Рубрики
2018 Must Reads Аналитика Виртуальная реальность Документы Журналистика данных Журналистские навыки Кейсы Маркетинговые метрики Мобильные продукты Мультимедийные истории Образование Организация ньюсрума Персонализация Посещаемость и KPI Рассылки Россия Социальные медиа Тренды Фактчекинг

Новые медиа: когда ежегодного обновления курсов недостаточно

28 апреля я выступил на методическом семинаре для преподавателей вузов «Эдьютон» в качестве преподавателя журфака МГУ (веду «Создание текстов для интернет-СМИ»), главреда «Мы и Жо» и издателя The Bell. Свою лекцию я посвятил знакомой до боли проблеме — отставанию образования от реальной цифровой журналистики.

Текстовую трансляцию можно прочесть тут. Презентацию в формате pptx можно скачать здесь. Ниже — изложение моих мыслей немного не в том порядке, в котором я сбивчиво излагал их на семинаре.

Технологически журналистика меняется, а скорее — обогащается каждые 7-10 лет. Иногда этот темп ускоряется, но в целом сейчас в мире много журналистик, а будет еще больше.

Ужас не в скорости изменений, а в их непредсказуемости. Мы не можем предсказать, какой будет журналистика даже на горизонте в 5-7 лет.

Не только преподаватели новых медиа, но и в целом журфаки каждые 5-7 лет меняем концепцию. Сначала новые медиа рассматривались как продолжение традиционных.

Затем появилась концепция универсального журналиста, отражавшая отсутствие специализаций и низкую выручку медиа в этой области.

Позднее журналистов стали обучать развитию многоканального СМИ, разделив цифровую журналистику на несколько специальностей, но одновременно взвалив на них вопросы адаптации материалов под разные каналы, понимание дистрибуции и коммьюнити-менеджмент.

Все это в итоге сейчас привело к необходимости понимать азы медиаменеджмента даже линейным редакторам, не говоря уже о будущих начальниках отделов. Профессия продюсера многоканальных и мультимедийных материалов стала третьей обязательной со-специализацией.

Смена парадигм не может не отразиться на наборе предлагаемых курсов. К сожалению, цикл изменения курсов короче обычного цикла обучения и длится около трех лет.

Можно проследить за изменением отношений к интернет-журналистике как к тексту, затем как к мультимедийному материалу, затем — как к в том числе продукту работы с данными.

Одновременно это бурление порождает новые требования к стилю письма, к оформлению текстов, пониманию азов дизайна.

Понимание информационного потока, процесса коммуникации, медиапотребления студентами меняется каждый год. Потребление информации все больше сдвигается в сторону мобильных устройств.

Политические и экономические изменения приводят к смене системы ценностей — преподавателям часто приходится тратить дополнительные семестры на объяснения, почему Алексей Волин не прав, когда предлагает журналистам слушаться не принципов своей работы, а заказчика и инвестора.

Кроме того, мы находимся в своеобразной отраслевой сингулярности — новые кейсы появляются быстрее, чем мы можем их изучить и внедрить. Эти опережающие тренды часто уничтожают любые попытки выстроить стройную структуру преподавания. Характерный пример: преподаватель может не уметь предсказать, в какую сторону будет развиваться эфемерный контент в экосистемах Instagram и Snapchat, но понятийный аппарат дать обязан.

Новые инструменты требуют освоения. Моды меняются слишком часто, для того, чтобы изучать какой-то определенный сервис или программу (конечно, есть исключения).

Меняется все — еще пять лет назад даже метрики успешности цифрового материала не включали в себя дочитываемость, а о стиле в применении к мобильному экрану говорили относительно редко.

За год-два полностью меняется ландшафт.

За последние год-два российский рынок познакомился с массовым развертыванием рекомендательных систем. Появились новые способы заработка медиа, связанные с созданием сообществ. Евросоюз заставил по-новому воспринимать приватность.

Ergo, преподаватели никогда не угонятся за новыми вызовами.

Хуже того, студенты из-за постоянной адаптации курсов получают плохо структурированный набор знаний, а контекст преподавателя все дальше отходит от их контекста.

Реальных выходов видится два.

Во-первых, пытаться всеми силами сохранить контекст. Регулярно информировать студентов о новых кейсах, работать над нетворкингом, расширением их кругозора и профессиональных контактов. В идеале студенты должны в течение нескольких лет получить не столько обучение устаревающим практиками, сколько отраслевой опыт.

Во-вторых, внедрять новый старый подход изучения. Рассматривать социальные сети с точки зрения социологии, рекомендательные системы давать, популярно излагая понятия коллаборативной фильтрации, кластеризации и т.п.

К сожалению, преподавателям в этом случае придется учиться всему, а главное — постоянно.

