Рубрики
Виртуальная реальность Технологии и разработка

Наступила зима виртуальной реальности

Аналитик Бенедикт Эванс пишет:

Мы пробовали VR в восьмидесятые, но это не сработало. Идея могла быть великолепна, но на тот момент мы не могли ничего выпустить и почти все забыли об этом. Затем, в 2012, мы поняли, что теперь это может сработать. Закон Мура и поставщики компонентов для смартфонов означали, что аппаратура для воплощения видения почти здесь. С тех пор мы прошли три четверти пути до по-настоящему хорошего устройства, пригодного для массового потребления.

Но несмотря на то, что пандемия, заточив нас дома, взорвала видеокоммуникации, VR не стали явлением в глазах потребителя. Исторический момент упущен.

Хуже того, даже если считать нынешние виртуальные технологии чем-то вроде старых игровых консолей, такое сравнение недостаточно — консоли распространяются по миру в объемах 100-150 млн штук, а по-настоящему меняющая мир технология вроде ПК или смартфонов предполагает миллиардные тиражи. А ведь в 2015 году Марк Цукерберг был уверен, что в течение 10 лет VR станет популярнее смартфонов.

Пока VR-опыт в медиа делается очень трудно и дорого. Но достаточно посмотреть несколько примеров, чтобы понять, что за этим будущее — как только доступ к системе будет у каждого.

Данные Business Insider Intelligence

Три главных препятствия для массового внедрения VR (данные Business Insider Intelligence):

  • нехватка контента;
  • стоимость аппаратуры;
  • стоимость и дизайн аппаратуры.

Проще говоря, мы сейчас в ситуации примерно 2005 года — нечто вроде смартфонов уже есть, но выглядит жутко уродливо и нужно только узкой прослойке. Остальные думают, что телефон — это чтобы звонить, и не знают, что через 10 лет не смогут жить без айфона.

Обратите внимание на почти 38% lack of consumer awareness — почти каждый третий не понимает, зачем эта виртуальная реальность вообще нужна.

При этом не стоит недооценивать интерес платформ в виртуальной реальности (очень рекомендую посмотреть короткий сериал Upload на эту и схожие темы)

Во-первых, по слухам, Facebook разрабатывает новый шлем на смену Oculus Quest. Компания уже вложила в отрасль $2 млрд, и если есть лазейка, которая позволит увлечь массового потребителя виртуальной реальностью, она ее найдет.

Во-вторых, Apple купила стартап NextVR, который специализировался на спортивных, музыкальных и развлекательных мероприятиях в виртуальной реальности.

Представители NextVR подчеркивают, что теперь займутся чем-то другим (NextVR is heading in a new direction). В целом компании принадлежит 40 технологических патентов, один из которых улучшает качество видеопотоков.

Стоимость сделки оценивается примерно в $100 млн, новое направление разработок неизвестно, но, возможно связано с AR-продуктом Apple, который предположительно запустится в ближайшие годы и должен потеснить смартфоны.

Рубрики
2018 Весь мир Виртуальная реальность Дополненная реальность США Тренды

Дайджест 20. Опыт FT, HBR и стратегия YouTube

Дайджест важных отраслевых кейсов, находок и новостей. В ролях: Facebook, Google, The Financial Times, HBR, YouTube, Netflix, NowThis, The Wall Street Journal и многие другие.

geralt / Pixabay

Рубрики
2018 Must Reads Аналитика Виртуальная реальность Документы Журналистика данных Журналистские навыки Кейсы Маркетинговые метрики Мобильные продукты Мультимедийные истории Образование Организация ньюсрума Персонализация Посещаемость и KPI Рассылки Россия Социальные медиа Тренды Фактчекинг

Новые медиа: когда ежегодного обновления курсов недостаточно

28 апреля я выступил на методическом семинаре для преподавателей вузов «Эдьютон» в качестве преподавателя журфака МГУ (веду «Создание текстов для интернет-СМИ»), главреда «Мы и Жо» и издателя The Bell. Свою лекцию я посвятил знакомой до боли проблеме — отставанию образования от реальной цифровой журналистики.

