 Must Reads Аналитика Виртуальная реальность Документы Журналистика данных Журналистские навыки Кейсы Маркетинговые метрики Мобильные продукты Мультимедийные истории Образование Организация ньюсрума Персонализация Посещаемость и KPI Рассылки Россия Социальные медиа Тенденции Фактчекинг

Новые медиа: когда ежегодного обновления курсов недостаточно

28 апреля я выступил на методическом семинаре для преподавателей вузов «Эдьютон» в качестве преподавателя журфака МГУ (веду «Создание текстов для интернет-СМИ»), главреда «Мы и Жо» и издателя The Bell. Свою лекцию я посвятил знакомой до боли проблеме — отставанию образования от реальной цифровой журналистики.

Текстовую трансляцию можно прочесть тут. Презентацию в формате pptx можно скачать здесь. Ниже — изложение моих мыслей немного не в том порядке, в котором я сбивчиво излагал их на семинаре.

Технологически журналистика меняется, а скорее — обогащается каждые 7-10 лет. Иногда этот темп ускоряется, но в целом сейчас в мире много журналистик, а будет еще больше.

Ужас не в скорости изменений, а в их непредсказуемости. Мы не можем предсказать, какой будет журналистика даже на горизонте в 5-7 лет.

Не только преподаватели новых медиа, но и в целом журфаки каждые 5-7 лет меняем концепцию. Сначала новые медиа рассматривались как продолжение традиционных.

Затем появилась концепция универсального журналиста, отражавшая отсутствие специализаций и низкую выручку медиа в этой области.

Позднее журналистов стали обучать развитию многоканального СМИ, разделив цифровую журналистику на несколько специальностей, но одновременно взвалив на них вопросы адаптации материалов под разные каналы, понимание дистрибуции и коммьюнити-менеджмент.

Все это в итоге сейчас привело к необходимости понимать азы медиаменеджмента даже линейным редакторам, не говоря уже о будущих начальниках отделов. Профессия продюсера многоканальных и мультимедийных материалов стала третьей обязательной со-специализацией.

Смена парадигм не может не отразиться на наборе предлагаемых курсов. К сожалению, цикл изменения курсов короче обычного цикла обучения и длится около трех лет.

Можно проследить за изменением отношений к интернет-журналистике как к тексту, затем как к мультимедийному материалу, затем — как к в том числе продукту работы с данными.

Одновременно это бурление порождает новые требования к стилю письма, к оформлению текстов, пониманию азов дизайна.

Понимание информационного потока, процесса коммуникации, медиапотребления студентами меняется каждый год. Потребление информации все больше сдвигается в сторону мобильных устройств.

Политические и экономические изменения приводят к смене системы ценностей — преподавателям часто приходится тратить дополнительные семестры на объяснения, почему Алексей Волин не прав, когда предлагает журналистам слушаться не принципов своей работы, а заказчика и инвестора.

Кроме того, мы находимся в своеобразной отраслевой сингулярности — новые кейсы появляются быстрее, чем мы можем их изучить и внедрить. Эти опережающие тренды часто уничтожают любые попытки выстроить стройную структуру преподавания. Характерный пример: преподаватель может не уметь предсказать, в какую сторону будет развиваться эфемерный контент в экосистемах Instagram и Snapchat, но понятийный аппарат дать обязан.

Новые инструменты требуют освоения. Моды меняются слишком часто, для того, чтобы изучать какой-то определенный сервис или программу (конечно, есть исключения).

Меняется все — еще пять лет назад даже метрики успешности цифрового материала не включали в себя дочитываемость, а о стиле в применении к мобильному экрану говорили относительно редко.

За год-два полностью меняется ландшафт.

За последние год-два российский рынок познакомился с массовым развертыванием рекомендательных систем. Появились новые способы заработка медиа, связанные с созданием сообществ. Евросоюз заставил по-новому воспринимать приватность.

Ergo, преподаватели никогда не угонятся за новыми вызовами.

Хуже того, студенты из-за постоянной адаптации курсов получают плохо структурированный набор знаний, а контекст преподавателя все дальше отходит от их контекста.

Реальных выходов видится два.

Во-первых, пытаться всеми силами сохранить контекст. Регулярно информировать студентов о новых кейсах, работать над нетворкингом, расширением их кругозора и профессиональных контактов. В идеале студенты должны в течение нескольких лет получить не столько обучение устаревающим практиками, сколько отраслевой опыт.

Во-вторых, внедрять новый старый подход изучения. Рассматривать социальные сети с точки зрения социологии, рекомендательные системы давать, популярно излагая понятия коллаборативной фильтрации, кластеризации и т.п.

К сожалению, преподавателям в этом случае придется учиться всему, а главное — постоянно.

Рубрики
2018 Must Reads Аналитика Аудитория Большие данные Виртуальная реальность Дизайн и интерфейсы Дополненная реальность Маркетинговые метрики Медиастратегии Местная пресса Нишевые медиа Организация ньюсрума Персонализация Пользовательский контент Проверка информации Расследовательская журналистика Редакционная политика Редакционные метрики Социальные медиа Стриминг и прямой эфир США Тенденции Традиционные и цифровые медиа Фактчекинг

14 журналистских трендов: расследования, алгоритмы и голосовые интерфейсы

В марте 2018 года Poynter опубликовал обзор журналистских трендов, особо коснувшись алгоритмической журналистики. Среди трендов, которые требуют срочных действий — вычислительная журналистика, алгоритмические расследования, голосовые новостные интерфейсы, изучение толпы, радикальная прозрачность и многое другое.

Прим. ред. Перевод бесплатно выполнен по просьбе «Мы и Жо» командой переводчиков Translate_In. Полученный текст пришлось существенно отредактировать в части терминов и большинства пассажей.

Содержание доклада

Новостные организации в ближайшем будущем могут

  • включать специальные оперативные группы журналистов-расследователей, которые тщательно изучают алгоритмы,
  • регулярно выпускать временные крупные проекты для освещения ключевых событий и,
  • благодаря ослабленным правилам FCC (Federal Communications Commission – Федеральная комиссия по связи – пояснения пер.) под руководством председателя Аджита Пая (Ajit Pai), смогут стать собственностью одной из нескольких постоянно объединяющихся мегакорпораций.

Это некоторые из вопросов, освещенных в 11-м ежегодном докладе о тенденциях в области технологий, выпущенном 15 марта на конференции SXSW. Институт «Будущее сегодня» (Future Today Institute, FTI) назвал 14 конкретных тенденций, важных для новостных медиа. Эти тренды проявятся с высокой долей уверенности и смогут оказать непосредственное влияние на СМИ. Доклад призывает новостников немедленно начать действовать в указанных направлениях.

Институт «Будущее сегодня» был основан футуристкой Эми Уэбб (Amy Webb), хорошо известной в отрасли за всегда забавные, но временами жесткие презентации о технологических трендах, ежегодно представляемые на конференции Online News Association. Хотя предсказания Уэбб могут казаться футурологической чепухой, ее послужной список заставляет относиться к ним серьезно.

geralt / Pixabay

Тренды, требующие немедленных действий от СМИ

Вычислительная журналистика. Помощь компьютера в подготовке материала (computer-assisted reporting) — не вполне новая идея. Она была в списке FTI в течение четырех лет и применялась в редакциях в течение десятилетий. В докладе говорится о «повышенном спросе» на журналистов с навыками сбора и анализа данных в ближайшем будущем.

Расследовательские команды для алгоритмов и данных. Алгоритмы и наборы данных все сильнее управляют повседневной жизнью людей через взаимодействие с правительством, правоохранительными органами, школами и финансовыми учреждениями. Новостникам, в свою очередь, нужно разбираться в том, насколько эти алгоритмы могут быть предвзяты или понятны для аудитории.

Голосовые интерфейсы для новостей и книг. Alexa и прочие подобные устройства/помощники проникли в миллионы домов по всему миру. Журналистов получили великолепную возможность интерпретировать естественный человеческий язык, чтобы предложить вдумчивые и тонкие ответы на сложные вопросы пользователей.

Изучение толпы. (Crowdlearning) В пассивной информации, которую предоставляют пользователи, содержатся ценные для журналиста вопросы. Подумайте об изучении поисковых запросов, данных о местонахождении и доступных публично данных о здравоохранении.

Ньюсрумы уже начали использовать эту информацию в своих материалах. Например, Google Trends позволил узнать, что жители Великобритании после Брексита начали вводить запрос «Что такое Евросоюз?»

Цифровая хрупкость. Интернет поглощает информацию быстрее, чем мы можем ее архивировать. Любой журналист, опубликовавший информацию в интернете, знает, что такое потеря архивов после обновления веб-сайта или внутренних сбоев. Может ли быть так, что новостники несут обязательства по защите хрупких данных в интернете?

Радикальная прозрачность. Открытость [по собственной ценности] — это новая подпись автора.  По мере того усложнения журналистской работы (анализ данных, алгоритмы и другие сложные инструменты) новостные организации должны объяснить аудитории, как они пришли к своим выводам.

Новостные продукты, выпущенные ограниченным тиражом. Временные подкасты, новостные рассылки, чатботы и SMS о погоде, крупных спортивных событиях или выборах распространяются все шире. Они предоставляют интересные возможности для наращивания выручки, привлечения аудитории и сбора данных.

От одного к немногим. Хотя в целом отраслевых игроков двигаются в сторону наращивания масштабов, иногда запуск узкоспециализированных изданий имеет больше смысла. Редакции научились ценить преданность вместо транзитного трафика. Мало какая аудитория крепче «прилипает» к контенту, чем та, что придерживается узкоспециализированных тем.

Слои уведомлений. Уведомления, еще недавно бывшие новинкой, теперь засоряют экраны блокировки наших устройств. Новостным организациям следует найти способ выделиться среди шума и не расстраивать пользователя.

Прозрачность показателей. У нас много проблем с аналитикой. Во-первых, сейчас 2018 год, а некоторые редакции все еще не дают доступ журналистам ко всем данным. С другой стороны, есть все больше доказательств того, что цифры из различных организаций не совпадают и даже не могут измерить то, что они якобы измеряют. Пришло время для большей прозрачности со всех сторон этого разговора.

Оффлайн — это новый Онлайн. Apple и Google приспособили свои инструменты для работы в местах без доступа к источникам данных. Новостные организации, которые предоставляют схожий «офлайновый» опыт лучше работают с аудиторией, особенно в сельских регионах и частях света без доступа к Сети.

Поисковые для аудио. Подкасты в последние годы — ключевое средство поставки новостного контента. Serial и другие помогли сделать их мейнстримом. Проблема? Исторически аудио не индексируется — искать в этом формате трудно. Сразу несколько организаций работают над решением этой проблемы.

Видео. FTI размышляет о трех видеотрендах: телевизоры с интернет-подключением, децентрализация интернета и потоковое социальное видео. Смарт-телевизоры со встроенными потоковыми службами подорвут рынок местных вещательных станций и кабельных новостей.

Децентрализованная сеть, где компьютеры проще связываются друг с другом, сможет сделать инструменты вроде Skype неуместными. Теперь, когда почти каждая крупная социальная сеть предлагает инструмент потокового видео, индустрия вещания больше не ограничена специальными лицензиями и технически однородна.

Консолидация СМИ. Такие организации, как Sinclair, AT&T, Verizon, Comcast, Charter и Amazon шагнули вперед в захвате медиапространства, в то время как традиционные СМИ стали меньше. Ослабленные ограничения FCC и растущая нагрузка на СМИ, вероятно, лишь ускорят эту тенденцию.

geralt / Pixabay

Тренды, влияющие на разработку стратегии

В докладе отмечается ряд других течений, которые имеют долгосрочные последствия. Их следует учесть в стратегии. Среди них:

  1. Генерирование естественного языка для разных уровней чтения. Компьютеры будут автоматически писать истории и создавать разные версии материалов для разных аудиторий.
  2. Вычислительная фотография. Такие инструменты, как новая камера iPhone, сочетающая оптические и цифровые методы обработки изображений, распространятся еще больше.
  3. Журналистика как услуга (JaaS — Journalism as a Service). Вместо того, чтобы писать исключительно для собственных изданий, журналисты предоставят контент, который могут использовать третьи лица.
  4. Фактчекинг в реальном времени. Распознавание речи и тонко настроенные алгоритмы помогут специалистам, исправлять ложные утверждения почти сразу после факта заявления.
  5. Синтетические наборы данных. Подумайте о lorem ipsum (Lorem ipsum— классическая панграмма, условный, зачастую бессмысленный текст-заполнитель, вставляемый в макет страницы – пояснения пер.) для набора данных. Они заполняют реальную информацию, позволяя исследователям оттачивать алгоритмы и компьютерные модели. Такие синтетические наборы данных защищают личные данные в процессе отладки алгоритмов.
  6. Новые форматы видео- и аудиоисторий. Смешанная реальность, голосовые интерфейсы и другие технологии предоставляют новый пользовательский опыт и меняют способы взаимодействия аудитории с информацией.
  7. Подстройка алгоритмов социальных сетей. Социальные сети активно пытаются исправить проблемы с дезинформацией и злоупотреблением лазейками в алгоритмах по всему миру.
  8. Первая поправка в цифровую эпоху. Как мы справляемся с языком вражды и угрозами в Сети? Эта проблема будет становиться все острее. В некоторых странах также ведутся непростые дискуссии о дезинформации и свободе слова.

Полная версия доклада содержит 235 трендов в 20 отраслях и доступна по ссылке.

Переведено командой Translate_In.

 

Рубрики
2017 2018 Журналистские навыки Законы и регулирование Кейсы Организация ньюсрума Редакционная политика Редакционные процессы США

Сотрудники Vox Media выйдут на Slack-забастовку

Сотрудники Vox Media готовятся провести в Slack забастовку, чтобы подтолкнуть руководство к признанию профсоюза и показать число людей, поддерживающих идею такого союза внутри холдинга. Об этом пишет Business Insider.

Slack-забастовка продлится час. В это время журналисты укажут в мессенджере «отошел», отключат на один час уведомления о приходящих сообщениях и установят в статусе сообщение, содержащее эмодзи :voxunion:. Кроме того, рядом с офисами в Нью-Йорке и Вашингтоне пройдет профсоюзный ланч. Все это поддерживается хештегом #whyvoxunion в Twitter.

В ноябре сотрудники Vox решили создать редакционный профсоюз и начали переговоры с руководством и Гильдией писателей восточного побережья США. Менеджмент уже дважды встречался с представителями гильдии.

В Vox Media входят издания The Verge, Vox, SBNation, Eater, Polygon, Racked, Curbed и Recode. Основные причины создания профсоюза — защита сотрудников от увольнения в случае возможных будущих приобретений, отраслевых кризисов и нарушений принципов разнообразия и справедливой оплаты.