Рубрики
2018 Must Reads Аналитика Аудитория Бренд Документы Журналистская этика Журналистские навыки Кейсы Медиастратегии Повестка Посещаемость и KPI Редакционная политика Россия Тренды Фактчекинг

Этика интернет-журналистики: объясняем на примерах

В апреле я выступил в Москве на финале фестиваля «Вместе медиа». По просьбе организаторов я подготовил презентацию об этике интернет-журналистики. Выступал я в двух качествах. С одной стороны как главред «Мы и Жо», изучающего тенденции западной и российской журналистики. С другой — как издатель The Bell, который придерживается подчеркнуто делового и объективного стиля сообщений.

Целиком презентацию можно скачать здесь.

Рубрики
2018 Must Reads Аудитория Бренд Весь мир Журналистские навыки Кейсы Маркетинговые метрики Медиастратегии Мобильные продукты Монетизация мобильных продуктов Нативная реклама Платный контент Посещаемость и KPI Рассылки Россия Тренды

Почтовые рассылки: 7 кейсов, на которые надо обратить внимание

Почтовые рассылки как инструмент доставки информации обладают комплексом свойств, нехарактерных для других форматов. В этой статье мы перечислим эти свойства, а также рассмотрим несколько медиакейсов.

ribkhan / Pixabay

Рассылки глазами читателя

Письма — личная коммуникация, на которую пользователь обычно выделяет особое время. Традиционно письма требуют не только активного осознанного прочтения, но и взаимодействия. В личных письмах таким взаимодействием может быть ответ или пересылка. В случае рассылок — изучение повестки, открытие ссылок, выполнение тех или иных действий (например, рассылка о повышении производительности труда может попросить составить список дел; подписка на неё подразумевает, что читателю лучше такой список составить).

Пользователь, подписываясь на рассылку, совершает акт веры. В этом акте важны две составляющих:

во-первых, понимание пользователем концепции того, на что он подписывается;

во-вторых, понимание авторами рассылки пользовательских ожиданий и системы ценностей.

С этим связана основная проблема монетизации рассылок — недоверие к коммерческим предложениям. Представьте, что вы подружились с человеком, регулярно с ним обедаете, а потом он начинает в диалог вплетать то, что вы безошибочно определяете как product placement. Очевидно, что ваша дружба на этом закончится. Совсем другое дело, если вы делите с ним некий определенный набор ценностей («если телефон, то Samsung», «если детектив, то Агата Кристи»). Тогда вам есть, о чем поговорить.

Любой обман пользователя приводит к его немедленному выпадению из вашего круга. В этом ключевое отличие от, например, рекомендательных лент, в которых пользователь до определенного предела может регулировать тематику получаемых сообщений или состав повестки.

Ключевые компоненты почтовых рассылок

Каждая почтовая рассылка старается найти баланс между тремя составляющими:

  • тоном, апеллирующим к чувствам и ценностям того или иного социального круга;
  • временем потребления (обычно открытие письма приводит к более внимательному чтению, чем в ленте социальной сети);
  • структурированной подачей информации.

Третий пункт особенно важен, так как за последние 5-7 лет потребление почтовых рассылок всё чаще происходит с экрана мобильника. Это накладывает определенные ограничения на изложение:

  • пользователь может быстро и без усилий скроллить рассылку, ища понятный сигнал о нужной ему информации. Рассылки делятся на несколько конкретных подрубрик;
  • длинные истории отходят на второй план, хотя и не исключены. Просто чаще рассылка превращается в список лидов, вовлекающих пользователя в повествование или дающих ему возможность начать своё путешествие, оттолкнувшись от нескольких перечисленных фактов и ссылок;
  • пользователь хотел бы видеть уместный иллюстративный материал, либо переключаться между модальностями потребления. Разные рассылки используют для этого разные механизмы, впрочем, всякий раз одинаково милые — Finimize приводит неожиданные цитаты, автор Expresso Оля Морозова сочиняет хокку и так далее.

7 примеров хороших рассылок

Естественно, вся сложность рассылок как формата не может быть выражена парой маркированных списков. В этой статье мы, например, почти не коснёмся вопросов аналитики, нативной рекламы, распространения рассылки за пределы подписной базы и т.п. Но вот что мы сделаем. Далее мы рассмотрим 7 кейсов, хорошо демонстрирующих одно и то же: всякая рассылка — сериал, который авторы бесконечно снимают для благодарных зрителей. Или пишут для благодарных читателей.

Axios

Как медийная компания Axios пытается занять редеющую нишу авторитетных новостных и аналитических СМИ, которым можно доверять. Эту идею они сочетают с так называемой «умной краткостью» (smart brevity), приспосабливаясь к современному быстрому потреблению.