Текстовую трансляцию можно прочесть тут. Презентацию в формате pptx можно скачать здесь. Ниже — изложение моих мыслей немного не в том порядке, в котором я сбивчиво излагал их на семинаре.

Технологически журналистика меняется, а скорее — обогащается каждые 7-10 лет. Иногда этот темп ускоряется, но в целом сейчас в мире много журналистик, а будет еще больше.

Ужас не в скорости изменений, а в их непредсказуемости. Мы не можем предсказать, какой будет журналистика даже на горизонте в 5-7 лет.

Не только преподаватели новых медиа, но и в целом журфаки каждые 5-7 лет меняем концепцию. Сначала новые медиа рассматривались как продолжение традиционных.

Затем появилась концепция универсального журналиста, отражавшая отсутствие специализаций и низкую выручку медиа в этой области.

Позднее журналистов стали обучать развитию многоканального СМИ, разделив цифровую журналистику на несколько специальностей, но одновременно взвалив на них вопросы адаптации материалов под разные каналы, понимание дистрибуции и коммьюнити-менеджмент.

Все это в итоге сейчас привело к необходимости понимать азы медиаменеджмента даже линейным редакторам, не говоря уже о будущих начальниках отделов. Профессия продюсера многоканальных и мультимедийных материалов стала третьей обязательной со-специализацией.

Смена парадигм не может не отразиться на наборе предлагаемых курсов. К сожалению, цикл изменения курсов короче обычного цикла обучения и длится около трех лет.

Можно проследить за изменением отношений к интернет-журналистике как к тексту, затем как к мультимедийному материалу, затем — как к в том числе продукту работы с данными.

Одновременно это бурление порождает новые требования к стилю письма, к оформлению текстов, пониманию азов дизайна.

Понимание информационного потока, процесса коммуникации, медиапотребления студентами меняется каждый год. Потребление информации все больше сдвигается в сторону мобильных устройств.

Политические и экономические изменения приводят к смене системы ценностей — преподавателям часто приходится тратить дополнительные семестры на объяснения, почему Алексей Волин не прав, когда предлагает журналистам слушаться не принципов своей работы, а заказчика и инвестора.

Кроме того, мы находимся в своеобразной отраслевой сингулярности — новые кейсы появляются быстрее, чем мы можем их изучить и внедрить. Эти опережающие тренды часто уничтожают любые попытки выстроить стройную структуру преподавания. Характерный пример: преподаватель может не уметь предсказать, в какую сторону будет развиваться эфемерный контент в экосистемах Instagram и Snapchat, но понятийный аппарат дать обязан.

Новые инструменты требуют освоения. Моды меняются слишком часто, для того, чтобы изучать какой-то определенный сервис или программу (конечно, есть исключения).

Меняется все — еще пять лет назад даже метрики успешности цифрового материала не включали в себя дочитываемость, а о стиле в применении к мобильному экрану говорили относительно редко.

За год-два полностью меняется ландшафт.

За последние год-два российский рынок познакомился с массовым развертыванием рекомендательных систем. Появились новые способы заработка медиа, связанные с созданием сообществ. Евросоюз заставил по-новому воспринимать приватность.

Ergo, преподаватели никогда не угонятся за новыми вызовами.

Хуже того, студенты из-за постоянной адаптации курсов получают плохо структурированный набор знаний, а контекст преподавателя все дальше отходит от их контекста.

Реальных выходов видится два.

Во-первых, пытаться всеми силами сохранить контекст. Регулярно информировать студентов о новых кейсах, работать над нетворкингом, расширением их кругозора и профессиональных контактов. В идеале студенты должны в течение нескольких лет получить не столько обучение устаревающим практиками, сколько отраслевой опыт.

Во-вторых, внедрять новый старый подход изучения. Рассматривать социальные сети с точки зрения социологии, рекомендательные системы давать, популярно излагая понятия коллаборативной фильтрации, кластеризации и т.п.

К сожалению, преподавателям в этом случае придется учиться всему, а главное — постоянно.