Рубрики
2017 Аналитика Аудитория Весь мир Журналистика данных Журналистские навыки Интерактивные инструменты Организация ньюсрума Посещаемость и KPI Редакционные метрики Редакционные процессы Россия СНГ Социальные медиа Тенденции

Всемирное исследование: технология в ньюсруме

В начале октября ICFJ опубликовал исследование, из которого следует, что цифровые должности вроде «продюсер цифрового контента», «редактор социальных медиа» или «редактор-аналитик» составляют всего 18% должностей ньюсрумов. Об отставании структуры редакции от реальности пишет Nieman Lab.

Исследователи получили 2700 ответов из ньюсрумов 130 стран. Сам опрос проводился на 12 языках.

Выяснилось, что журналисты довольно редко отслеживают аналитику в реальном времени, ежедневно или хотя бы еженедельно. Лишь 5 из 21 метрики, предложенной исследователями, отслеживается большинством ньюсрумов. Чаще всего следят за просмотрами страниц (71%), гораздо меньше внимания уделяют перепостам, конверсии (18%) и глубине скроллинга (16%).

Всего у 5% сотрудников редакций есть техническое образование, только 2% редакций нанимают технологов, а 1% — редакторов-аналитиков.

Менеджеры обычно лучше разбираются в цифровых медиа, чем журналисты. 52% журналистов хотят разбираться в журналистике данных, но только 40% редакций готовы этому обучать. Зато 46% редакций готовы научить проверке фактов в соцмедиа, но лишь 22% журналистов считают это полезным.

Журналисты обладают ограниченным объемом цифровых навыков — из 23 названных в большинстве ньюсрумов используется четыре: постинг/комментирование в социальных медиа (72%), цифровые съемки (61%), взаимодействие с аудиторией соцсетей (58%), распространение контента по различным платформам (56%).

Цифровые и гибридные ньюсрумы обгоняют традиционные в семи из восьми регионов. Лидер по цифровым ньюсрумам — регион Евразии/бывшего СССР, там их 55%, больше, чем где-либо еще в мире. Отстает Южная  Азия, где 43% ньюсрумов — традиционные.

Всего 21% изданий в Евразии/бывшем СССР считают налаживание доверия с читателем важным. В Северной Америке тот же показатель тоже низок — 29%.

Рубрики
2017 Аналитика Аудитория Великобритания Интерактивные инструменты История Медиатрансформация Организация ньюсрума Персонализация Повестка Редакционная политика Редакционные процессы семидесятые Традиционные и цифровые медиа

Чарли Беккетт: новая миссия журналистики

Новая миссия журналистики — понять человека. Это ключевой тезис колонки, которую опубликовал Чарли Беккетт (Charlie Beckett), директор Polis — аналитического сообщества в департаменте медиа и коммуникаций при Лондонской школе экономики.

Он напоминает читателям деление на три вида журналистики из статьи Джона Берта (John Birt), вышедшей в 1975 в The Times. Новости (news) отражают события дня, часто запутывая зрителя. Очерки (features) рассматривают одну тему, не обращая внимания на смежные. Проблемная журналистика (issues journalism) склоняется к обмену мнениями, заменяя собою обсуждение. Эти группы жанров, конечно, сохранились, хотя и существенно видоизменились в процессе.

Бертизм привел к спросу на контекстную аналитическую журналистику, на умных журналистов, на привлечение экспертов. Но несмотря на это цифровая революция не уберегла журналистику от фейков, субъективизима и непонимания происходящего.

Беккетт предполагает, что Брексит произошел не благодаря, а вопреки СМИ. Избрание Трампа — не вина плохой работы The New York Times. Вероятно, влияние медиа уменьшается, хотя их мнение по-прежнему многое значит. Хотя медиа, казалось бы, наращивают свое влияние, интерактивность, гиперсвязность и персонализация, наложенные на общество, ограничивают их влияние.

Особняком стоит проблема оплаты работы медиа. Непросто уговорить людей, которых буквально раздирают на части привлекательные возможности медиапотребления, заплатить за газету. Сюда же, конечно, относится неумение журналистов (городских жителей с высшим образованием) говорить на одном языке со своей аудиторией.

Журналистика часто ссылается сама на себя. В ньюсрумах постоянно определяют повестку дня, глядя на коллег — отписали они тот или иной повод или нет. Это заставляет журналистов делать то, что интересно журналистам.

Рубрики
2017 Must Reads Аудитория Журналистская этика Журналистские навыки История Кейсы Лучшее Местная пресса Образование Организация ньюсрума Повестка Проверка информации Расследовательская журналистика Редакционная политика Редакционные процессы США Традиционные и цифровые медиа Фактчекинг

Полезные советы лучших американских журналистов

Издание Columbia Journalism Review попросило топовых американских журналистов поделиться самым полезным советом, который им когда-либо давали.

Ниже список.

Уэсли Лоури (Wesley Lowery), национальный репортер в The Washington Post. В 2014 году глава отдела, отвечавшего за освещение происходящего в Конгрессе, посоветовал всегда думать об идеях материалов и записывать их. После каждого интервью находить два новых повода. После каждой встречи отмечать детали, которые могли бы лечь в основу отдельной статьи. В результате Лоури стал одержим составлением подобных списков.

Первый лист списка Лоуэри
Первый лист списка Лоури

Рукмини Каллимачи (Rukmini Callimachi), корреспондентка The New York Times, освещающая ИГИЛ. Контрибьютор NBC. Когда Рукмини искала работу после колледжа, ей посоветовали начать не с национальной прессы («Ты совершишь много ошибок, их лучше совершать в маленьких СМИ»), а с рутины в местных небольших газетах. Она провела два года, освещая жизнь небольшого городка в Иллинойсе. Это оказались наиболее сложные и основополагающие два года в ее карьере.

Юлия Иоффе (Julia Ioffe), штатная сотрудница The Atlantic, следует совету, который ей дали перед первой поездкой в Россию в качестве журналистки. «Пиши о том, что интересно тебе. Остальное приложится».

Джавид Калим (Jaweed Kaleem), работающий в The Los Angeles Times, вспоминает совет «Пиши каждую статью как для первой полосы».

Дэвид Фарентхольд (David Fahrenthold), лауреат Пулитцеровской премии, будучи стажером, получил такой совет: «Представь, что твоя история — набор концентрических окружностей. В центре — главный герой. Начни с внешнего кольца — источников и документов, слабо связанных с главным героем, и продвигайся к центру».

Ник Корасанти (Nick Corasanti), освещающий digital в The New York Times, вспомнил, как его раздражало преподавание видеомонтажа, так как он хотел стать газетным репортером. Декан факультета тогда сказал ему, что журналистика меняется и надо научиться рассказывать истории всеми возможными способами. Недавно, добавил декан, именно для видео одного из студентов факультета взяли в The New York Times. С тех пор Корасанти постарался освоить все возможные способы работы с материалом.

Маргарет Салливан (Margaret Sullivan), медиаколумнист The Washington Post и бывший общественный редактор The New York Times вспоминает одно из простейших правил для первокурсников: «В материале иди против своих предпочтений». Это делает статью более честной, а факты в ней — непробиваемыми.

Роберт Хергут (Robert Herguth), специализирующийся на расследованиях репортер в Chicago Sun-Times, получил лучший совет от своего отца. «Если редактор просит тебя о чем-то, а ты об этом не знаешь, скажи, что не знаешь, но разберешься. Если ты облажался, извинись, скажи, что это не повторится и убедись, что это не действительно не произойдет вновь».

Диана Московиц (Diana Moskovitz), старший редактор в Deadspin, получила в свое время два совета. Первый — раскидывать сети пошире. Начиная работу над материалом, позвонить всем возможным людям, так как никогда не знаешь, что откуда выплывет. Второй — не опаздывай. Газета уходит в печать независимо от того, сдал ты материал или нет. Большой объем разговоров может отвлекать. Поэтому до звонка кому-либо напиши все вопросы на листе сверху и придерживайся списка, не отвлекаясь.

Лейла Аль-Ариан (Laila Al-Arian), старший продюсер и спецкор документального шоу Al Jazeera Fault Lines. Лучший совет, по ее мнению — «Делай репортаж, а история напишется». Она объясняет, что подробные и полные данные самоорганизуются в хорошо выполненную работу.

Т. Кристиан Миллер (T. Christian Miller), старший репортер в ProPublica и лауреат Пулитцеровской премии, повторяет слова, которые сказал, увольняясь Терри МакГэрри, освещавший убийство Кеннеди — «Эта профессия может быть достойной, если ты достойный человек».

Том Коул (Tom Cole), редактор отдела культуры в NPR, вспоминает, что ему очень помог совет коллеги «Заставь их сказать тебе «нет»», требующий добиваться определенности от всех, кто может что-либо прокомментировать, а затем поверять эти утверждения другими источниками.

Кори Джонсон (Corey Johnson), спецкор в Tampa Bay Times, обходится простым «Доверяй, но проверяй».

Бену Смиту (Ben Smith), главреду BuzzFeed, когда-то преподал урок источник. Будучи стажером в Forward, Смит поделился с источником данными, полученными от другого человека на условиях off the record, и получатель сказал: «Если ты делишься со мной его секретами, возможно, ты расскажешь ему мои. Теперь я знаю, что тебе нельзя доверять». С тех пор Смит был чрезвычайно осторожен в общении с источниками.

Дженнифер Сабелла (Jennifer Sabella), замредактора DNAinfo Chicago, вспоминает заповедь своего босса — «Не … [шути — прим.ред] с новостями». В новостях не следует делать предположения, срезать углы, а если что-то не так — стоит посоветоваться с редактором.

Тина Розенберг (Tina Rosenberg), соосновательница Solutions Journalism Network и одна из ведущих блога The New York Times Fixes, поделилась двумя пригодившимися ей советами. Первый — перед началом интервью предупредить, что в конце ты спросишь, что упустил. И не забыть в конце спросить. Второй — спросить у источника в интервью о проблеме, у кого получается решать ее лучше.

Джефф Брумфиль (Geoff Brumfiel), научный редактор NPR, вспомнил, что первым и очень важным советом был совет преподавателя журналистики принести вырезки. Публикации в виде растущей кипы вырезок заставляют принять тебя всерьез. Стать журналистом можно только одним способом — отправить материал, получить отказ, отправить снова — опубликоваться.

Фернандо Диаз (Fernando Diaz), управляющий цифровой версией San Francisco Chronicle, получил свой совет, будучи молодым репортером в Чикаго: «Если твоя мать говорит, что любит тебя, проверь это».

Стив Колл (Steve Coll), штатный сотрудник The New Yorker, дважды лауреат Пулитцеровской премии, декан факультета журналистики Колумбийского университета. В начале своей работы в The Washington Post, он спросил коллегу, как убедить чиновников поделиться конфиденциальной информацией или секретными документами. Ему ответили: «Просто попроси. Не стесняйся», и это оказался работающий на протяжении многих лет совет.

Гэй Тализ (Gay Talese), 85-летний патриарх американского нон-фикшна, шестьдесят лет назад получил такой совет: «Молодой человек, держитесь подальше от телефона. Приходите лично. Как бы это ни было неудобно, встречайтесь с людьми, которых интервьюируете, лицом к лицу. Держитесь подальше от телефон. Покажите себя. Посмотрите людям в глаза. Будьте очевидцем. Будьте на месте событий».

Рубрики
2017 Аудитория Евросоюз Журналистские навыки Кейсы Маркетинговые инструменты Организация ньюсрума Платный контент Редакционная политика Тенденции

Зачем Süddeutsche Zeitung понадобился редактор по маркетингу текстов

Каждый день перед дедлайном выхода печатной версии немецкой Süddeutsche Zeitung, редактор по маркетингу текстов Дженни Бухольц (Jenny Buchholz) прочитывает все материалы, которые появятся в завтрашнем выпуске газеты и вечером на сайте.

Она выбирает истории, достойные попасть в блок Das Beste aus der Zeitung («Лучшее в газете»). Ее основная задача — определить, какие материалы попадут в премиальный раздел сайта, SZ Plus, запущенный в 2015 году и доступный только платным подписчикам. В этом ей помогает Андреа Ландингер (Andrea Landinger), ответственная за усиление SEO и конверсий.

Платная модель Süddeutsche Zeitung предполагает подписку за €34.99 в месяц (либо €1.99 в день). Оплата дает доступ ко всем материалам, новичкам предоставляют две недели бесплатного доступа.

Специалист по маркетингу текстов не только формирует выносы платных материалов, но и подбирает к ним изображения и заголовки, которые помогут отделить премиальные статьи от обычных, доступных всем пользователям. Заголовки должны не разочаровывать пользователей, а соответствовать их ожиданиям и стимулировать их возвращение на сайт.

Кроме того, Бухольц вместе с журналистами пишет короткие тизеры для платных статей, чтобы убедить бесплатных читателей купить платный доступ.

В первом квартале 2017 года у SZ Plus было 55247 подписчиков.

Рубрики
2017 Must Reads Аналитика Аудитория Лучшее Организация ньюсрума Редакционная политика Редакционные процессы США Тенденции

Положение женщин в медиа – 2017

Ниже дается сокращенный перевод доклада The Status of Women in the U.S. Media 2017, подготовленный Ольгой Добровидовой. Редакция выражает ей бесконечную признательность за этот нелегкий труд. Доклад за 2015 год можно прочесть здесь. Хотя на первый взгляд тема может показаться далекой от российской повестки, в последние годы вопрос правильного представления населения страны в СМИ становится все актуальнее. Пропорциональное представительство женщин — один из ключевых компонентов этой сложной темы. Особенно ценны рекомендации в конце документа.

Кто такие Women’s Media Center

 (Из документа) «В 2005 году Джейн Фонда (актриса и феминистка, кстати, сыгравшая медиамагната Леону Лэнсинг в The Newsroom — прим. пер.), Робин Морган и Глория Стайнем (обе писательницы, журналистки и иконы американского феминизма — прим. пер.) основали Women’s Media Center (WMC), прогрессивистскую непартийную некоммерческую организацию, стремящуюся повысить видимость женщин и девочек в медиа, их «выживаемость» в профессии и возможности влияния на процесс принятия решений — и таким образом гарантировать, что их истории рассказываются, а голоса слышны».

Некоторые другие публикации центра: стайлгайд от WMC по «нейтрализации» языка СМИ (eng, книга $40 или Kindle ebook $15), инструкции по непредвзятому освещению женщин в политике (eng, pdf бесплатно), освещению вопросов репродуктивного здоровья (eng, pdf бесплатно).

Ресурсы WMC: аудиоподкаст Women’s Media Center Live with Robin Morgan, раздел сайта WMC Features с текстами от журналисток и активисток по проблемам феминизма и гендерного равенства,  феминистский блог WMC FBomb, база данных женщин-экспертов WMC SheSource. 

Предисловие — Журналистика, не представляющая равные роли и взгляды женщин, — угроза для демократии

Медиа говорят нам, какую роль мы играем в обществе. Они рассказывают нам, кто мы и кем мы можем быть. Они формируют, толкуют и усиливают нашу политику. Они говорят нам, у кого власть и кто имеет значение. Исследования, которые мы проводим, — больше, чем статистика. Это конкретные свидетельства, инструмент изменений в обществе, которые служат образцами лучших практик, показывающими статус и прогресс женщин в медиа.