Авторитетность обеспечивают ведущие рассылок — каждая из них подписана, каждая является передачей в общей «программе». Так как ведущий должен разбираться в своей области, тематические рассылки Axios ведут специализированные журналисты (читателям «Мы и Жо» я посоветовал бы Axios Media Trends Сары Фишер).

Рефреном через все рассылки проходят порядковые цифры структурированных «карточек». Часто они обыгрываются под чтение про себя («4. For old times») и почти всегда содержат для главных новостей раздел Why this matters (почему это имеет значение).

Axios широко варьирует регулярность рассылок. Есть выходящие утром и вечером Axios AM и PM, воскресный обзор будущей недели Sneak Peek, еженедельная рассылка о Китае и даже ежевартальный проект Future Trends.

Finimize

Finimize ежедневно пишет о финансах. Это бесплатная рассылка, рассчитанная строго на три минуты пользовательского времени. Она больше остальных делает акцент на своей мобильности.

Рассылка выделяет 2-3 важных события и объясняет, что они значат для пользователя, его карьеры, денег, сбережений и будущего.

Всё это разбавлено небольшим количеством нативной рекламы (обычно это блок с надписью вроде A message from The Bank of America), а также необязательными, но дружелюбными к пользователю рубриками вроде «Вопрос читателя» и «Цитата дня».

От остальных рассылок эту отличает их продуктовая стратегия. Их следующий шаг — бесплатный сервис Finimize.My Life, дающий пользователям рекомендации по управлению личными финансами.

Отметьте эту воронку: новости как общая ценность → создание сообщества → тщательный отбор рекламных сообщений → сервис для сообщества.

Развитие рассылки и сопутствующих продуктов
Развитие рассылки и сопутствующих продуктов

Видите? Это никакая не рассылка, а управление сообществом, как и всегда в медиа. Вы наверняка заметили, что стартовой ступеньки («новости как общая ценность») на картинке нет. Это естественно, потому что именно общая ценность объединяет аудиторию. Чем она будет — новостями, знаменитостью, последними коллекциями дома моды — не так важно для общей схемы.

TheSkimm

TheSkimm и их рассылка Daily Skimm (примерный перевод — «Ежедневные слиффки»), ориентированная на молодых активных женщин, — один из основных участников американского рынка.

На TheSkimm подписано свыше 4 миллионов человек. В 2016 году рассылка показала себя как влиятельная политическая сила, зарегистрировав на президентские выборы 110 тысяч человек.

Свое сообщество TheSkimm усиливает с помощью платного приложения Skimm Ahead, которое в буквальном смысле организует день и месяц читательницы, предлагая:

  • пятиминутные интересные статьи (их список намекает на ожидаемый слот потребления с помощью эмодзи 🚽)
  • рекомендуемые книги (📚)
  • подкаст;
  • отфильтрованные анонсы важных событий, вставляемые прямо в календарь айфона.
  • новостную ленту Skimm Picks.

The Economist Espresso

Рассылка может оказаться символом той пользы, которую человек получает в обмен на подписку. Espresso — рассылка журнала The Economist для платных подписчиков, сообщающая о самом важном в начале дня.

Она глубоко интегрирована с одноименным приложением и выходит по утрам шесть раз в неделю. Обычно состоит из нескольких новостей, по субботам содержит обзор за неделю, всегда завершается основными рыночными и валютными показателями.

Важный урок, который показывает Espresso — рассылка должна эволюционировать вместе с аудиторией.

Хотя приложение входит в топ-100 новостных приложений на американском рынке, оно давно не обновлялось, раздражает платных пользователей и дразнит бесплатных, разрешая им прочесть всего одну статью в день из уже подобранных.

Highbrow

Это не новостная рассылка, а целый бизнес, построенный на идее постепенного ежедневного обучения пользователя серии писем. В рассылки-курсы Highbrow встроены прекрасные механизмы:

  • антижадность — нельзя подписаться на несколько курсов сразу, можно только на один. Это не только хорошо для монетизации, но и помогает не размывать внимание пользователя;
  • одноразовая активация — если вы подписались на один курс, вам не придется верифицировать свой адрес при подписке на другие рассылки;
  • обратная связь с авторами в конце курса, когда замысел виден во всей полноте;
  • платная версия для тех, кто не может заставить себя заниматься, не заплатив за что-то.

The Expresso

Рассылка Оли Морозовой — своеобразный русскоязычный TheSkimm. Главное конкурентное преимущество этого шоу — неподражаемый ироничный стиль автора.

Ведущая умело нарушает правила там, где это необходимо — например, выпускает новостную рассылку трижды в неделю, а не каждый день. Это позволяет смотреть на происходящее как бы отойдя на пару шагов.

Кроме того, там есть постоянная рубрика с актуальным хокку, что очень мило. Слово «мило» вообще как нельзя лучше подходит к The Expresso.