Рубрики
2018 Великобритания Видеопроизводство Виртуальная реальность Евросоюз Медиаменеджмент Медиастратегии Местная пресса Монетизация мобильных продуктов Нишевые медиа Платный контент Россия Социальные медиа Стриминг и прямой эфир США Традиционные и цифровые медиа Тренды Цифровая реклама

Новости медиа: от Amazon до Яндекса. Что? Да!

Неделя запомнится отчетом Amazon, парой заявлений крупных медиа о переходе на платную модель, и совместной уборкой на рекламном рынке — как со стороны площадок, так и платформ (нет, Telegram на зарубежных рынках обсуждают мало).

В ролях: Amazon, Apple, Axel Springer, Bloomberg, Facebook, Mozilla, Nielsen Norman, Schibsted, Snapchat, Thomas Baekdal, Vanity Fair, Яндекс

Mozilla VR Hubs

Реклама

Amazon удвоил рекламную выручку в первом квартале 2018 года. Крупнейший интернет-магазин 📦 быстро становится крупным игроком на рынке programmatic. Его рекламная выручка существенную долю от 2,03 миллиарда долларов раздела «другое» (AdAge)

Яндекс обновил алгоритм, определяющий влияние рекламы на удобство пользования сайтом. 🖱 Теперь, в частности, алгоритм лучше определяет страницы с рекламой, вводящей пользователей в заблуждение и маскирующейся под элементы интерфейса сайта. (Блог Яндекса для вебмастеров)

Facebook в Великобритании позволит размещать политическую рекламу только проверенным аккаунтам, 👍 а также откроет доступ к архиву подобных объявлений и подключит к нему поиск. Техдиректора Facebook расспросил парламентский комитет. Ему прямо сказали: «Ваша компания — проблема» (Bloomberg)

…А ещё Facebook разрабатывает собственные AI-чипы (Bloomberg)

…и терпит неудачи в развертывании сервиса Facebook Watch на новые рынки (Digiday)

Apple News призвала издателей активнее распространять видео. 🍏 Издатели в ответ спросили, где деньги. Сама Apple получает 30% выручки от прероллов и половину выручки от рекламных вставок. (Digiday)

Axel Springer решил меньше зависеть от рекламных технологий Google. Результат: 📈+10% к выручке от programmatic. (Digiday)

Платный доступ

Норвежский таблоид издательского дома Schibsted с помощью документальных фильмов собрал 20 тысяч подписчиков. 📽 Период — январь 2017 — апрель 2018 года. Годовая подписка стоила 87 долларов. Предложение — платный доступ к 400 документальным записям. (Digiday)

Vanity Fair запускает цифровой paywall. 💲 Стоимость — 20 долларов в год, если пользователь хочет посмотреть больше четырех статей в месяц. Видео и слайдшоу полностью бесплатны. Подписчики получат доступ к архиву статей с поиском и специальной рассылкой. (Digiday)

Bloomberg тоже переведет сайт на платную подписку. 💰 Ожидается, что это произойдет уже в мае, вместе с запуском нового сайта, который будет выглядеть не так ярко. (The Bell)

Аналитика

Nielsen Norman перепроверила явление баннерной слепоты с учетом мобильных устройств. 📱 Пользователи научились игнорировать контент, напоминающий рекламные объявления. То же касается контента рядом с объявлениями или на традиционных для рекламы местах.  (Nielsen Norman)

Медиааналитик Томас Баекдал (Thomas Baekdal) пишет, что в битве медиа и технокомпаний победителей не будет. 🏆 Он показывает, как СМИ стремятся расширить свое бесконечно узкое предложение, а платформы, напротив, нанимают модераторов для фильтрации. (Baekdal)

VR/AR

Mozilla запустила социальный VR. 🎉 Теперь участники Hubs могут встречаться в виртуальной реальности, скачав программу и кликнув по ссылке. (Techradar)

Snapchat выпускает Spectacles второго поколения. 🕶 Более тонкие, водонепроницаемые, умеют фотографировать. Стоят 150 долларов (на 20 дороже предыдущей модели), можно заказать на Spectacles.com. Первая модель провалилась. (The Verge)