В этом пятом по счёту издании ежегодного доклада WMC о положении женщин на всех медиаплатформах — а также в образовании, инженерном деле и технологиях и других областях, поставляющих кадры для медиаиндустрии — есть области прогресса, регресса и, к сожалению, даже прямого противодействия. Мужчины по-прежнему доминируют в средствах массовой информации на всех платформах — в телевидении, в газетах, в Интернете и на лентах информагентств, и изменения происходят только постепенно. Наши исследования о том, как освещаются изнасилования в университетах и репродуктивные права, показывают, что гендер журналиста влияет на то, как он или она освещают эти темы и кого выбирают в качестве источников. Женщины — не равные партнёры в этих историях, и не равны они в поиске источников и интерпретации того, что и кто играет в истории важную роль.

Несомненно, мы приветствуем прогресс СМИ в области гендерного и расового паритета, о котором говорится в этом докладе. В то же время мы глубоко обеспокоены областями, где медиа сделали шаг назад. Исследование «Разделенные», проведённое WMC, показывает, что в 20 СМИ с самой большой аудиторией в стране женщины до сих пор пишут и снимают гораздо меньше материалов, чем мужчины. Этот гендерный разрыв особенно велик на главных новостных телеканалах, где, как показало наше исследование, мужчины-журналисты готовят втрое больше сюжетов, чем женщины. Есть и другие признаки того, что мы не можем отступать в этой битве за то, чтобы женщины и представители меньшинств были представлены на всех ступенях карьерной лестницы в медиа, в том числе и на самом верху. Женщины чаще нанимают других женщин, согласно ученым, исследования и мнения которых представлены в этом ежегодном сборнике материалов о том, где в медиа есть расовое и гендерное разнообразие и где его, к сожалению, мало.

Слишком много руководителей, продюсеров и редакторов мужского пола остаётся в своих зонах комфорта и «по умолчанию» нанимают и продвигают тех, кто похож на них. Руководители-мужчины должны быть готовы намеренно пойти другим путем, без колебаний расширить пул кадров и разработать более слаженную и, возможно, более радикальную стратегию равного разделения власти с женщинами. Проблема больше любого конкретного СМИ — она затрагивает всю медийную культуру. Фейковые новости угрожают демократии, как и новости, в которых не представлены равноправные голоса, взгляды и опыт более чем половины населения.

Джули Бёртон

Президент

Women’s Media Center

Резюме

Исследователи в университетах, аналитические центры и другие эксперты по медиа эмпирически определили позиции, занимаемые женщинами, работу, которую те проделали, успехи, которых добились, и ограничения на их пути — в СМИ, развлекательной отрасли, сети, играх и технологической индустрии — со времени выхода предыдущего доклада.

Согласно ежегодному исследованию WMC, в топ-20 СМИ мужчины за исследуемый период подготовили 62,3% материалов, а женщины — 37,7%.

По сравнению с предыдущим докладом WMC прогресса в 2017 году почти нет: тогда на женщин приходилось 37,3% материалов. Кроме того, в новостном телевещании доля женщин-ведущих и корреспондентов даже снизилась до 25,2% материалов в 2016 году с 32% в предыдущем издании доклада 2015 года.

Ниже приведено краткое изложение других ключевых выводов доклада:

  • Американское общество новостных редакторов перестало требовать от редакций раскрывать названия вместе с данными о расе и гендере сотрудников. Новые правила ввели для того, чтобы 1734 газеты и сайта, входящих в ASNE, охотнее раскрывали информацию о составе своих редакций.
  • Женщины занимали по крайней мере одну из трёх руководящих позиций в редакциях 77% организаций ASNE, участвовавших в опросе.
  • Представитель расового меньшинства занимал по крайней мере одну из трёх руководящих позиций в 28% редакций.
  • В целом женщины занимали более трети позиций в редакциях СМИ, состоящих в ASNE, причем в онлайн-изданиях их было больше, чем в газетах.
  • Мужчины написали 52% подписанных материалов и колонок о репродуктивных правах в 12 ведущих газетах и информагентствах страны. Женщины написали 37%.
  • На белых пришлось 83,06% всех сотрудников редакций в ASNE.
  • Женщины написали 37% подписанных материалов и колонок о репродуктивных правах в 12 ведущих газетах и информагентствах страны.
  • За последнее столетие мужчины получили 84% всех Пулитцеровских премий, белые люди — тоже 84%. На женщин и расовые меньшинства пришлось по 16% соответственно.
  • Женщины зарабатывали меньше — а женщины из расовых меньшинств существенно меньше — чем мужчины в Dow Jones и его флагманском международном издании, Wall Street Journal.
  • Количество женщин на позициях редакторов-ассистентов в спортивных десках 100 ведущих американских и канадских газет и сайтов в 2012–2014 годах уменьшилось вдвое — с 17,2% до 9,8%. Мужчин было 91,2%.
  • В телевизионном новостном вещании был зафиксирован рекордный рост числа «цветных» женщин-режиссеров информационных программ и представителей расовых меньшинств в целом — но этот сектор по своему расово-этническому составу всё ещё далёк от демографического профиля страны.
  • Доля женщин на постах режиссеров информационных программ на радио и ТВ в 2015 году достигла 33,1%, увеличившись примерно на два процентных пункта по сравнению с 2014 годом.
  • Доля «цветных» режиссеров составила 17,2% против 13,5% в 2014 году и превысила рекорд 2008 года (15,5%).
  • В целом доля женщин на радио и ТВ составила 44,2% против 42,3% в 2014 году, но женщины чаще трудились на самых маленьких рынках.
  • С точки зрения расового состава сотрудников радио и ТВ снизилась лишь доля азиатов — на 0,2% с 2014 года.
  • На англоязычных телеканалах, большинство сотрудников которых белые, 11,4% персонала были афроамериканцами против 11,1%, 6,7% были латиноамериканцами (против 5,9%), 2,7% — азиатами (против 2,9%) и 0,4% — представителями коренных народов (против 0,3%).
  • На Национальном общественном радио (NPR) мужских голосов было в два раза больше, чем женских, а в советах директоров ведущих радиостанций в его составе 67% позиций занимали мужчины.
  • Белые мужчины остались в лидерах воскресных политических ток-шоу, ведущими которых являлись преимущественно мужчины.
  • Из первой сотни рейтинга ток-шоу на радио 87 ведут мужчины и только 13 — женщины.
  • В топ-250 отечественных фильмов по сборам в 2015–2016 годах доля женщин-режиссеров, авторов сценария, продюсеров, исполнительных продюсеров, режиссеров монтажа и операторов упала до 15% — показателя 1998 года. У 92% этих фильмов не было женщин в составе режиссеров, у 58% — в составе исполнительных продюсеров.
  • В списке блокбастеров 2013 и 2014 годов мужчины составили 97% режиссеров, женщины — 3%.
  • Когда автором сценария малобюджетного независимого проекта была женщина, каждый потраченный доллар приносил инвесторам $3,07, а для проектов с мужчинами-сценаристами этот показатель составил $2,34. ROI для фильмов с актрисами в главных ролях составил $2,76 на доллар против $2,30 на доллар для актёров-мужчин; для женщин-продюсеров этот показатель достиг $2,65 против $2,35 у мужчин.
  • Самые высокие медианные сборы и ROI были у фильмов с разнообразным актёрским составом.
  • Мужчин в главных ролях фильмов в 2014–2015 годах было вдвое больше, чем женщин.
  • Белых актёров и актрис было примерно втрое больше, чем цветных, режиссеров — вчетверо, сценаристов — в семь раз.
  • Женщины были режиссерами 11% американских фильмов, которые будут претендовать на «Оскар» 2017 года.
  • На десяти крупнейших международных фестивалях короткометражных фильмов в США в последние пять лет 68% режиссёров были мужчинами — количество женщин-режиссёров короткометражек за этот период не изменилось.
  • В развлекательных шоу на ТВ или онлайн с по крайней мере одной женщиной-исполнительным продюсером было больше женских персонажей.
  • Количество женщин-режиссёров на развлекательном ТВ незначительно выросло, но среди новичков женщины и цветные практически отсутствовали.
  • Доля женщин-режиссёров в 270 эфирных, кабельных и высокобюджетных онлайн-сериалах выросла с 14% до 16%.
  • Женщины составили примерно треть из 11306 персонажей этих шоу.
  • В наиболее кассовых фильмах 11% персонажей с репликами было 60 и более лет. 72,8% этой группы персонажей были мужчинами — хотя пожилые женщины составляют существенно большую часть населения США.
  • Из 895 персонажей сериалов прайм-тайма на ABC, NBC и CBS в 2016-2017 годах 43 представляли LGBTQ — рекорд за всё время подсчётов GLAAD.
  • Руководитель голливудского профсоюза с наибольшей зарплатой — мужчина — зарабатывал на 60% больше, чем самая высокооплачиваемая женщина-руководитель.
  • Женщины составили 30% драматургов и 33% режиссёров спектаклей за пять сезонов в 22 театрах Офф-Бродвей и Офф-офф-Бродвей (театральные термины, обозначающие площадки с вместимостью от 100 до 499 мест и менее 100 мест соответственно — прим. пер.)
  • По итогам опроса основателей 700 технологических стартапов формирование разнообразного коллектива стало седьмым в списке из 10 приоритетов в бизнесе.
  • Персонал ключевых технологических компаний и социальных сетей всё ещё состоит преимущественно из белых мужчин, особенно на руководящем уровне, хотя эти компании также приводили примеры постепенного продвижения к более разнообразным коллективам.
  • 40% женщин-инженеров уходили со своих позиций через пять-восемь лет после начала работы, и эта проблема была особенно острой среди женщин, которые готовились занять руководящие посты.
  • 30% опрошенных женщин-инженеров, ушедших со своей позиции, связывали это решение со столкновением корпоративной культуры и личных целей и взгляда на жизнь.
  • Количество женщин-геймеров снизилось в 2015-2016 годах, но в целом выросло по сравнению с 2002 годом.
  • Главные героини были в семи из 76 игр, представленных на крупной ежегодной выставке.
  • Говоря о сексизме в отношении женщин-политиков на выборах 2016 года, опрошенные избиратели в первую очередь упоминали социальные сети, во вторую — кабельные телеканалы.
  • Больше студентов выбрали предметы, не связанные с журналистикой; опыт и бэкграунд в журналистике был у меньшего количества университетских преподавателей журналистики и коммуникаций.
  • В целом преподаватели журналистики и коммуникаций с большей вероятностью были женщинами и не имели постоянного контракта (tenure).

Женщины готовят меньше новостных материалов, особенно на телевидении — ещё меньше, чем в предыдущие годы

Анализ материалов 20 ведущих новостных СМИ, подготовленный Women’s Media Center, показывает, что женщины-журналисты продолжают уступать мужчинам по количеству сюжетов.

Исследование, которое охватило три месяца 2016 года, показало, что это неравенство наблюдается в традиционных газетах, онлайн-СМИ, информагентствах и на телевидении, но особенно заметно оно на ТВ. На ABC, CBS и NBC мужчины делают в три раза больше сюжетов, чем женщины. В этом секторе телевещания доля женщин-корреспондентов даже снизилась до 25,2% в 2016 году против 32% по данным доклада 2015 года.

Этот анализ помогает WMC выравнивать правила игры для женщин не только в новостях, но и в других медиа.

В целом в этих 20 СМИ мужчины подготовили 62,3% проанализированных материалов, а женщины — 37,7%, что примерно равно показателю прошлого доклада в 37,3%.

«Крайне прискорбно наблюдать откат в позициях женщин в вечерних новостях трёх главных телеканалов», — говорит президент WMC Джули Бёртон. — «Кто рассказывает историю, настолько же важно, как и её смысл. Наши исследования всё так же показывают, что в подавляющем большинстве случаев говорят мужчины».

В отчёте проанализированы авторские подписи, телевизионные стендапы и упоминания продюсеров в 24117 материалах, вышедших с 1 сентября 2016 года по 30 ноября 2016 года на трёх уже упоминавшихся телеканалах, сайтах CNN, Fox News, Huffington Post и The Daily Beast, а также в десяти крупнейших газетах страны. Это Chicago Sun-Times, Los Angeles Times, New York Daily News, New York Post, San Jose Mercury News, The Denver Post, The New York Times, The Wall Street Journal, The Washington Post и USA Today.

Авторы отчёта также выяснили, что программа PBS NewsHour, ведущая которой Джуди Вудрафф осталась в одиночестве после смерти соведущей Гвен Ифилл в ноябре 2016 года, вновь лидирует среди вечерних новостных передач по количеству материалов женщин-корреспондентов. Мужчины там подготовили 55% материалов, а женщины — 45%.

ABC News, напротив, занимает последнюю позицию из четырёх проанализированных новостных программ. На каждый женский материал там приходится четыре мужских.

Среди газет за время выхода прошлого и нынешнего отчётов больше всего для сокращения разрыва между мужчинами и женщинами-авторами сделала New York Times. Максимален этот разрыв в New York Daily News.

По сравнению с другими медиа больше всего байлайнов, 46,1%, у женщин-авторов четырёх новостных сайтов. Мужчины указаны в авторах 53,9% материалов. Сайты, однако, больше полагаются на труд фрилансеров, у которых менее стабильная работа, а постатейная оплата их труда сравнительно невелика. Кроме того, некоторые из этих сайтов публикуют бесплатные материалы, авторы которых – не всегда журналисты.

Лучшие показатели женщин в газетах у San Jose Mercury News, затем Washington Post

Ни одно печатное издание не достигло гендерного равенства авторов, хотя ближе всего подошли San Jose Mercury News и Washington Post.

Вот показатели статистики газет в порядке убывания доли мужчин:

  • New York Daily News: 76% мужчин, 24% женщин против 30,6% ранее.
  • USA Today: 69,9% мужчин, 30,1% женщин против 33%.
  • Denver Post: 65,7% мужчин, 34,3% женщин против 31,7%
  • Wall Street Journal: 65,7% мужчин, 34,3% женщин против 39,2% ранее
  • New York Post: 63,6% мужчин, 36,4% женщин против 37,2% ранее
  • New York Times: 61% мужчин, 39% женщин против 32,3%
  • Chicago Sun-Times: 59,8% мужчин, 40,2% женщин против 54,2%
  • Los Angeles Times: 59,8% мужчин, 40,2% женщин — эти показатели практически не изменились.
  • Washington Post: 57,5% мужчин, 42,5% женщин против 39,8%
  • San Jose Mercury News: 55,7% мужчин, 44,3% женщин против 41% ранее. Из четырёх эфирных новостных телеканалов лучше всего положение женщин на PBSВ порядке убывания доли мужчин-корреспондентов и продюсеров материалов:
  • ABC World News: 88,2% мужчин, 11,8% женщин против 29,7%
  • CBS Evening News: 67,8% мужчин, 32,2% женщин против 29,1% ранее.
  • NBC Nightly News: 67,7% мужчин, 32,3% женщин против 43,1% ранее
  • PBS NewsHour: 55% мужчин, 45% женщин (рост с 44,1%)

Reuters по-прежнему обходит конкурента Associated Press по количеству женщин-авторов сообщений

Из двух традиционных информагентств, поставляющих свои продукты в редакции по всему миру, у Reuters доля женщин-авторов материалов вновь больше. У обоих сервисов женщины пишут чуть больше трети всех материалов:

  • Reuters: 61,1% мужчин, 38,9% женщин (против 41,3% ранее)
  • Associated Press: 64,6% мужчин, 35,4% женщин (против 35,6%)

Портал Fox News опережает четырех цифровых конкурентов

В порядке убывания доли мужчин:

  • Daily Beast: 61,7% мужчин, 38,3% женщин (по сравнению с 31,2% ранее)
  • CNN: 54,6% мужчин, 45,4% женщин (против 43,1%)
  • Huffington Post: 50,8% мужчин, 49,2% женщин (против 53%)
  • Fox News: 50,1% мужчин, 49,9% женщин (по сравнению с 39,7% ранее)

В новостных темах…

Более половины материалов женщин в 2016 году пришлось на три темы: стиль жизни, здоровье и образование. (Непропорционально много лайфстайл-материалов пишут колумнисты, что, как отмечают авторы исследования, частично объясняет перекос в сторону женщин).