The Bell

Раскрытие информации: по состоянию на апрель 2018 года я работаю в The Bell.

В The Bell мы пытаемся сообщить читателю главное об окружающем мире. Мы строим сообщение вокруг фразы «Что мне с этого?», логически развивая идею Axios.

Каждый наш рассылочный продукт выстроен по-своему. Например, утренний выпуск рассылки в производстве существенно отличается от вечернего. Английская версия, выходящая еженедельно, напоминает скорее не текущие новости, а воскресное шоу с умным и серьёзным ведущим.

Для выполнения этой задачи мы следим за тоном каждой рассылки, очень внимательно относимся к тому, в каком порядке излагаются факты, стараемся интегрировать рекламу так, чтобы она не мешала читателю.

Ключевой принцип рассылки — польза, которую она приносит. Даже рекламные интеграции не должны увлекать читателя туда, куда он не хотел бы идти. Мы стараемся сочетать призыв к действию с ясными мотивирующими полезными инициативами — промокодами, скидками и т.п. Кроме того, в The Bell рассылка рассматривается как механизм связи с сообществом. Поэтому, например, по-настоящему хорошо аудитория реагирует на платные встречи с интересными людьми.

Рубрики
2018 Евросоюз Журналистские навыки Кейсы Работа с пресс-службами

Как ватиканский пиар отреагировал на отмену ада

Когда 93-летний философ-атеист Эудженио Скальфари, основатель итальянской газеты La Repubblica, брал интервью у папы римского, он вряд ли надеялся, что Франциск в разговоре отменит ад.

Восьмой круг ада, Сандро Боттичелли
Восьмой круг ада, Сандро Боттичелли

Папа и Скальфари встречались в пятый раз, пишет лондонская The Times. Бывший главред одной из крупнейших итальянских ежедневных газет, по-прежнему активно пишущий в родное издание, процитировал, выйдя от понтифика:

Ад не существует, существует исчезновение душ грешников.

Франциск пояснил:

Их не наказывают. Раскаявшиеся обретают прощение Господне и присоединяются к созерцающим Его душам. Но те, кто не раскаялся, не могут получить прощения и исчезают.

Это противоречит всему, что ранее говорила католическая церковь. В изложении Скальфари такой подход приближает католиков к атеизму. С той разницей, что атеистов по ту сторону не ждёт ничего, а католиков — ничего плохого.

Нельзя сказать, что кто-то тоскует по неугасимому адскому пламени, однако журналистская сторона дела оставляет желать лучшего.

Дело в том, что Скальфари и понтифик разговаривали наедине. Основатель La Repubblica не вёл записей, не взял с собою диктофон, не делал пометок. Разговоры он реконструировал исключительно по памяти.

Комментарий пресс-службы Ватикана сколь краток, столь и осторожен. Его стоит внести в учебники пиара:

Святой Отец недавно принял основателя газет La Repubblica в ходе частной встречи по случаю Пасхи, но не давал ему интервью. То, что сообщил автор в сегодняшней статье, есть плод реконструкции, в которой не цитируются точные слова, произнесённые Папой. Никакие цитаты в вышеупомянутой статье, таким образом, не должны считаться верной записью слов Святого Отца.

Рубрики
2017 2018 Журналистские навыки Законы и регулирование Кейсы Организация ньюсрума Редакционная политика Редакционные процессы США

Сотрудники Vox Media выйдут на Slack-забастовку

Сотрудники Vox Media готовятся провести в Slack забастовку, чтобы подтолкнуть руководство к признанию профсоюза и показать число людей, поддерживающих идею такого союза внутри холдинга. Об этом пишет Business Insider.

Slack-забастовка продлится час. В это время журналисты укажут в мессенджере «отошел», отключат на один час уведомления о приходящих сообщениях и установят в статусе сообщение, содержащее эмодзи :voxunion:. Кроме того, рядом с офисами в Нью-Йорке и Вашингтоне пройдет профсоюзный ланч. Все это поддерживается хештегом #whyvoxunion в Twitter.

В ноябре сотрудники Vox решили создать редакционный профсоюз и начали переговоры с руководством и Гильдией писателей восточного побережья США. Менеджмент уже дважды встречался с представителями гильдии.

В Vox Media входят издания The Verge, Vox, SBNation, Eater, Polygon, Racked, Curbed и Recode. Основные причины создания профсоюза — защита сотрудников от увольнения в случае возможных будущих приобретений, отраслевых кризисов и нарушений принципов разнообразия и справедливой оплаты.