Рубрики
2018 Must Reads Аналитика Аудитория Большие данные Виртуальная реальность Дизайн и интерфейсы Дополненная реальность Маркетинговые метрики Медиастратегии Местная пресса Нишевые медиа Организация ньюсрума Персонализация Пользовательский контент Проверка информации Расследовательская журналистика Редакционная политика Редакционные метрики Социальные медиа Стриминг и прямой эфир США Традиционные и цифровые медиа Тренды Фактчекинг

14 журналистских трендов: расследования, алгоритмы и голосовые интерфейсы

В марте 2018 года Poynter опубликовал обзор журналистских трендов, особо коснувшись алгоритмической журналистики. Среди трендов, которые требуют срочных действий — вычислительная журналистика, алгоритмические расследования, голосовые новостные интерфейсы, изучение толпы, радикальная прозрачность и многое другое.

Прим. ред. Перевод бесплатно выполнен по просьбе «Мы и Жо» командой переводчиков Translate_In. Полученный текст пришлось существенно отредактировать в части терминов и большинства пассажей.

Содержание доклада

Новостные организации в ближайшем будущем могут

  • включать специальные оперативные группы журналистов-расследователей, которые тщательно изучают алгоритмы,
  • регулярно выпускать временные крупные проекты для освещения ключевых событий и,
  • благодаря ослабленным правилам FCC (Federal Communications Commission – Федеральная комиссия по связи – пояснения пер.) под руководством председателя Аджита Пая (Ajit Pai), смогут стать собственностью одной из нескольких постоянно объединяющихся мегакорпораций.

Это некоторые из вопросов, освещенных в 11-м ежегодном докладе о тенденциях в области технологий, выпущенном 15 марта на конференции SXSW. Институт «Будущее сегодня» (Future Today Institute, FTI) назвал 14 конкретных тенденций, важных для новостных медиа. Эти тренды проявятся с высокой долей уверенности и смогут оказать непосредственное влияние на СМИ. Доклад призывает новостников немедленно начать действовать в указанных направлениях.

Институт «Будущее сегодня» был основан футуристкой Эми Уэбб (Amy Webb), хорошо известной в отрасли за всегда забавные, но временами жесткие презентации о технологических трендах, ежегодно представляемые на конференции Online News Association. Хотя предсказания Уэбб могут казаться футурологической чепухой, ее послужной список заставляет относиться к ним серьезно.

geralt / Pixabay

Тренды, требующие немедленных действий от СМИ

Вычислительная журналистика. Помощь компьютера в подготовке материала (computer-assisted reporting) — не вполне новая идея. Она была в списке FTI в течение четырех лет и применялась в редакциях в течение десятилетий. В докладе говорится о «повышенном спросе» на журналистов с навыками сбора и анализа данных в ближайшем будущем.

Расследовательские команды для алгоритмов и данных. Алгоритмы и наборы данных все сильнее управляют повседневной жизнью людей через взаимодействие с правительством, правоохранительными органами, школами и финансовыми учреждениями. Новостникам, в свою очередь, нужно разбираться в том, насколько эти алгоритмы могут быть предвзяты или понятны для аудитории.

Голосовые интерфейсы для новостей и книг. Alexa и прочие подобные устройства/помощники проникли в миллионы домов по всему миру. Журналистов получили великолепную возможность интерпретировать естественный человеческий язык, чтобы предложить вдумчивые и тонкие ответы на сложные вопросы пользователей.

Изучение толпы. (Crowdlearning) В пассивной информации, которую предоставляют пользователи, содержатся ценные для журналиста вопросы. Подумайте об изучении поисковых запросов, данных о местонахождении и доступных публично данных о здравоохранении.

Ньюсрумы уже начали использовать эту информацию в своих материалах. Например, Google Trends позволил узнать, что жители Великобритании после Брексита начали вводить запрос «Что такое Евросоюз?»

Цифровая хрупкость. Интернет поглощает информацию быстрее, чем мы можем ее архивировать. Любой журналист, опубликовавший информацию в интернете, знает, что такое потеря архивов после обновления веб-сайта или внутренних сбоев. Может ли быть так, что новостники несут обязательства по защите хрупких данных в интернете?