Мужчины же лидируют среди авторов материалов о спорте, погоде и в криминальных и судебных новостях.

Темы, в порядке убывания доли мужчин:

  • Спорт: 88.6% мужчин, 11,4% женщин (против 10% ранее)
  • Погода: 71,8% мужчин, 28,2% женщин против 30% ранее
  • Правосудие и преступность: 68,5% мужчин, 31,5% женщин (снижение с 32,5%)
  • Религия: 67,2% мужчин, 32,8% женщин (против 49,6%)
  • Американская политика: 66,1% мужчин, 33,9% женщин (ранее 34,7%)
  • Технологии: 63,1% мужчин, 36,9% женщин (против 37,7% ранее)
  • Внутренние вопросы: 63% мужчин, 37% женщин
  • Мировая политика: 62,7% мужчин, 37,3% женщин (ранее 34,9%)
  • Культура: 62,4% мужчин, 37,6% женщин (против 42,2%)
  • Экономика и бизнес: 60,3% мужчин, 39,7% женщин (ранее 37,7%)
  • Развлечения: 60,1% мужчин, 39,9% женщин (против 41,3%)
  • Социальные проблемы: 56,3% мужчин, 43,7% женщин.
  • Наука: 50,6% мужчин, 49,4% женщин (ранее 35,2%)
  • Здоровье: 49,5% мужчин, 50,5% женщин (по сравнению с 49,3%)
  • Образование: 46,4% мужчин 53,6% женщин (в прошлом году 54,6%)
  • Лайфстайл (новости и колонки): 43,2% мужчин, 56,8% женщин (по сравнению с 49,6% ранее).

Методология

Информация в отчёте WMC 2017 года получена по итогам анализа 24117 материалов за период с 1 сентября по 30 ноября 2016 года. Мы отобрали 10 крупнейших газет страны по тиражу, вечерние новости на ведущих телеканалах, два информагентства и четыре крупных новостных сайта в сети.

Для всех медиа мы исключили материалы, где не был напрямую указан автор-журналист. В частности, это были редакционные статьи без подписи и материалы без указания автора.

ГАЗЕТЫ: С помощью коммерческих новостных агрегаторов мы отобрали материалы из первого раздела восьми широкополосных (broadsheet) газет (Chicago Sun-Times, Denver Post, LA Times, New York Times, San Jose Mercury News, USA TODAY, Wall Street Journal, Washington Post). Для двух таблоидов (New York Daily News, New York Post) статьи отбирались по содержанию, как правило, за исключением спорта, лайфстайл-материалов и развлечений.

НОВОСТНЫЕ АГЕНТСТВА: Собраны все материалы Associated Press и Reuters за это время длиной более 500 слов. ТВ: Собраны расшифровки вечерних новостных программ ABC, CBS, NBC и PBS. Авторами материалов считались как ведущие, так и репортёры.

ИНТЕРНЕТ: Ввиду большого количества публикаций на выбранных сайтах с CNN.com, Daily Beast, FOXNews.com и Huffington Post был отобран случайный пул материалов.

Все материалы получили по одному или более тематических тегов. Эти теги сопоставлялись с гендером журналистов, чтобы выяснить, на какие темы чаще пишут мужчины и женщины.

Для материалов с несколькими авторами учитывались все авторы.

Рекомендации WMC

Для любого сектора медиа

  1. Проведите аудит персонала. Какой у вашей организации гендерный и этнический состав на уровне рядовых сотрудников, руководителей и тех, кто идет на повышение? Ставьте достижимые цели по созданию и поддержанию рабочей среды, которая адекватно отражала бы разнообразие населения [страны или региона] в целом.
  2. Нанимайте сотрудников сознательно. Берите на работу тех, кто сможет заниматься всем спектром вопросов в журналистике, развлечениях, играх, социальных медиа и так далее.
  3. Будьте менторами и поощряйте сотрудников. Через формальные и неформальные механизмы оказывайте поддержку молодым женщинам всех рас и социальных слоев, которые приходят в вашу область деятельности или уже работают в ней.
  4. Серьезно относитесь к проблеме баланса между работой и личной жизнью как для женщин, так и для мужчин. Гибкие графики, оплачиваемый отпуск по уходу за детьми или пожилыми родителями для обоих полов могут стать инструментами повышения производительности труда и преданности сотрудников. Работодателям нужно предоставлять персоналу больше свободы в том, как, когда и где они делают свою работу на разных этапах своей жизни и в разных обстоятельствах.
  5. Поощряйте прямые и откровенные разговоры о гендерном и расовом равенстве. Для того, чтобы говорить о том, почему контент и контекст в медиа должен быть сбалансированным и разносторонним, и как этого добиться, не обязательно быть женщиной или принадлежать к этническому меньшинству.
  6. Повышайте уровень осведомленности. Рассказывайте коллегам, руководителям, соседям и друзьям о том, где в кино, на телевидении, радио, в газетах и интернете женщины и этнические меньшинства представлены очень мало или очень плохо, и как это влияет на общество и на результаты работы этих медиа, в том числе финансовые.

Для СМИ

  1. Нанимайте сотрудников сознательно. Ищите репортеров, редакторов и продюсеров, которые могут продемонстрировать свои способности и опыт в объективном освещении событий с учетом гендерного, классового и этнического разнообразия и их пересечений.
  2. Диверсифицируйте свой круг источников. База данных WMC SheSource.org создана специально для того, чтобы помочь журналистам, продюсерам и букерам в поисках женщин-гостей для прямого эфира, экспертов и спикеров.
  3. Избегайте пристрастного или идеологически «заряженного» языка и образов. Подобно тому, как хороший журналист проверяет в своем тексте орфографию, пунктуацию, грамматику и стилистику, на всех этапах работы в журналистике нужно следить и за беспристрастностью и нейтральностью языка.
  4. Устанавливайте стандарты и механизмы их соблюдения. Четко определяйте, что является сексизмом, расизмом или эйджизмом (дискриминацией по возрасту — прим. пер.), знайте, какое законодательство на всех уровнях борется с этими проблемами, и как политика вашей организации обеспечивает противодействие им на рабочем месте.
  5. Отслеживайте комментарии читателей или зрителей. Отклики на материалы, которые попадают на ваш сайт, могут формировать верные или неверные представления о философии и взглядах самой вашей организации. Убедитесь, что комментарии вашей аудитории не являются чрезмерно провокационными, злонамеренно расистскими или сексистскими и не распространяют дезинформацию.

Для профессионалов в индустрии развлечений

  1. Еще раз посмотрите на тех, кого финансируете. Киностудиям необходимо предпринимать больше усилий для того, чтобы давать возможности женщинам-режиссерам, сценаристкам и продюсерам, особенно в «большом» кино.
  2. Узнайте больше о сообществах и группах людей, к которым сами не принадлежите. Критически важно, чтобы студии, которыми традиционно управляют белые мужчины, серьезнее относились к предложениям сценариев от женщин и представителей этнических меньшинств, и чтобы они лучше понимали, чем такие проекты привлекают разнообразную аудиторию в кинотеатрах.

Для сознательных потребителей медиа

Требуйте ответственности и прозрачности:

  1. Пишите письма в редакции и руководству СМИ и прибегайте к другим мерам, в том числе и коллективным, когда у вас появляются вопросы к содержанию материалов, кадровой политике и так далее. Требуйте от руководителей СМИ быстрого, разумного и аргументированного ответа.
  2. Знайте правила FCC (Федеральной комиссии по связи — прим. пер.), регламентирующие владение вещательными СМИ, и присоединяйтесь к тем, кто уже требует больших усилий по увеличению числа радиостанций и телеканалов, принадлежащих женщинам и цветным владельцам

(речь не идет о насильственном перераспределении собственности в пользу женщин или афроамериканцев, как может вдруг показаться; большая diversity владельцев СМИ — это вопрос возможностей, на пути к ней много системных барьеров, например, в доступности финансовых ресурсов — там тоже равенства и беспристрастного отношения, скажем, к заемщикам нет —  или бизнес-моделей, которые позволяют успешно обходить меры FCC по борьбе с монополиями. О том, как FCC идет к этой благой цели, можно почитать, например, вот здесь (eng) — прим. пер.)

  1. Дайте топ-менеджменту медиа понять: что в кассе кинотеатра, что у прилавка с газетами и журналами, что в магазине видеоигр — женщины и представители этнических меньшинств могут и будут голосовать кошельками.

Полный список источников доклада

“Accelerating the Path to Leadership for Women in Marketing and Media”

https://awny.org/images/exec_summary/SheRunsIt_Executive_Summary.pdf

“2016 American Society of News Editors Newsroom Diversity Survey”

http://asne.org/files/Updated%20ASNE%20Diversity%20Survey%20Methodology%20and%20Tables.pdf

“Associated Press Sports Editors Racial and Gender Report Card”

http://nebula.wsimg.com/038bb0ccc9436494ebee1430174c13a0?AccessKeyId=DAC3A56D8FB782449D2A&disposition=0&alloworigin=1

“Barriers and Bias: The Status of Women in Leadership”

http://www.aauw.org/research/barriers-and-bias/

“Boxed In: Portrayals of Female Characters and Employment of Behind-the-Scenes Women in 2014-15 Primetime Television”

http://womenintvfilm.sdsu.edu/files/2014-15_Boxed_In_Report.pdf

“Building a Diverse and Inclusive LinkedIn”

https://careers.linkedin.com/diversity-and-inclusion

“Building a More Inclusive Twitter in 2016”

https://blog.twitter.com/2017/building-a-more-inclusive-twitter-in-2016

“The Celluloid Ceiling: Behind-the-Scenes Employment of Women on the Top 100, 250, and 500 Films of 2016”

http://womenintvfilm.sdsu.edu/wp-content/uploads/2017/01/2016_Celluloid_Ceiling_Report.pdf

“Data Exposes Gender Fault Lines [in Film]”

https://filmonomics.slated.com/data-exposes-gender-fault-lines-infographica5aee8ee4470#.47n24dqga

“Digital News Report 2016”

http://www.digitalnewsreport.org/

“Directors Guild of America Feature Film Diversity Report”

http://www.dga.org/News/PressReleases/2015/151209-DGA-Publishes-InauguralFeature-Film-Diversity-Report.aspx

“Directors Guild of America Study: Women and Ethnic Minorities Continue to be Overlooked for Critical Breaks in Television Directing”

http://www.dga.org/News/PressReleases/2016/160817-DGA-Study-Women-and-EthnicMinorities-Overlooked-for-First-Breaks-in-TV-Directing.aspx

“Diversity and Inclusion: An Update on Our Data” [@Slack]

https://slackhq.com/diversity-and-inclusion-an-update-on-our-data-7af803cedae4#.jkkhyz42q

“Diversity Gap in the Tony Awards”

http://blog.leeandlow.com/2016/06/07/tony-awards-diversity-gap-infographic/

“Diversity in High Tech”

https://www.eeoc.gov/eeoc/statistics/reports/hightech/index.cfm

“Diversity on the Sunday Shows in 2015”

http://mediamatters.org/research/2016/03/15/report-diversity-on-the-sunday-showsin-2015/208886

“Essential Facts About the Computer and Video Game Industry”

http://essentialfacts.theesa.com/Essential-Facts-2016.pdf

“Exploring the Careers of Female Directors”

https://www.sundance.org/pdf/artist-programs/wfi/phase-iii-research—femalefilmmakers-initiative.pdf

“Facebook Diversity Update: Positive Hiring Trends Show Progress”

http://newsroom.fb.com/news/2016/07/facebook-diversity-update-positive-hiring-trendsshow-progress/

“Gaming and Gamers”

http://www.pewinternet.org/2015/12/15/gaming-and-gamers/

“Gender & Short Films: Emerging Female Filmmakers and the Barriers Surrounding Their Careers”

http://annenberg.usc.edu/pages/~/media/MDSCI/MDSC%20LUNAFEST%20Report%2010515.ashx

“Gender Breakdown of Games Showcased at E3 2016”

https://feministfrequency.com/2016/06/17/gender-breakdown-of-games-showcasedat-e3-2016/

“The Gender Gap in Coverage of Reproductive Issues”

http://wmc.3cdn.net/3d96e35840d10fafd1_7wm6v3gy2.pdf

“Global Diversity and Inclusion at Microsoft”

https://www.microsoft.com/en-us/diversity/inside-microsoft/default.aspx#epgDivFocusArea

“Google Diversity”

https://www.google.com/diversity/

“Here’s One Good Thing About 2016: Magazine Covers Were More Diverse Than Ever”

http://www.thefashionspot.com/runway-news/726447-diversity-report-magazinecovers-2016/

“2016 Hollywood Diversity Report: Business as Usual?”

http://www.wga.org/uploadedFiles/who_we_are/HWR16.pdf

“Hollywood Unions See Gender Pay Gap in 2015 Exec Salaries”

http://deadline.com/2016/04/hollywood-unions-salaries-2015-gender-gaplist-1201741928/

“2016 Hollywood Writers Report”

http://www.wga.org/news-events/news/press/2016/wgaw-releases-hollywood-writersreport

“Inclusion & Diversity” [Apple]

http://www.apple.com/diversity/

“Inclusion or Invisibility? Comprehensive Annenberg Report on Diversity in Entertainment”

http://annenberg.usc.edu/pages/~/media/MDSCI/CARDReport%20FINAL%2022216.ashx

“Inequality in 800 Popular Films: Examining Portrayals of Gender, Race/Ethnicity, LGBT, and Disability from 2007-2015”

http://annenberg.usc.edu/pages/~/media/MDSCI/Dr%20Stacy%20L%20Smith%20Inequality%20in%20800%20Films%20FINAL.ashx

“Intel Diversity and Inclusion Mid-Year Report 2016”

http://www.intel.com/content/www/us/en/diversity/diversity-2016-progress-report.html