Рубрики
2011 2017 Австралия Аналитика Аудитория Большие данные Бренд Великобритания Журналистика данных Журналистские навыки Интерактивные инструменты Кейсы Медиаменеджмент Медиастратегии Повестка Посещаемость и KPI Расследовательская журналистика Редакционная политика Редакционные метрики Редакционные процессы

13 вещей, которым учит The Guardian

Мэри Хэмилтон (Mary Hamilton), проработавшая в The Guardian шесть лет, прошла путь от SEO-помощника до шеф-редактора по аудитории. В Medium она привела список из 13 вещей, которым ее научила эта работа.

Магия — не сами данные, а то, что вы с ними делаете

В новостных организациях одновременно восхищаются цифрами и одновременно относятся к ним подозрительно. Люди, знающие, что такое линейная регрессия, воспринимаются как опасные колдуны, а работа с данными — как грязное дело, оставляющее на тебе свой отпечаток. На деле данные просто помогают принимать решения.

Не всегда одних данных достаточно для улучшения процесса. Гораздо важнее принятые решения. При разработке внутренней статистики The Guardian, Ophan, часто встречалось недопонимание — много внимания уделялось выводу цифр, а не изменениям в культуре, которые должны были произойти после внедрения.

Недостаточно дать цифры в руки. Надо изменить методы принятия решений, усилить цифрами журналистский инстинкт. Любой организации на это понадобятся годы.

Люди важнее историй

Журналисты часто копают очень глубоко, вкладывая в историю огромное количество ресурсов.

Но если вы менеджер или редактор, вам надо следить за тем, чтобы ваши люди не выгорали. Не выгорайте и сами — вы этим ничего не добьетесь.

Управление — технология

Стиль менеджмента выстраивается, а не появляется по наитию. Он активно создается. Это технология, нечто, что можно улучшить для блага организации, и нечто, что можно внедрять разными способами.

Заставлять каждого менеджера понять, каким должен быть стиль управления — все равно, что заставлять каждого журналиста написать свою админку.

Изменения для каждого

В современном ньюсруме изменения происходят постоянно, а инновации не прекращаются.

Те, кто подхватил инновации, часто подталкивают остальных. Но следует думать и о себе. Вполне возможно, что вы можете улучшить собственную работу, не пытаясь нетерпеливо дергать всех.

Даже если вы уже во всем разбираетесь, попробуйте овладеть навыками, за которыми будущее. Это может привнести в коллектив больше пользы, чем раскачивание остальных.

Внимание — единственная дефицитная вещь в Сети

Вы можете получить больше чего угодно, кроме человеческого внимания. Уважайте то внимание, которое вам уделяют читатели. Это самая важная валюта, которой расплачиваются люди. Если хотите завоевать их доверие, не тратьте понапрасну внимание.

Переход на видео — не стратегия

Видео — это не стратегия. «Больше видео» — тоже не стратегия. И даже «больше видео и рекламы в роликах» не стратегия.

Какие истории вы собираетесь рассказать? Хотят ли пользователи видеть такие истории в этом формате? Как вы собираетесь охватить аудиторию? Как отстроитесь от остальных штук в Сети? Почему вам должны довериться люди, которых сейчас атакуют тысячи ужасных и бесполезных видео?

Хватит переходить. Начинайте планировать.

Платформы — не стратегия, они не спасут новости

Серьезно. Если изменения в чьем-то алгоритме могут уничтожить ваш трафик и бизнес-модель, вы уже мертвы. Google и Facebook не должны и не собираются дотировать новостников напрямую. Перестаньте ждать, что кто-то за вас все сделает «как раньше».

Если то, что вы делаете, важно для аудитории, вы должны уметь это монетизировать. Если не можете, тогда ваш главный приоритет — изменить продукт.

Качественная журналистика может быть стратегией

Делать что-то хорошее, что люди хотели бы смотреть или читать — правильная стратегия, особенно если она включает в себя монетизацию внимания читателя.

Хорошая журналистика и особенно хороший репортаж дает людям нечто, чему нет замены (развлекательная журналистика, конечно, тоже). Многие очень ценят такие материалы, ждут их и доверяют вам больше, если вы даете им качественный продукт.

Нет закона, по которому люди читают только новости про знаменитостей и популярные истории, которые вы взяли с главной страницы Reddit.

Подавляющее большинство самых популярных материалов The Guardian — качественная журналистика на серьезные темы. Многие из них — прямые новостные трансляции. Австралийское отделение The Guardian побило собственные рекорды, выложив в субботу текст бывшего премьер-министра страны на 7000 слов.

Интернет сделан из людей

Нельзя предсказать будущее. Можно сделать пару обоснованных предсказаний на полтора года вперед, но даже они могут не сбыться из-за прихоти Цукерберга или крупного новостного события, меняющего ландшафт.

Энергетически выгоднее понять мотивации людей, их поведение и отфильтровывать свой технологический подход через это ваше знание. Предсказания будущего становятся точнее, если вы понимаете человеческое устройство систем.

Чаще выгоднее улучшить систему, чем разработать одну гениальную вещь

Улучшение системы — не очень привлекательная работа. Она медленная, постепенная, требует терпения. За это время всякий журналист хотел бы написать пяток прекрасных материалов.

Но улучшение системы делает работу сразу многих людей проще. Вы экономите десятки человекочасов в месяц и немного улучшаете эффективность материалов. Это не очень заметно, и поэтому большинство предпочитает сделать что-то привлекающее взгляд. В результате терпеливые улучшатели систем в дефиците.

Радикальная прозрачность помогает людям работать со сложными системами

В быстро меняющейся среде сложно понять, что происходит. Еще сложнее эффективно коммуницировать, хотя от знания, чем занимается сосед, может зависеть и ваша работа.

Единственная возможность улучшить ситуацию — стратегия максимальной открытости. Людям часто нужна информация для понимания контекста своей работы.

Самые очевидные дихотомии лживы

Поисковая оптимизация не мертва. Социальные сети не бессмысленны. Не надо выбирать между лояльностью и охватом, они оба значимы. Лайфстайл-журналистика может сосуществовать с серьезными материалами.

Конечно, всегда надо понимать, что является вашим приоритетом и на что надо тратить ресурсы. Но одновременно следует думать о системе — как один выбор может усилить другой и найти возможность эффективно сделать больше одной вещи за раз.

То, что говорите, значит гораздо меньше, чем то, что вы делаете

Это выглядит очевидным, но таковым не является. Изменения происходят благодаря не словам, а делам. Если у вас есть власть, важно сделать с ее помощью что-то значимое.

Рубрики
2017 Must Reads Большие данные Весь мир Журналистика данных Журналистские навыки Интерактивные инструменты Инфографика Кейсы

Как визуализировать данные в презентации и материале

Алан Смит, редактор The Financial Times по визуализации данных, опубликовал колонку с критикой стратегической презентации гендиректора Ford Джима Хэкетта. Он задается вопросом — какие ошибки допускают авторы презентаций практически на всех уровнях и советует, как таких ошибок избежать.

Его советы будут полезны не только Хэкетту, но и авторам материалов, где используются диаграммы, инфографика и прочие форматы визуализаций.

Не используйте диаграмму без цифр

Если что-то не влезает в масштаб, весь график плох

Покажите изменения в одной и той же системе визуализации и отсчета

Еще несколько идей

Пять картинок лучше, чем пятьдесят. Уберите все графики и диаграммы, кроме тех, без которых невозможно передать сообщение.

Не требуйте от мозгов читателя слишком многого. Графики должны быть понятны сразу или почти сразу, подписи ясны.

Используйте цвет для выделения нужного. Поддерживающую информацию можно дать блекло, важную — более ярко и насыщенно.

При необходимости создайте анимацию, чтобы показать комплексность изображения. Анимация подразумевает, что за этим графиком есть история, которую вы готовы рассказать.

Не все виды визуализации одинаково полезны. Используйте подсказку (pdf), чтобы выбрать нужные.

Рубрики
2017 Аналитика Аудитория Весь мир Журналистика данных Журналистские навыки Интерактивные инструменты Организация ньюсрума Посещаемость и KPI Редакционные метрики Редакционные процессы Россия СНГ Социальные медиа Тренды

Всемирное исследование: технология в ньюсруме

В начале октября ICFJ опубликовал исследование, из которого следует, что цифровые должности вроде «продюсер цифрового контента», «редактор социальных медиа» или «редактор-аналитик» составляют всего 18% должностей ньюсрумов. Об отставании структуры редакции от реальности пишет Nieman Lab.

Исследователи получили 2700 ответов из ньюсрумов 130 стран. Сам опрос проводился на 12 языках.

Выяснилось, что журналисты довольно редко отслеживают аналитику в реальном времени, ежедневно или хотя бы еженедельно. Лишь 5 из 21 метрики, предложенной исследователями, отслеживается большинством ньюсрумов. Чаще всего следят за просмотрами страниц (71%), гораздо меньше внимания уделяют перепостам, конверсии (18%) и глубине скроллинга (16%).

Всего у 5% сотрудников редакций есть техническое образование, только 2% редакций нанимают технологов, а 1% — редакторов-аналитиков.

Менеджеры обычно лучше разбираются в цифровых медиа, чем журналисты. 52% журналистов хотят разбираться в журналистике данных, но только 40% редакций готовы этому обучать. Зато 46% редакций готовы научить проверке фактов в соцмедиа, но лишь 22% журналистов считают это полезным.