“International Game Developers Association Satisfaction Survey”

http://www.igda.org/

“It’s a Man’s (Celluloid) World: Portrayals of Female Characters in the Top 100 Films of 2015”

http://womenintvfilm.sdsu.edu/files/2015_Its_a_Mans_Celluloid_World_Report.pdf

“‘It’s Dude Time!’: A Quarter Century of Excluding Women’s Sports in Televised News and Highlight Shows”

http://journals.sagepub.com/doi/abs/10.1177/2167479515588761

“Oscars Gender Gap: Docs, Foreign Films Twice as Likely to Have Female Directors”

http://www.thewrap.com/oscar-eligible-movies-gender-gap-woman-female-director-docforeign/

“Pathways to Inclusion: D.C. Tech Report”

https://dmped.dc.gov/page/pathways-inclusion-dc-tech-report

“Pew Research Center: Social Media Update 2016”

http://www.pewinternet.org/2016/11/11/social-media-update-2016/

“A 2016 Update on Diversity at Pinterest”

https://blog.pinterest.com/en/2016-update-diversity-pinterest

“Predictors of Diversification in Journalism and Mass Communication Education”

http://www.grady.uga.edu/annualsurveys/Supplemental_Reports/BeckerVladStefanitaAEJMCMAC2015.pdf

“Professionals or Academics? The Faculty Dynamics in Journalism and Mass Communication Education in the United States”

http://www.grady.uga.edu/annualsurveys/Supplemental_Reports/BeckerVladStefanita_Lyon062015.pdf

“National Plutocrat Radio”

http://fair.org/home/national-plutocrat-radio/

“NPR’s On-Air Source Diversity: Some Improvement, More Work to Be Done

http://www.npr.org/sections/ombudsman/2015/12/08/458834769/nprs-on-air-sourcediversity-some-improvement-more-work-to-be-done

“Number of Female Protagonists hits Record High”

http://womenintvfilm.sdsu.edu/wp-content/uploads/2017/02/2016-Its-a-Mans-CelluloidWorld-Report.pdf

“100 Years of [Pulitzer Prize] Data”

http://www.cjr.org/analysis/100_years_of_data.php

“Radio Television Digital News Association/Hofstra University Annual Survey of Women and Minorities in Newsrooms”

https://www.rtdna.org/article/rtdna_research_women_and_minorities_in_newsrooms

“The Rare & Ridiculed: Senior Citizens in the 100 Top Films of 2015”

http://annenberg.usc.edu/~/media/MDSCI/Dr%20Stacy%20L%20Smith%20Rare%20and%20Ridiculed%20Seniors%20in%20100%20Top%20Films%20FINAL.ashx

“The Reel Truth: Women Aren’t Seen or Heard”

https://seejane.org/research-informs-empowers/data/

Society of Women Engineers: “Degree Attainment”

http://research.swe.org/2016/08/degree-attainment/

“Some Things Considered, Mostly By White Men”

http://fair.org/home/some-things-considered-mostly-by-white-men-2/

“State of Start-ups 2016”

http://stateofstartups.firstround.com/2016/

“Still Looking at the Dow Jones Gender Gap”

http://www.iape1096.org/news/2016/08_stilllooking.php

“Sunday Morning Monitor” (Women & Politics Institute)

http://www.american.edu/spa/wpi/sunday-morning-monitor.cfm

“2016 Talkers Heavy Hundred”

http://www.talkers.com/heavy-hundred/

“Thumbs Down 2016: Top Film Critics and Gender”

http://womenintvfilm.sdsu.edu/files/2016_Thumbs_Down_Report.pdf

“The VIDA Count” (VIDA Women in Literary Arts)

http://www.vidaweb.org/the-2015-vida-count/

“What Drives Female Attrition in STEM Professions?”

http://research.swe.org/wp-content/uploads/2016/08/16-SWE-029-Culture-Study-10_27_16-Final-CP.pdf

“Where Voters Saw Most Sexist Treatment of Women in Media”

http://www.nameitchangeit.org/blog/entry/voters-say-social-media-most-sexist-intreatment-of-women-candidates

Рубрики
2017 2025 2030 Must Reads Автоматизация Большие данные Боты Виртуальная реальность Дополненная реальность Журналистика данных Журналистские навыки Интерактивные инструменты Научные статьи и исследования Организация ньюсрума Пользовательский контент Работа с пресс-службами Расследовательская журналистика Редакционные процессы США Тенденции

Журналистика и искусственный интеллект: 2027 год

Предполагается, что к 2027 году редакции будут широко использовать системы искусственного интеллекта. Columbia Journalism Review по следам соответствующего отчета AP описывает будущее журналистики через 10 лет.

Исследование предполагает, что ИИ сможет не только писать некоторые новости, но и поможет журналистам выявлять паттерны и тренды из нескольких источников; превращать данные и устную речь в текст; текст в аудио и видео; вычленять эмоции из текста; анализировать изображения на предмет объектов, лиц, текста, цветов — и так далее.

Для журналистики, привлекающей весь этот арсенал, предлагается новый термин — «дополненная журналистика» (augmented journalism). Предполагается, что успех издания все равно будет зависеть от журналистов, умело применяющих инструменты, а не от роботов.

Дается краткое (и невероятное) описание дня журналиста в 2027 году.

В 8 утра журналист, освещающий проблемы окружающей среды, едет в беспилотном автомобиле в ньюсрум.  Сенсоры, которые он разместил в Спрингфилде, передают на экран такси, что воздушная среда в Спрингфилде на 10 процентов хуже, чем обычно. Журналист отправляет пару дронов для забора проб воды и воздуха.

В 8:30 приходит оповещение от мониторинга социальных сетей — пользователи чаще говорят о загрязнениях в Спрингфилде и приступах астмы у детей.

В 9 утра в ньюсруме журналист запрашивает у своего компьютера голосом результаты тестов от дронов. Он связывается с одной из матерей из Спрингфилда и организует интервью.

В 10 утра он использует шлем смешанной реальности, чтобы рассмотреть сотни свежих фотографий Спрингфилда и видит, что видимость (показатель загрязнения) ухудшилась, а сильнее всего это заметно около новой фабрики.

Он собирает изображения с автоматических камер региона и с помощью алгоритмов компьютерного зрения сравнивает изменение видимости на фотографиях с течением времени.

11 утра. Журналист  просматривает правительственные записи. Ему помогает искусственный интеллект. Они обнаруживают, что в других местах владельца фабрики оштрафовали за манипуляции данными проверок на уровень выброса вредных веществ.

Он звонит пиарщикам фабрики, по результатам разговора ему кажется, что те что-то скрывают. ИИ считает, что голос на том конце звучит неуверенно и нервно.

Полдень. Голодный журналист просит доставку посоветовать рецепт, основанный на любимых ингредиентах. Система оптимизирует предложение, а через 20 минут дрон сбрасывает на площадку у окна ньюсрума еду.

13:00. Сытый журналист прочесывает другой набор правительственных записей. Он обнаруживает родственную связь между владельцем фабрики и проверяющей в Спрингфилде. На эту связь указал ему алгоритм, а журналист сделал выводы.

14:00. Журналист надевает шлем виртуальной реальности и запускает два дрона в район фабрики. Он обнаруживает источник выхлопа и акцию протеста. Искусственный интеллект оценивает размеры толпы, а также накладывает тепловую карту, помогающую найти источник загрязнений.

Он едет на фабрику, но к интересующему его месту пройти не может — охрана не пускает. Он опрашивает пару рабочих, те говорят, что с момента открытия фабрики не видели инспектора.

15:00. Журналист останавливается в местном кафе, чтобы поговорить с матерью двоих детей-астматиков. Искусственный интеллект анализирует запись и считает, что женщина была искренней.

16:00. Журналист снова звонит на фабрику, но представитель отказывается от комментариев. Он натравливает на предыдущие пресс-релизы автоматического помощника и выясняет, что никто и никогда не извинялся и ранее.

17:00. Журналист диктует материал приложению на смартпьютере. Тот форматирует и «вычитывает» историю. Редактор получает уведомление, просматривает материал и одобряет выпуск. Статья, на диктовку которой понадобилось несколько минут, распространяется на все возможные платформы.

Рубрики
2017 2018 2019 2020 CMS Must Reads Автоматизация Аналитика Аудитория Большие данные Бренд Документы Журналистика данных Журналистская этика Журналистские навыки Инфографика Кейсы Медиастратегии Медиатрансформация Мобильные продукты Организация ньюсрума Отработка срочных новостей Платный контент Повестка Посещаемость и KPI Редакционная политика Редакционные метрики Редакционные процессы Сбор новостей Социальные медиа США Тенденции Традиционные и цифровые медиа Цифровая реклама

Выдающаяся журналистика. Доклад «Группы 2020» — The New York Times

The New York Times, 2020 Group

Выдающаяся журналистика (Journalism That Stands Apart)

Доклад «Группы 2020». Январь 2017

В этом докладе, подготовленном семью журналистами The New York Times, описывается стратегия и устремления ньюсрума. Подробности в письме Дина Баке, исполнительного редактора газеты, и Джо Кана, управляющего редактора. Редакция «Мы и Жо» благодарит за блестящий перевод Ольгу Добровидову.

 

В жизни New York Times наступил ключевой момент. Журналисты во всей организации хотят перемен, и у нас есть новые лидеры, готовые двигаться вперёд. Важнее всего, что у Times есть уникальные возможности воспользоваться меняющимся медийным пейзажем в своих интересах — но в то же время мы рискуем потерять позиции, если не будем меняться быстро.

Хотя последние два года были временем существенных инноваций, мы должны ускорить темп. Слишком часто прогресс в развитии цифрового направления достигался в обход проблем — теперь мы должны устранять барьеры на нашем пути. Мы должны видеть разницу между миссией и традициями: тем, что мы делаем, потому что это соответствует нашим ценностям, и тем, что мы делаем, потому что делали так всегда.

New York Times сделала ставку на то, чтобы стать «конечным пунктом» для своих читателей в их поиске информации — авторитетным, объясняющим и необходимым. Эти качества давно побуждают людей подписываться на нашу тщательно выверенную печатную версию. Сегодня благодаря им люди отводят ценное место на экране смартфона для нашего приложения, ищут наши материалы в какофонии социальных сетей и подписываются на наши рассылки и брифинги.

Говоря самым простым языком, мы — бизнес, основанный на подписке. Наше внимание к подписчикам отличает нас от многих других медийных организаций. Мы не пытаемся максимизировать клики и таким образом продавать низкомаржинальную рекламу. Мы не пытаемся выиграть гонку за просмотры страниц. Мы верим, что более надежная бизнес-стратегия для газеты — в том, чтобы делать журналистский продукт, который будет настолько сильным, что несколько миллионов людей во всём мире будут готовы за него платить. Конечно, эта стратегия глубоко гармонирует с нашими давними ценностями. Наши стимулы толкают нас к журналистскому мастерству.

И наша стратегия работает: у Times нет конкурентов в плане инвестиций в оригинальную и качественную журналистику. В 2016 году наши журналисты работали более чем в 150 странах — почти 80% всех стран на Земле. В мире нет ньюсрума, где было бы больше журналистов, которые умеют программировать. Мы остаёмся привлекательным работодателем для лучших журналистов, еженедельно получая запросы от коллег из других ведущих изданий и нанимая самых творческих и выдающихся журналистов в профессии.

Важнее всего, что самые главные комплименты нам делают наши читатели: они готовы давать нам своё время и деньги. На сегодняшний день The New York Times — самое цитируемое новостное издание, самое обсуждаемое в Twitter и лидер по поисковым запросам в Google. Благодаря нашим журналистам наши «цифровые» доходы намного превышают доходы конкурентов. Недавняя отчетность компаний наглядно показала этот разрыв: в прошлом году Times получила почти 500 миллионов долларов «цифровой» выручки, что гораздо больше, чем у других ведущих изданий (в том числе BuzzFeed, The Guardian и The Washington Post) вместе взятых.

Наша выручка от цифровой подписки продолжает расти хорошими темпами, а доходы от цифровой рекламы растут, несмотря на долгосрочный тренд перетока денег на площадки вроде Google и Facebook. В третьем квартале 2016 года наши подписки росли самыми высокими темпами с момента запуска платной модели в 2011 году — а в четвёртом квартале, после выборов президента США, прирост был ещё больше. Теперь у нас более полутора миллионов цифровых подписчиков — против миллиона год назад и нуля всего шесть лет назад. У нас также остаётся более миллиона печатных подписчиков, которые получают продукт в лучшем, чем когда-либо, виде с новыми интересными разделами.

Тем не менее, чтобы оставаться успешными — продолжать заниматься выдающейся журналистикой и делать всё более привлекательный продукт — нам нужно меняться. Причём меняться нужно ещё быстрее, чем мы это уже делаем.

Почему нам нужно меняться? Потому что у нас большие амбиции: доказать, что для оригинальной, требующей времени экспертной журналистики «на местах», которая нужна миру, существует цифровая бизнес-модель. Несмотря на весь наш прогресс, мы пока не построили цифровой бизнес, достаточно большой для того, чтобы самостоятельно обеспечивать работу того ньюсрума, который нужен нам для наших целей.  Чтобы обеспечить своё будущее, нам нужно существенно увеличить количество подписчиков к 2020 году.

Обращаясь к редакции, Дин написал о «проекте 2020» так: «Будьте уверены, это единственный способ защитить наши журналистские амбиции: не делать ничего или неуверенно представлять себе будущее — значит отстать». Множество когда-то очень сильных компаний, считавших, что их истории успеха неизбежно защитят их от технологических перемен, поплатились за свою беспечность.

Наше внимание к подписчикам вытекает из проблемы, стоящей перед всеми нами — слабости рынка печатной рекламы и традиционных форматов дисплейной рекламы. Но, сосредоточившись на подписчиках, газета обеспечит себе и более сильные рекламные позиции, чем у многих других изданий. Рекламодатели ищут вовлечения — читателей, которые задерживаются на вашем контенте и неоднократно возвращаются к нему. Благодаря силе и инновационности нашей журналистской работы — не только расследовательской журналистике и сообщениям со всего мира, но и интерактивной графике, виртуальной реальности и переопределяющим понятие «сторителлинг» видео уровня премии «Эмми» — Times привлекает аудиторию, интересную рекламодателям.

Год назад в «Нашем пути вперёд» компания объявила о своём намерении удвоить цифровую выручку к 2020 году, доведя её до 800 миллионов долларов.  В центре этой стратегии — увеличение количества цифровых подписчиков. Для этого нашим журналистам и ньюсруму нужно отказаться от многих привычек, которые нас сдерживают.

Эти реалии привели к созданию «Группы 2020». Последний год семь её участников работали с лидерами ньюсрума, провели сотни интервью с журналистами газеты и сторонними экспертами, изучали поведение читателей и материалы фокус-групп, а также провели письменный опрос в ньюсруме (в приложении приведены выдержки из ответов на этот опрос).