Журналисты обладают ограниченным объемом цифровых навыков — из 23 названных в большинстве ньюсрумов используется четыре: постинг/комментирование в социальных медиа (72%), цифровые съемки (61%), взаимодействие с аудиторией соцсетей (58%), распространение контента по различным платформам (56%).

Цифровые и гибридные ньюсрумы обгоняют традиционные в семи из восьми регионов. Лидер по цифровым ньюсрумам — регион Евразии/бывшего СССР, там их 55%, больше, чем где-либо еще в мире. Отстает Южная  Азия, где 43% ньюсрумов — традиционные.

Всего 21% изданий в Евразии/бывшем СССР считают налаживание доверия с читателем важным. В Северной Америке тот же показатель тоже низок — 29%.

Рубрики
2017 Must Reads Аудитория Журналистская этика Журналистские навыки История Кейсы Лучшее Местная пресса Образование Организация ньюсрума Повестка Проверка информации Расследовательская журналистика Редакционная политика Редакционные процессы США Традиционные и цифровые медиа Фактчекинг

Полезные советы лучших американских журналистов

Издание Columbia Journalism Review попросило топовых американских журналистов поделиться самым полезным советом, который им когда-либо давали.

Ниже список.

Уэсли Лоури (Wesley Lowery), национальный репортер в The Washington Post. В 2014 году глава отдела, отвечавшего за освещение происходящего в Конгрессе, посоветовал всегда думать об идеях материалов и записывать их. После каждого интервью находить два новых повода. После каждой встречи отмечать детали, которые могли бы лечь в основу отдельной статьи. В результате Лоури стал одержим составлением подобных списков.

Первый лист списка Лоуэри
Первый лист списка Лоури

Рукмини Каллимачи (Rukmini Callimachi), корреспондентка The New York Times, освещающая ИГИЛ. Контрибьютор NBC. Когда Рукмини искала работу после колледжа, ей посоветовали начать не с национальной прессы («Ты совершишь много ошибок, их лучше совершать в маленьких СМИ»), а с рутины в местных небольших газетах. Она провела два года, освещая жизнь небольшого городка в Иллинойсе. Это оказались наиболее сложные и основополагающие два года в ее карьере.

Юлия Иоффе (Julia Ioffe), штатная сотрудница The Atlantic, следует совету, который ей дали перед первой поездкой в Россию в качестве журналистки. «Пиши о том, что интересно тебе. Остальное приложится».

Джавид Калим (Jaweed Kaleem), работающий в The Los Angeles Times, вспоминает совет «Пиши каждую статью как для первой полосы».

Дэвид Фарентхольд (David Fahrenthold), лауреат Пулитцеровской премии, будучи стажером, получил такой совет: «Представь, что твоя история — набор концентрических окружностей. В центре — главный герой. Начни с внешнего кольца — источников и документов, слабо связанных с главным героем, и продвигайся к центру».

Ник Корасанти (Nick Corasanti), освещающий digital в The New York Times, вспомнил, как его раздражало преподавание видеомонтажа, так как он хотел стать газетным репортером. Декан факультета тогда сказал ему, что журналистика меняется и надо научиться рассказывать истории всеми возможными способами. Недавно, добавил декан, именно для видео одного из студентов факультета взяли в The New York Times. С тех пор Корасанти постарался освоить все возможные способы работы с материалом.

Маргарет Салливан (Margaret Sullivan), медиаколумнист The Washington Post и бывший общественный редактор The New York Times вспоминает одно из простейших правил для первокурсников: «В материале иди против своих предпочтений». Это делает статью более честной, а факты в ней — непробиваемыми.

Роберт Хергут (Robert Herguth), специализирующийся на расследованиях репортер в Chicago Sun-Times, получил лучший совет от своего отца. «Если редактор просит тебя о чем-то, а ты об этом не знаешь, скажи, что не знаешь, но разберешься. Если ты облажался, извинись, скажи, что это не повторится и убедись, что это не действительно не произойдет вновь».

Диана Московиц (Diana Moskovitz), старший редактор в Deadspin, получила в свое время два совета. Первый — раскидывать сети пошире. Начиная работу над материалом, позвонить всем возможным людям, так как никогда не знаешь, что откуда выплывет. Второй — не опаздывай. Газета уходит в печать независимо от того, сдал ты материал или нет. Большой объем разговоров может отвлекать. Поэтому до звонка кому-либо напиши все вопросы на листе сверху и придерживайся списка, не отвлекаясь.

Лейла Аль-Ариан (Laila Al-Arian), старший продюсер и спецкор документального шоу Al Jazeera Fault Lines. Лучший совет, по ее мнению — «Делай репортаж, а история напишется». Она объясняет, что подробные и полные данные самоорганизуются в хорошо выполненную работу.

Т. Кристиан Миллер (T. Christian Miller), старший репортер в ProPublica и лауреат Пулитцеровской премии, повторяет слова, которые сказал, увольняясь Терри МакГэрри, освещавший убийство Кеннеди — «Эта профессия может быть достойной, если ты достойный человек».

Том Коул (Tom Cole), редактор отдела культуры в NPR, вспоминает, что ему очень помог совет коллеги «Заставь их сказать тебе «нет»», требующий добиваться определенности от всех, кто может что-либо прокомментировать, а затем поверять эти утверждения другими источниками.

Кори Джонсон (Corey Johnson), спецкор в Tampa Bay Times, обходится простым «Доверяй, но проверяй».

Бену Смиту (Ben Smith), главреду BuzzFeed, когда-то преподал урок источник. Будучи стажером в Forward, Смит поделился с источником данными, полученными от другого человека на условиях off the record, и получатель сказал: «Если ты делишься со мной его секретами, возможно, ты расскажешь ему мои. Теперь я знаю, что тебе нельзя доверять». С тех пор Смит был чрезвычайно осторожен в общении с источниками.

Дженнифер Сабелла (Jennifer Sabella), замредактора DNAinfo Chicago, вспоминает заповедь своего босса — «Не … [шути — прим.ред] с новостями». В новостях не следует делать предположения, срезать углы, а если что-то не так — стоит посоветоваться с редактором.

Тина Розенберг (Tina Rosenberg), соосновательница Solutions Journalism Network и одна из ведущих блога The New York Times Fixes, поделилась двумя пригодившимися ей советами. Первый — перед началом интервью предупредить, что в конце ты спросишь, что упустил. И не забыть в конце спросить. Второй — спросить у источника в интервью о проблеме, у кого получается решать ее лучше.

Джефф Брумфиль (Geoff Brumfiel), научный редактор NPR, вспомнил, что первым и очень важным советом был совет преподавателя журналистики принести вырезки. Публикации в виде растущей кипы вырезок заставляют принять тебя всерьез. Стать журналистом можно только одним способом — отправить материал, получить отказ, отправить снова — опубликоваться.

Фернандо Диаз (Fernando Diaz), управляющий цифровой версией San Francisco Chronicle, получил свой совет, будучи молодым репортером в Чикаго: «Если твоя мать говорит, что любит тебя, проверь это».

Стив Колл (Steve Coll), штатный сотрудник The New Yorker, дважды лауреат Пулитцеровской премии, декан факультета журналистики Колумбийского университета. В начале своей работы в The Washington Post, он спросил коллегу, как убедить чиновников поделиться конфиденциальной информацией или секретными документами. Ему ответили: «Просто попроси. Не стесняйся», и это оказался работающий на протяжении многих лет совет.

Гэй Тализ (Gay Talese), 85-летний патриарх американского нон-фикшна, шестьдесят лет назад получил такой совет: «Молодой человек, держитесь подальше от телефона. Приходите лично. Как бы это ни было неудобно, встречайтесь с людьми, которых интервьюируете, лицом к лицу. Держитесь подальше от телефон. Покажите себя. Посмотрите людям в глаза. Будьте очевидцем. Будьте на месте событий».

Рубрики
2017 CMS Аудитория Дизайн и интерфейсы Журналистские навыки Медиатрансформация Местная пресса Научные статьи и исследования Редакционная политика Социальные медиа США Традиционные и цифровые медиа Тренды

Цифровые СМИ забывают разделять материалы на жанры

Лаборатория Duke Reporters’ Lab исследовала жанровые пометки материалов 49 американских изданий, включая 25 местных газет и 24 (не)новостных национальных сайта. Кратко результаты описывает Poynter.

Выяснилось, что издания довольно редко упоминают жанры материалов: новостей, обращений редакции, колонок и обзоров соответствующими словами. При этом сами метки от издания к изданию меняются.

Из 20 организаций, размечающих типы статей, только 16 отмечали материалы, содержащие мнения. Они назывались по-разному («от редакции», «комментарий», «колонка», «письма»).

Предполагается, что подобная неряшливость может смутить пользователя и снизить доверие к ресурсу. То, что в газете было контекстно понятным жанром, при постинге в социальные среды и другие платформы (например, Apple News), теряет свою жанровую идентичность.

Одновременно некоторые издания тяготеют к слишком узким определениям вместо жанровых. Например, в новостной рубрике The Denver Post выделяется подрубрика про марихуану, а в разделе Forbes, затрагивающем мнения — #TrumpsAmerica. Это не помогает в навигации.

Исследователи предлагают редакциям использовать единообразные пометки на всех статьях, разделяя анализ, мнения, обзоры и новости. Желательно расставлять метки в верхней части статей. Неплохо также изучить аудиторию, чтобы найти наиболее понятные метки.