Наша группа продолжает работу Инновационного комитета, чей доклад 2014 года и другая работа изменили культуру нашего ньюсрума. Но «Группа 2020» отличается от комитета в двух важных аспектах.

Во-первых, в последний год мы имели возможность тесно работать с руководством газеты, чтобы начать реализовывать необходимые перемены. Поэтому этот доклад не задумывался как детальная инструкция для изменений, как доклад Инновационного комитета. Многие изменения, о необходимости которых мы здесь говорим, уже активно происходят. Дин, Джо и другие руководители газеты продолжат рассказывать вам о них. Этот доклад — скорее, изложение принципов, приоритетов и целей, которое поможет сотрудникам ньюсрума лучше понять направление, в котором движется газета, и сыграть ещё большую роль в этих переменах.

Во-вторых, перед «Группой 2020» поставили задачу внимательно присмотреться к самому первому предложению Доклада об инновациях: «The New York Times лидирует в журналистике». Мы действительно лидируем, но этого недостаточно для того, чтобы добиться целей компании и обеспечить работу нашей прекрасной редакции.

Мы пока ещё не создали новостной продукт, который в полной мере использовал бы все инструменты сторителлинга, имеющиеся в нашем распоряжении, и в процессе этого наилучшим образом обращался бы к нашей потенциальной аудитории. Наша работа должна лучше соответствовать ожиданиям большого и только растущего круга любопытных и требовательных читателей, которые более всего ценят качественную журналистику в удобной форме, помогающую им понимать окружающий мир и ориентироваться в нём. Вместо этого мы слишком часто следуем традициям, устоявшимся за много десятилетий, когда мы обращались к читателям раз в день, создавали ауру отстранённости от них, и когда нашим самым мощным инструментом было печатное слово. Чтобы удержать нынешних читателей и привлечь новых, нам нужно чаще сочетать ценности газеты с новыми формами журналистики, которые теперь нам доступны.

Чтобы Times стала ещё более привлекательной для читателей и чтобы она смогла удержать и укрепить свои позиции в будущем, нам нужны три широких направления перемен. Измениться должны наш продукт, наши сотрудники и то, как мы работаем.

 

Наш продукт

New York Times публикует около 200 журналистских материалов в день. В их число обычно входят лучшие материалы, написанные где бы то ни было, но, помимо этого, слишком много историй не имеют достаточного влияния или аудитории — и не делают газету ценным продуктом.

Что это за материалы? Это мелкие новости, которые не сильно отличаются от того, что можно бесплатно найти у конкурентов. Фичеры и колонки небольшой актуальности. Тексты, написанные сложным специфическим языком, который не объясняет важных моментов и отталкивает более молодых читателей. Большое количество текста вместо фотографии, видео или диаграммы, которые передали бы ту же мысль более красноречиво.

Мы отводим большое количество ресурсов на материалы, которые читает относительно небольшое количество людей. Это мало чем обосновано, за исключением некоторых областей, где у нас есть определённая миссия, или где данные свидетельствуют о том, что такие материалы имеют для читателей непропорционально большую ценность. На это тратится время — журналистов, редакторов, фоторедакторов и других сотрудников, а общее впечатление от нашего продукта смазывается.

Хуже всего читают, как выясняются, материалы, написанные «из чувства долга» — мелкие проходные истории, часто с минимальным контекстом, без визуального компонента и по большей части ничем не отличающиеся от работы конкурентов.  Зачастую они не проходят в категорию журналистики, за которую стоит заплатить, потому что похожие версии в других местах доступны бесплатно.

Наша работа должна измениться так, чтобы учитывать и предвосхищать привычки, потребности и желания нынешних и будущих читателей. Нам нужен продукт, который ещё большее количество людей будут считать совершенно необходимым, стоящим их времени и денег за подписку — а именно:

1. Продукт должен стать более визуальным.

У The New York Times непревзойдённая репутация в визуальной журналистике. Мы задали стандарты мультимедийного сторителлинга в новостной отрасли и зарекомендовали себя как явного лидера. И всё же несмотря на наши успехи, недостаточное количество наших материалов используют инструменты цифрового сторителлинга, которые сделали бы наш продукт более разнообразным и привлекательным. Слишком большая часть нашего ежедневного «выхода» — это большие фрагменты текста.

Вот пример проблемы: когда мы в 2016 году опубликовали материал о бурных спорах вокруг маршрутов метро в Нью-Йорке, читатель в комментариях высмеял нас за то, что в истории не было простейшей карты линии метро, вокруг которой и шли споры. Точно так же когда мы пишем о танце или искусстве, наши журналисты и критики могут добавлять в материалы видео или фотографии, но только в ограниченном виде — у них нет навыков контекстуальной вставки визуальных материалов, а в нашей системе управления контентом, Scoop, эти материалы играют второстепенную роль. (Появление Oak, нашего нового инструмента создания историй в рамках Scoop, радует именно потому, что он создан для решения этих проблем). То же самое касается наших критиков в других сферах, спортивных журналистов, пишущих об интересных игровых моментах, и иностранных корреспондентов, которые хотят передать атмосферу места.

Журналисты, редакторы и критики очень хотят перемен к лучшему в этом вопросе, и нам нужно дать им необходимые знания и возможности. Один из журналистов сказал «группе 2020» следующее: «Знание, что твоя история была бы сильнее с графикой, но что тебе с этим, скорее всего, никто не поможет, как-то деморализует». Чтобы решить эту проблему, нам нужно больше экспертов по визуальным материалам, в том числе в руководящих ролях.

Нам также нужно, чтобы фотографы, видеографы и редакторы графики в освещении некоторых историй играли главную, а не второстепенную роль. Отличные материалы, которые уже делают эти дески в ньюсруме, могут служить образцами для такой работы.

С учётом нашего превосходства в этой области создание более визуального продукта — колоссальная возможность.

2. Наш текстовый продукт также должен использовать более привычное для цифровой журналистики сочетание форматов.

Мы должны активно использовать и развивать новые форматы, например, утренние и вечерние брифинги и брифинги в прямом эфире.

Ежедневные брифинги входят в число самых успешных продуктов, запущенных в последние годы. У них большая и лояльная аудитория как среди подписчиков газеты, так и среди других читателей. Они также во многом построены на инвестициях в журналистский продукт, которые газета уже сделала. Во многих отношениях брифинги — это цифровое воплощение ежедневной газеты: используя доступные технологии и нашу кураторскую экспертизу, они объясняют читателям мир в частом и предсказуемом ритме, соответствующем ритмам их жизни.

Нам нужно больше инновационных продуктов, подобных брифингам.

В печатной версии газеты много регулярных рубрик, но их недостаточно для построения цифровой экосистемы. Нам нужно больше форматов, которые сделают чтение New York Times привычкой, постоянно рассказывая читателям о важных историях — через электронные рассылки, уведомления, часто задаваемые вопросы, сводные информационные карточки (scoreboards), аудио, видео и пока ещё не изобретённые форматы.

Эти форматы не только отвечают привычкам наших читателей, но и естественным образом подталкивают журналистов к менее сухому и более разговорному стилю письма. Этот стиль наши журналисты свободно используют в соцсетях, на телевидении и радио, и он соответствует лингва франка интернета. Одно из его главных преимуществ в том, что он может передать уникальность работы газеты, подчеркнув, что наши опытные журналисты освещают истории «на месте событий». В собственном продукте, однако, мы пока ещё недостаточно часто используем этот более доступный стиль письма, а когда делаем это, то слишком часто отождествляем его с разговором от первого лица. Газета совершенно верно стала чаще использовать формат повествования от первого лица, но ясный и более разговорный стиль не зависит от такого формата.

Одна из важных проблем — узкие места, которые мешают нам запускать новые форматы, даже когда инструменты для этого уже существуют. Один из разработчиков в подразделении интерактивных новостей хорошо высказался по этому поводу: «Нам нужно думать о форматах нашей работы точно так же, как мы думаем о поиске информационных поводов и репортёрской работе».

Очевидно, газета уже делает определённые успехи в том, чтобы задействовать более богатый и «цифровой» микс форматов: примерами могут быть аудио, видео и виртуальная реальность. Но скорость этого процесса должна вырасти, и больше наших журналистов должно участвовать в творческом и производственном процессе. Ценность New York Times не зависит от передачи информации способами, наиболее логичными для печатной газеты или для десктопов.

3. Нам нужен новый подход к специальным рубрикам и тематической журналистике.

Наша весьма успешная стратегия, во многом ориентированная на печатную версию, тем не менее, мешает нам выстроить достаточно успешную цифровую базу и привлечь новые аудитории к нашим специальным рубрикам. В то же время мы должны сделать несколько крупных ставок на области, где у газеты есть хорошие конкурентные возможности, как мы сделали с разделами Cooking и Watching.

Текущая стратегия специальных рубрик в газете идейно восходит к 1970-м годам, когда движущей силой создания рубрик, например, о стиле жизни и доме, было желание привлечь рекламодателей. Читателей главным образом привлекала наша способность порадовать их и дать ценные советы о том, что готовить, что носить и чем заняться. И эта стратегия сработала блестяще.

Сегодня нам нужна новая стратегия как для традиционных рубрик (развлекательных и информирующих), так и для инструкций (предназначенных для конкретных действий). Наш подход не давал нам выстроить такое цифровое присутствие на рынке, которое нам позволяет создать бренд газеты и качество нашей работы, и не давал сделать наши тематические разделы настолько креативными, современными и полезными для читателей, насколько это возможно. Проще говоря, мы пока мыслим не так амбициозно и инновационно, как наши предшественники в 1970-х годах.

Наши читатели жаждут советов от New York Times — но слишком часто мы их не даём вовсе или даём в форматах, ориентированных только на печатную версию газеты. Наше сотрудничество с The Wirecutter, недавним приобретением компании, и появление рубрики Smarter Living — хорошие первые шаги в переосмыслении роли газеты как гида, но здесь мы пока по-прежнему далеки от реализации нашего потенциала.

Цели по аудитории и выручке, изложенные в «Нашем пути вперёд», очень амбициозны. Возможно — и даже вероятно, по мнению нашей группы — газете не удастся достичь этих целей, просто делая то, что мы уже делаем, ещё лучше. Скорее всего, нам понадобится современная версия расширения специальных разделов в 1970-х: выделение редакционных ресурсов на новые темы, чтобы привлечь подписчиков и новых читателей (что, в свою очередь, привлечёт рекламодателей). В этом не будет ничего плохого или ничего нового. Успех стратегии 1970-х годов помог газете позволить себе отличные расследовательские материалы и иностранных корреспондентов во всём мире — и, кроме того, в самих этих тематических разделах появилось множество прекрасных журналистских текстов.

Мы ожидаем, что большие возможности лежат в создании инструкций, чем в традиционных тематических материалах. Мы можем помочь людям разбираться в культуре во времена, когда эта культура, от телевидения и кино до моды и стиля, меняется вокруг нас.

Но, развивая тематическую журналистику, мы не должны забывать и о традиционных рубриках. Мы должны всё так же публиковать материалы о трендах, биографические очерки, эссе и другие материалы, которые придают нам авторитет и очень ценны для наших самых преданных читателей.

4. Наши читатели должны играть большую роль в нашем продукте.

Пожалуй, ничто так не укрепляет читательскую лояльность, как вовлечение — ощущение себя частью сообщества. А читатели New York Times — это самое настоящее сообщество. Они хотят общаться и учиться друг у друга, не только о еде, книгах, путешествиях, технологиях и кроссвордах, но и о политике и международных делах.

Мы создали один из самых цивилизованных и успешных разделов читательских комментариев в новостных СМИ, но всё ещё делаем недостаточно для того, чтобы давать читателям возможности для таких взаимодействий.

Сейчас самую активную вовлечённость читателей в диалоги можно увидеть в укромных уголках сайта: философские дискуссии в рубрике The Stone, фанаты кроссвордов в колонке Wordplay, истории тех, кто победил рак, в разделе Well или полезные комментарии под лучшим рецептом шоколадного печенья в кулинарном разделе.

Из исследований и свидетельств читателей мы знаем, что они ценят те ограниченные возможности участия в дискуссии, которые мы им даём. «У меня есть подруга, которая пишет мне каждый раз, когда Times одобряет её комментарий. Для неё это достижение, как попасть в рубрику писем в редакцию», — написал автор недавней статьи о комментариях в Columbia Journalism Review.

Когда мы просим читателей вкладывать своё время в нашу платформу, это создает естественный цикл лояльности. Сетевые эффекты — двигатель роста любого успешного стартапа, и главный пример здесь — Facebook. Однако опыт взаимодействия с Times не становится более интересным или ценным по мере того, как к нему подключаются всё больше друзей, родственников и коллег читателя — и это должно поменяться.

Наши сотрудники

На New York Times работают лучшие журналисты в мире, и газета остаётся самым привлекательным местом работы для многих успешных журналистов. Многое в работе нашей редакции должно остаться прежним. Мы должны продолжать поддерживать здоровый баланс сильных новостных репортёров, мастеров слова и аналитиков. Мы должны всё так же ценить тщательное редактирование материалов. Мы должны давать журналистам время и ресурсы на то, чтобы делать работу, которая на что-то повлияет.

Но мы также должны и менять нашу редакцию, и не по бюджетным причинам. Мы должны приводить навыки наших журналистов в соответствие с нашими амбициями. Нам нужна редакция, которая сделает Times ещё более ценным продуктом для читателей, который может привлечь большую платёжеспособную аудиторию и стать ещё более влиятельным источником новостей и информации — а именно:
1. Газете нужно серьёзно расширить систему подготовки журналистов, и как можно скорее.

Опрос сотрудников редакции, который провела «группа 2020», выявил у многих журналистов и редакторов большое желание получать новые навыки. Они понимают, что работа газеты уже изменилась и должна будет меняться и дальше, и хотят играть в этих переменах большую роль. Для этого им нужны новые знания, которые помогут им создавать материалы цифровой журналистики, соответствующие по качеству стандартам New York Times.

В последний год наши мероприятия по обучению сотрудников редакции сильно улучшились, но их нужно расширять и дальше. Один недавно нанятый журналист сказал нам: «Идеальной была бы возможность маневрировать и учиться работать на различных платформах», добавив, что «в обучении всегда есть некоторый элемент случая».

В нашей редакции работают лучшие журналисты планеты — дополнительное обучение даст им возможность объединить собственную экспертизу и знания с новыми мощными инструментами, имеющимися в нашем распоряжении.

2. Нам нужно ускорить привлечение топовых журналистов со стороны.

Сейчас у нас в ньюсруме нет нужного сочетания навыков для того, чтобы реализовать наши амбициозные планы по изменениям в Times. Особенно важны несколько областей: визуальные журналисты, репортёры, которые одновременно очень сильны в своей теме и хорошо пишут, а также редакторы с навыками «заточки» идей и подготовки более аналитических дискуссионных историй.

Прежде всего эти новые таланты должны помочь нам уйти от традиционного распределения ролей, построенного вокруг печатной версии газеты, к современному мультимедийному, в котором, например, опытные визуальные журналисты определяют как форму подачи, так и содержание материала. Наивысший приоритет должен быть у творческих специалистов — журналистов, редакторов графики, фотографов и других людей, занимающихся непосредственной журналистской работой. Кроме того, важен поиск и найм «звёздных» редакторов, хорошо подготовленных для работы в цифровую эру.

Некоторые наши кадровые потребности связаны не с новыми журналистскими инструментами, а с традиционной тематической специализацией. Раньше наши материалы в некоторых темах могли быть просто хорошими при условии, что весь их набор был лучше, чем в любом другом издании. Теперь это не так — интернет беспощаден к посредственности. Когда журналисты делают ошибки, упускают нюансы или их взгляду не хватает резкости, им об этом быстро сообщают в Twitter, Facebook и других местах. Кругом полно бесплатных альтернатив, где зачастую даётся та же стандартизированная информация. В результате отдача от экспертизы выросла.

Эта новая реальность вынуждает газету пристально посмотреть на освещение всех тем, которые составляют наш информационный продукт, и оценить, достаточно ли оно хорошо. Проще говоря, настолько ли оно лучше, чем у конкурентов — преимущественно бесплатных — что мы можем просить читателей платить за него?

Во многих областях ответ на этот вопрос — да: у нас работают признанные лидеры в своих темах. Ни у одной другой медийной организации нет в целом настолько сильного продукта. И всё же мы не просто хотим быть лучше: мы хотим быть настолько лучше конкурентов, что New York Times сможет привлечь несколько миллионов платных подписчиков.

В последние годы редакция нанимала примерно по 70 человек в год в рамках обычной кадровой текучки, чтобы сохранить её обычную численность. Очень грубо говоря, примерно половина этих людей пришла в области с самым прямым влиянием на наш продукт: это руководители команд, репортёры, видеографы, редакторы графики и другие люди. Этот темп необходимо ускорить, несмотря на то, что с учётом бюджетных реалий это увеличит потребность в кадровых переменах в редакции. «Группа 2020» даёт такую рекомендацию не легкомысленно: мы считаем, что это одна из наиболее важных наших рекомендаций.

3. Приоритетом нашей редакции должно быть разнообразие.

Большее разнообразие людей в нашей редакции — больше представителей расовых меньшинств, больше женщин, больше людей не из крупных городов, больше молодых журналистов и больше неамериканцев — критически важно для нашей способности производить более разнообразный и привлекательный продукт. Это также важно для наших стратегических амбиций. Расширение нашей международной аудитории и привлечение молодых читателей (что сыграет свою роль в достижении целей NYT по аудитории) зависит от разнообразия нашего продукта и команды, которая его делает.

Каждая вакансия — это возможность улучшить ситуацию с кадровым разнообразием: мы должны предпринимать дополнительные усилия, чтобы расширять наш угол зрения. Мы также должны думать не только о рекрутинге, но и о карьерном развитии, чтобы гарантировать, что у нас есть карьерные пути для людей в разных жизненных ситуациях, в том числе для родителей. Когда происходят важные события или запускаются расследования, люди, которые работают с ними на местах, и те, кто планирует эту работу, сидя за столом, должны отражать ту аудиторию, которую мы ищем.

Недавний наём исполнительного вице-президента по кадрам и инклюзии создаёт важную возможность для прогресса, поскольку позволяет запустить процессы, направленные на повышение кадрового разнообразия в редакции. Кроме того, недавно группы по дизайну, продуктам и технологиям предприняли конкретные шаги по приоритизации кадрового разнообразия и уже увидели положительные результаты. Эти меры могут служить моделью для других частей нашей организации.

4. Нам нужно пересмотреть свой подход к фрилансу, расширив его в одних областях и сократив в других.

Внутри ньюсрума мы иногда отождествляем качество материалов NYT с сотрудниками NYT, но наши читатели видят всё иначе: если что-то появляется в газете, они рассматривают это как продукт газеты (положительно или отрицательно). Лучшие примеры такой работы делают лучше и саму газету, и зачастую это самый быстрый и экономичный способ охватить новые аудитории или улучшить тот или иной аспект нашего продукта.

Материалы фрилансеров действительно зачастую представляют собой лучшие наши истории, как в редакционных разделах, так и в колонках. Эти успехи легко перечислить: колонки, документальные фильмы Op-Docs, обзоры книг, фотографии, статьи для New York Times Magazine, научного раздела, разделов о стиле, путешествиях, для рубрик Upshot, Well и других рубрик, а также новости, которые закрывают острые потребности в освещении тех или иных событий. И это не только единичные случаи. В расчете на доллар оплаты материалы наших фрилансеров в среднем привлекают больше читателей, чем материалы штатных авторов.

Тем не менее, ситуация тут как бы раздвоенная. Мы также используем фрилансеров для обязательных материалов, которые не вызывают отклика у наших читателей и не помогают сделать газету привлекательным продуктом. Большая часть этой работы делается в рамках традиций печатного издания или нежелания использовать материалы новостных агентств даже для «обязательных» мелких историй. Мы полагаемся на стрингеров в каждом штате и во всём мире в освещении рутинных историй, которое по скорости и качеству слишком часто не превосходит работу новостных агентств, но при этом требует значительных усилий по редактуре и координации.

Нам нужно более творчески и амбициозно подходить к бюджету, который ежегодно тратится на внешних авторов. Но изменение наших трат на фрилансеров нельзя путать с их сокращением. Когда бюджет редакции ограничен, часто очевидным кандидатом на сокращения становятся траты на фрилансеров. Использовать такой подход сейчас было бы ошибкой: на самом деле, скорее всего, общий бюджет на фрилансеров должен увеличиться. Но некоторые его части нужно сократить после тщательного изучения и анализа.

Как мы работаем

Мы должны реорганизовать ньюсрум так, чтобы он отражал наше цифровое настоящее и будущее, а не печатное прошлое. NYT нужна более гибкая редакция, которая сможет лучше принимать риски, чем раньше. Ей нужно серьёзнее относиться к вопросам управления и меньше полагаться на инстинкты.

Последние 20 лет мы разбираемся с организационными структурами и процессами, порождёнными потребностями печатных СМИ. Даже сегодня наше внутреннее устройство до сих пор во многом отражает устройство печатной газеты. Пришло время стать более агрессивными, а именно:

1. У каждого подразделения должно быть своё видение, понятное сотрудникам.

Наши наиболее успешные опыты в цифровой журналистике, как у существующих подразделений, так и у новых, определялись чётким видением их руководителей — видением, поддерживаемым высшим руководством газеты и с энтузиазмом разделяемым всеми сотрудниками этих подразделений. В списке таких опытов графика, брифинги, раздел о кулинарии, раздел Well и другие разделы.

Это не случайность. Подъём цифровой журналистики даёт нам множество новых способов рассказывать истории и привлекать читателей. Но нам нужно выбирать, что мы собираемся делать и что не собираемся. Нам нужно быть более проактивными, чем мы были в десятилетия стабильного и процветающего печатного бизнеса.

Такие подразделения с чёткими, понятными всем миссиями остаются редкостью. Большинство журналистов NYT не могут описать видение или миссию своего деска, а идентичности этих десков остаются тесно связанными с одноимёнными разделами печатной версии газеты. Многие отделы не приняли ясных решений о том, кто их ключевая аудитория и какие форматы для них приоритетны (а какие — нет). Многие люди в ньюсруме жаждут такой ясности и считают, что она сделает их более эффективными журналистами.

«Группа 2020» считает, что эффективное видение охватывает три главные области:

            Журналистика Что команда будет и не будет освещать и в каких форматах? Как они будут отличаться от конкурентов?

            Аудитория Кто целевая аудитория для каждой части продукта этой команды? Как эти аудитории будут находить материалы и взаимодействовать с ними, и какую роль это сыграет в том, чтобы сделать из NYT читательскую привычку? Как будет выглядеть успех и как подразделения поймут, что они его достигли?

            Работа команды Какие навыки нужны группе? Каков, к примеру, разумный баланс между репортёрами/создателями контента и менеджерами/редакторами? Как группа будет взаимодействовать с подразделением, отвечающим за печатную версию, и другими кросс-десковыми командами?

2. Нам нужно установить цели и отслеживать прогресс на пути к ним.

В печатную эпоху, когда газетный бизнес был стабильным, ньюсрум мог позволить себе не следить за успехами отдельных компонентов его продукта или всего продукта. Общее превосходство затмевало отдельные недостатки, а количественно оценить успех было трудно. Газета продолжала зарабатывать деньги и имела хорошую репутацию — и этого было достаточно.

Но сегодня наш бизнес стремительно меняется. У нас есть более точные данные, чем когда бы то ни было. И какой бы сильной ни оставалась наша репутация, наши позиции на рынке подвергаются постоянной атаке.

Однако наши управленческие практики почти не изменились. Большая часть ньюсрума не устанавливает конкретные цели и не чувствует свою ответственность за их достижение. Даже те, у кого есть какой-то доступ к данным, видят лишь узкий их кусочек (например, статистику просмотров отдельных статей в аналитической системе Stela) и не знают, что в их случае считать успехом.

Многие люди сказал «группе 2020», что их расстраивает отсутствие понимания и прозрачности целей ньюсрума. Один человек сказал следующее: «Я думаю, люди оценили бы нашу готовность пробовать нечто новое, если бы лучше понимали, почему мы делаем это по-другому и чего хотим добиться».

Как мы уже видели в кулинарном разделе, даже простое упражнение по постановке целей, хотя бы приблизительных, может быть мощным механизмом концентрации. Оно даёт возможность чётко оценить, что работает, а что — нет.

В конечном счёте цели будут работать только в сочетании с ответственностью за их достижение. NYT должна активнее расширять процветающие команды, менять курс у команд, которые, по-видимому, выбрали неверный подход, забирать ресурсы у команд, которые не работают, и при необходимости менять их руководство. Времена, когда большинство руководителей могли позволить себе роскошь «разобраться, что к чему» в течение нескольких лет, закончились.

3. Нам нужно переопределить успех.

В последний год ньюсрум стал активнее использовать данные и аналитику, с хорошими результатами. Теперь мы лучше представляем, что из того, что мы делаем, вызывает у читателя отклик, а что — нет. Мы делаем более резонансную работу и в целом избегаем соблазнов кликбейта.

Теперь нам нужно сделать следующие шаги. Ньюсрум должен лучше понимать, что показатель количества просмотров, несмотря на пользу от него, не тождественен успеху. Повторим: NYT — это бизнес, в первую очередь основанный на подписке; мы не стремимся максимизировать просмотры. Самые успешные и ценные материалы — часто не те, которые собирают максимальное количество просмотров, вопреки устоявшимся представлениям в редакции. История, которая соберёт 100 или 200 тысяч просмотров и даст читателям ощущение, что они получают материал, который нигде больше не получить, для NYT ценнее, чем весёлая история, которая становится вирусной, но не очарует новых подписчиков.

Группа по данным и аудитории под руководством Лоры Эванс сейчас заканчивает разработку более сложной метрики, чем просмотры, которая попытается измерить ценность материала с точки зрения привлечения и удержания подписчиков. Эта метрика кажется перспективной альтернативой количеству просмотров.

В то же время ньюсрум должен понимать, что ни одна метрика не идеальна. В значительной степени нам придётся полагаться на сочетание количественных метрик и качественных суждений в решениях о том, какие истории выбирать и продвигать. Достичь верного баланса непросто: мы не хотим ни приравнивать размер аудитории к журналистской ценности материала, ни возвращаться во времена, когда мы убеждали себя, что материал ценен уже тем, что он появился в New York Times.

4. Нам нужен больший акцент на концептуальном раннем редактировании.

Опрос сотрудников редакции, проведённый «группой 2020», показал, что многие журналисты хотели бы, чтобы у их редакторов было больше времени помочь им отточить материалы на ранних стадиях работы над ними. В то же время многие журналисты и редакторы считают, что NYT впустую тратит время и ресурсы на постоянное построчное редактирование отдельных историй ради изменений ограниченной ценности.

«Группа 2020» убеждена в ценности редактирования готового текста. Цена легко вылавливаемых недочётов, вроде орфографических и грамматических ошибок, высока. Увеличение количества таких ошибок было бы неверным сигналом для читателей — что наш продукт сделан неаккуратно и не имеет высокой ценности. Когда мы публикуем такие неаккуратные материалы, читатели активно жалуются нам на это. В то же время NYT тратит слишком много времени на малоценное построчное редактирование, вроде переноса или удаления абзацев, и слишком мало времени на редактирование концептуальное и на оттачивание истории, и в том числе на вопросы о том, в каком формате она должна быть реализована. Сдвиг в сторону front-end редактирования на ранних этапах потребует изменений в нескольких частях ньюсрума, в том числе у редакторов, корректоров и руководства ньюсрума.

Сейчас Times слишком много ресурсов тратит на редактирование низкой ценности — и, как следствие, слишком много ресурсов на редактирование в целом. Наша журналистская работа и наши читатели выиграли бы, если бы вместо этого мы приоритизировали сбор информации во всех его формах.

5. Ньюсрум и продуктовые команды должны теснее работать друг с другом.

Чтобы NYT оставалась точкой внимания читателей — непростая задача в эпоху социальных сетей — опыт чтения, просмотра и прослушивания наших материалов должен быть таким же привлекательным, как и сами материалы. Достичь этой цели будет намного проще, если наши журналисты и продуктовые команды (менеджеры, дизайнеры и разработчики) будут более тесно сотрудничать друг с другом. Нам нужно, чтобы и журналисты, и продуктовики понимали читательское поведение, чётко представляли себе конкурентов, а также понимали, как разные части нашего продукта складываются в общее впечатление от NYT.

Каждая группа должна лучше понимать, что делает другая группа. Несмотря на большие подвижки в последние два года, многие продуктовые команды не понимают, как работает ньюсрум, в том числе и как мы думаем о своей работе и делаем её. Большая часть ньюсрума точно так же не понимает, чем занимаются продуктовые команды.

Центральный недостаток текущей конфигурации в том, что ньюсрум фокусируется на краткосрочных проблемах (как нам сделать сегодняшний продукт превосходным?), а продуктовые команды — на более «длинных» вопросах (какой опыт потребления новостей будет лучшим в будущем?). Наши редакторы до сих пор не вовлечены в размышления о том, как читательский опыт взаимодействия с NYT должен развиваться на различных платформах, а наши менеджеры продуктов часто не знают о приоритетах в журналистской работе. Результаты этого могут быть проблематичны. Например, дизайн и функциональность нашей главной страницы в последнее десятилетие фактически не менялись.

Более тесные рабочие отношения сделали бы работу ньюсрума и продуктовых команд более эффективной.

6. Нам нужно ослабить доминирующую роль, которую печатная версия до сих пор играет в нашей организации и ритмах работы, одновременно ещё сильнее улучшив саму газету.

Печатная версия New York Times остаётся ежедневным чудом, которое любит множество лояльных читателей. Это тщательно выверенный сборник наших лучших историй, фотографий, графики и искусства.

Но нынешняя организация ньюсрума создаёт опасности для печатной версии газеты — и одновременно мешает нам создавать лучший цифровой продукт. Сегодня главы подразделений и другие руководители вынуждены подчинять свой день ритму печатного издания, даже когда они всё больше занимаются цифровой журналистикой. Такое положение дел мешает нам реализовывать необходимые изменения в электронной версии и постепенно начинает лишать печатную версию внимания, нужного ей, чтобы стать ещё лучше.

Специализированное подразделение, занимающееся печатной версией, добилось впечатляющих успехов в 2016 году, начав перехватывать некоторые функции у отдельных десков и одновременно создав целый ряд успешных новых разделов и рубрик только для газеты. В начале 2017 года прогресс в этих направлениях должен ускориться, чтобы это подразделение стало более автономным. Рабочая группа в NYT изучает, как можно продолжать развивать печатную версию газеты на основе недавних успехов.

Более мощное газетное подразделение также позволит создать более специализированные на конкретных темах редакционные команды, которые сделают наши материалы более авторитетными и продвинутыми, позволяя чаще превосходить конкурентов. Наши крупные новостные дески были созданы для того, чтобы наполнять соответствующие разделы печатной версии газеты. В результате некоторые приоритетные темы оказываются распределены между несколькими десками, «размазываясь» и мешая сотрудничеству журналистов, пишущих об одном и том же. Между некоторыми журналистами Times, освещающими смежные темы, не хватает координации — и ещё сильнее не хватает понимания того, на какие аудитории мы ориентируемся и как они будут потреблять наш продукт. Грядущее создание климатической и гендерной команд — это шаг в правильном направлении.

 

Идея о том, что NYT должна измениться, может показаться сложной и противоречащей здравому смыслу. Мы остаёмся самым влиятельным СМИ в стране с большой и растущей группой лояльных читателей. Но эта идея не нова. Успех нашей организации в последний век всегда зависел от нашей способности меняться.

NYT когда-то состояла из коротких и сухих заметок, описывающих отдельные мелкие новости бизнеса и общественной жизни. Ещё в начале 1980-х годов на нашей главной странице было 10 текстов в день и небольшое количество мелких чёрно-белых фотографий. Были даже времена, когда редакторы Times считали, что кроссворд ниже достоинства газеты.

Но привычки и потребности читателей менялись, и вместе с ними менялась и NYT. Наши ценности оставались прежними — менялось их выражение. Предыдущие поколения редакторов придумали журнал, обзоры книг, письма читателей, ежедневные тематические разделы и цветные фотографии. Самое свежее проявление этих перемен — появление цифрового продукта, сначала на десктопах, а потом на мобильных телефонах, который считается лучшим в мире.

Однако цифровая революция не останавливается. Если на то пошло, привычки наших читателей — то, как они получают новости и информацию и взаимодействуют с миром — в последние несколько лет стали меняться быстрее. Мы должны идти в ногу с этими изменениями.

Участники «группы 2020» закончили свою работу одновременно с оптимизмом и тревогой. Мы настроены очень оптимистично, потому что Times лучше, чем любая другая медийная организация, сможет предоставить информацию, которую ищут миллионы людей. Ценности нашей организации отлично подходят к реалиям времени. Самая сильная ежедневная журналистика, самые мощные оригинальные материалы, самые острые расследования и самые полезные и интересные тематические рубрики будут и дальше выделять нас из толпы. Благодаря нашим ценностям и сильным сторонам, Times в ближайшие годы может стать ещё более сильным, масштабным и влиятельным источником новостей.

Но мы не должны пасть жертвами самообольщения и считать, что этот результат неизбежен — это не так. Мы сталкиваемся и с проблемами — и в журналистике, и в бизнесе. Если мы не решим эти проблемы, то дадим конкурентам возможность обогнать нас. Мы окажемся уязвимыми для того же технологического упадка, который уже поразил другие старые и успешные предприятия, как в медиа, так и в других отраслях.

Задача, которая стоит перед руководством NYT, сложнее, чем задачи предыдущих поколений, из-за самого масштаба цифровой революции. И всё же главный вызов остался прежним. Нам нужно стойко придерживаться своих ценностей и творчески подходить к их реализации. И действовать надо безотлагательно.

Дэвид Леонхардт, Джоди Рудорен, Джон Галински, Каррон Ског, Марк Лейси, Том Гиратиканон и Тайсон Эванс.

Исследования и аналитика при участии Самарта Баскара и Дэна Гендлера.


Ответы из опроса сотрудников в ньюсруме

«Группа 2020» минувшим летом провела опрос сотрудников редакции в NYT, спрашивая, каким должен быть ньюсрум будущего. Почти 200 человек ответили на вопросы письменно, в то время как остальные встречались с участниками нашей группы лично. Ниже — подборка ответов, которые представляют самые сильные темы в результатах опроса.

Репортёрская работа и тексты

Во всех ответах участники опроса сходились на том, что мы пишем слишком много «обязательных» текстов на 800 слов и что нужно меньше освещать мелкие новости. Многие говорили, что нам нужно делать больше биографических историй, расследований и лонгридов, а также быстрых эксплейнеров, списков и прямых текстовых трансляций.  Довольно много редакторов говорили о том, что хотели бы время от времени что-то писать, а несколько журналистов отметили, что им была бы интересна модель «играющего тренера».

«Текст на 800 слов — это краеугольный камень печатного продукта, но мы неоднократно видели исследования (и видим это в собственной статистике трафика), которые показывают, что такие материалы плохо читаются в сети. Всем это, кажется, уже известно, но мы продолжаем писать такие тексты из какой-то механической преданности продукту, который читает всё меньше и меньше людей».

«Я бы хотел(а), чтобы задача управления освещением какой-то темы предполагала больше оригинальной работы и меньше — прикрытия всех тылов».

«Я бы хотел(а), чтобы мы были гибче в том, как мы решаем освещать историю. Репортёр «в полях» с хорошим пониманием доступных инструментов должен самостоятельно решать, как лучше подать ту или иную историю, а не звонить пяти разным людям и участвовать в трёх разных переписках прямо посреди акции протеста, только чтобы запустить трансляцию в Facebook или Snapchat со своего телефона».

«Должно быть больше гибкости и подвижности. Переход на позицию редактора не должен означать окончание работы над своими текстами для сильных репортёров и авторов; а сильных репортёров и авторов, особенно владеющих конкретной темой, нужно поощрять, чтобы они придумывали идеи историй, которые мог бы написать кто-то другой, а они могли бы их редактировать. Наша структура и подход (в том числе к найму людей) должен закреплять общую ответственность, а не жёсткие роли и иерархии».

Редактирование

Журналисты говорили, что хотели бы больше полезного взаимодействия с редакторами в самом начале работы, меньше редактирования в её процессе и больше внимания к подаче материала и его продвижению. Было много недовольства тем, что истории задерживаются по соображениям, связанным с печатной версией. А несколько редакторов и репортёров сказали, что хотели бы, чтобы редактура готовых текстов более чутко реагировала на уровень сложности истории и срочности новостей.

«Каждый материал — как пожарный гидрант: его передают от собаки к собаке, и ни одна не может удержаться, чтобы не изменить хотя бы пару слов».

«Мы слишком мало времени думаем о том, как рассказывать истории, и это означает, что слишком много наших историй оказываются посредственными во всех отношениях. Я бы хотел(а), чтобы больше времени уходило на проработку идей на самом раннем этапе и чтобы люди были готовы «убивать» идеи, которые не дорастают до уровня запоминающихся».

«Нужно нанимать редакторов и репортёров, которых не нужно держать за руку во время всего процесса. Нет, правда, как мы до сих пор можем позволить себе пять редакторов, которые будут часами спорить об одной обычной истории? Печатный менталитет всё ещё управляет ньюсрумом сверху донизу. Но важно сохранять приверженность и редактированию готового текста, потому что оно критически важно для качества журналистского продукта и репутации новостного сайта».

«У нас слишком много технического редактирования, где редакторы придерживаются стиля, который всё чаще оказывается слишком косным для NYT»

«Слишком часто для срочных, оперативных новостей между тем, когда журналист сдал текст и когда этот текст вышел, проходит слишком много времени. У меня возникает ощущение, что редакторские дески слишком загружены и плохо расставляют приоритеты».

«Большую часть времени истории подстраиваются и редактируются под «печатные» требования, что бы там ни гласила официальная доктрина. Мои тексты неделями дожидались места в печатной версии».

Визуальная журналистика

Многие люди говорили, что их радует призыв мыслить более визуально. Однако многие также добавляли, что барьеры на пути к этому слишком высоки, ссылаясь на то, что у них мало или совсем нет доступа к редакторам графики или видеоподразделению. Несколько человек говорили о том, что им хотелось бы иметь инструменты и навыки для того, чтобы самим создавать простую графику.

«Репортёру или редактору слишком сложно получить помощь с каким-либо специальным проектом. У каждого подразделения должно быть своё контактное лицо по графике и/или интерактиву. Этот человек должен быть с самого начала вовлечён в подготовку материала, определяя, какие истории подходят для мультимедиа и используя свои знания, чтобы извлечь из них максимум».

«Кое-какие наши визуальные материалы слишком «отполированы». Камерность и случайность — огромная часть культуры интернета. У нас пока нет редакционной смелости, чтобы дёрнуть за этот рычаг»

«Я репортёр, и я почти никогда не говорил(а) с человеком, занимающимся видео».

«Друг из BuzzFeed говорил мне, что ему фактически приходится приводить аргументы ЗА стандартный формат истории, а не за нестандартные. Для них все форматы по факту одинаковы, и необходимость любого надо обосновать. Я не предлагаю копировать BuzzFeed (читатели, очевидно, приходят к нам по конкретным причинам), но требование обосновать традиционный формат для истории могло бы заставить нас переосмыслить то, как мы используем нестандартные форматы».

«Если бы в каждом деске был человек, способный сделать быструю графику, и людям не нужны были бы специальные «ключи», чтобы сделать простую диаграмму или карту, мы бы могли делать намного больше. Знание, что твоя история была бы сильнее с графикой, но что тебе с этим, скорее всего, никто не поможет, как-то деморализует»

Разговорный тон

По вопросу изменений в тоне или стиле письма было много разных точек зрения. Кто-то хотел бы попробовать новые стили и форматы, но не очень представлял, как это сделать. Другие люди говорили, что при попытке так изменить стиль они сталкивались с сопротивлением редакторов. Третьи считали, что мы должны очень осторожно подходить к любым подобным переменам.

«Проще говоря, в наших историях нам нужно меньше «головы» и больше «сердца». Эмоций мы стараемся избегать, а зря, это важный драйвер лояльности, ощущения причастности… Мы слишком часто пишем «голосом мужчины на руководящем посту», что отталкивает многих читателей, которых мы должны привлекать».

«От руководства газеты мы часто слышим, что в наших историях они хотят видеть больше авторского голоса и меньше сухого газетного языка. Но обычно, когда ты пытаешься сделать текст более интересным или просто добавить чуть больше чего-то личного, редакторы быстро это вычищают, и бороться за каждое слово или фразу утомительно. Если мы хотим немного расслабить свой стиль, убедить в этом придётся прежде всего редакторский деск».

«Каждый раз, когда мы где-то ошибаемся или даже немного не попадаем в тон, нам достаётся куда сильнее, чем другим изданиям. У людей для нас более высокие ожидания, чем для других газет или сайтов, и они испытывают почти что глубокое чувство предательства, когда мы что-то сделали не так. Мне кажется, мы выбрали путь издания высокого качества, и стандарты — это часть этого пути. Нам нужно, чтобы наши редакторы их поддерживали».

Организация ньюсрума

Почти все были согласны, что обособление производства печатной версии NYT должно сыграть ключевую роль в изменениях в ньюсруме. Однако консенсуса в том, какой должна быть его структура, не было. Главной жалобой было отсутствие сотрудничества между различными десками. Несколько человек выступали за менее строгие границы между позициями редактора и репортёра.

«Нам нужно экспериментировать с более «гибридным» распределением обязанностей, когда журналисты редактируют, а редакторы пишут, как это делается во многих других организациях — сделать оргструктуру более плоской, поощрять коллегиальность, разнообразить навыки, варьировать то, чем люди заняты в течение своего рабочего дня»

«Times всё ещё страдает от сильного недостатка командной работы, духа товарищества и координации между десками и журналистами разных десков»

«Как нам найти для журналистов возможность работать с большим количеством разных редакторов, чтобы развивать больше навыков? И как сделать так, чтобы было проще писать в разные рубрики? Нас к этому подталкивают, но на практике это очень сложно и странно».

«Я считаю, что каждому редактору надо дать прямое указание мыслить шире собственного деска, их работа должна оцениваться по тому, насколько они открыты к сотрудничеству (на основе оценок коллег из других десков), и их нужно наказывать, если они не хотят делиться материалами».

«Я бы хотел работать с редактором оригинальных материалов, который мог бы сам предложить мою работу тому отделу, куда она лучше всего подходит. Мне кажется, это работало бы с различными темами, например, иммиграцией, наркотиками и так далее».

Наём, обучение и развитие

Несколько респондентов сказали, что их расстраивает непрозрачность процесса найма людей и недостаточное кадровое разнообразие (расовое, гендерное и по опыту) на руководящих постах. Кто-то говорил, что за годы работы в Times прошёл мало дополнительного обучения или совсем не проходил его и видит мало возможностей для карьерного развития.

«Times должна больше вкладывать в карьерное планирование и должна не только нанимать представителей расовых меньшинств или людей с нетрадиционным для журналистики бэкграундом, но и помогать им через программы наставничества и карьерного роста».

«Нам нужно больше кадрового разнообразия на руководящих постах, как в традиционном смысле, так и в смысле разнообразия навыков. «Наверху» слишком много репортёров или бывших репортёров — а это только один набор навыков. Производственные и административные навыки очень важны и должны быть там лучше представлены».

«Я считаю, очень важно лучше доносить нашу общую стратегию работы с аудиторией до всего ньюсрума (уведомления, планирование материалов на утро, материалы на главной странице, прямые трансляции, списки, мобильные версии и так далее). В последние пару лет я наблюдал много недовольства нашим постоянно меняющимся направлением движения — но мне не кажется, что дело здесь только в экспериментах, я думаю, люди оценили бы нашу готовность пробовать нечто новое, если бы лучше понимали, почему мы делаем это по-другому и чего хотим добиться».

«Идеально было бы иметь возможность маневрировать и обучаться на различных платформах. Times, в отличие от других мест, отлично вносит в работу разнообразие и даёт людям возможность менять позиции, чтобы они не скучали и всегда имели свежий взгляд на вещи. Но пока, как я понял(а) (я здесь недавно), от самих людей не очень-то зависит, где они окажутся, и в подготовке есть большой элемент случайности».

«Руководители должны отвечать за поставленные перед ними приоритеты, какими бы они ни были. Мы сосредоточены на внешних метриках, но никто не говорит: «Ваш деск в следующем месяце должен поставить яркие визуальные компоненты в 40% своих материалов» и не требует потом ответственности за это».