Радикальная прозрачность. Открытость [по собственной ценности] — это новая подпись автора.  По мере того усложнения журналистской работы (анализ данных, алгоритмы и другие сложные инструменты) новостные организации должны объяснить аудитории, как они пришли к своим выводам.

Новостные продукты, выпущенные ограниченным тиражом. Временные подкасты, новостные рассылки, чатботы и SMS о погоде, крупных спортивных событиях или выборах распространяются все шире. Они предоставляют интересные возможности для наращивания выручки, привлечения аудитории и сбора данных.

От одного к немногим. Хотя в целом отраслевых игроков двигаются в сторону наращивания масштабов, иногда запуск узкоспециализированных изданий имеет больше смысла. Редакции научились ценить преданность вместо транзитного трафика. Мало какая аудитория крепче «прилипает» к контенту, чем та, что придерживается узкоспециализированных тем.

Слои уведомлений. Уведомления, еще недавно бывшие новинкой, теперь засоряют экраны блокировки наших устройств. Новостным организациям следует найти способ выделиться среди шума и не расстраивать пользователя.

Прозрачность показателей. У нас много проблем с аналитикой. Во-первых, сейчас 2018 год, а некоторые редакции все еще не дают доступ журналистам ко всем данным. С другой стороны, есть все больше доказательств того, что цифры из различных организаций не совпадают и даже не могут измерить то, что они якобы измеряют. Пришло время для большей прозрачности со всех сторон этого разговора.

Оффлайн — это новый Онлайн. Apple и Google приспособили свои инструменты для работы в местах без доступа к источникам данных. Новостные организации, которые предоставляют схожий «офлайновый» опыт лучше работают с аудиторией, особенно в сельских регионах и частях света без доступа к Сети.

Поисковые для аудио. Подкасты в последние годы — ключевое средство поставки новостного контента. Serial и другие помогли сделать их мейнстримом. Проблема? Исторически аудио не индексируется — искать в этом формате трудно. Сразу несколько организаций работают над решением этой проблемы.

Видео. FTI размышляет о трех видеотрендах: телевизоры с интернет-подключением, децентрализация интернета и потоковое социальное видео. Смарт-телевизоры со встроенными потоковыми службами подорвут рынок местных вещательных станций и кабельных новостей.

Децентрализованная сеть, где компьютеры проще связываются друг с другом, сможет сделать инструменты вроде Skype неуместными. Теперь, когда почти каждая крупная социальная сеть предлагает инструмент потокового видео, индустрия вещания больше не ограничена специальными лицензиями и технически однородна.

Консолидация СМИ. Такие организации, как Sinclair, AT&T, Verizon, Comcast, Charter и Amazon шагнули вперед в захвате медиапространства, в то время как традиционные СМИ стали меньше. Ослабленные ограничения FCC и растущая нагрузка на СМИ, вероятно, лишь ускорят эту тенденцию.

geralt / Pixabay

Тренды, влияющие на разработку стратегии

В докладе отмечается ряд других течений, которые имеют долгосрочные последствия. Их следует учесть в стратегии. Среди них:

  1. Генерирование естественного языка для разных уровней чтения. Компьютеры будут автоматически писать истории и создавать разные версии материалов для разных аудиторий.
  2. Вычислительная фотография. Такие инструменты, как новая камера iPhone, сочетающая оптические и цифровые методы обработки изображений, распространятся еще больше.
  3. Журналистика как услуга (JaaS — Journalism as a Service). Вместо того, чтобы писать исключительно для собственных изданий, журналисты предоставят контент, который могут использовать третьи лица.
  4. Фактчекинг в реальном времени. Распознавание речи и тонко настроенные алгоритмы помогут специалистам, исправлять ложные утверждения почти сразу после факта заявления.
  5. Синтетические наборы данных. Подумайте о lorem ipsum (Lorem ipsum— классическая панграмма, условный, зачастую бессмысленный текст-заполнитель, вставляемый в макет страницы – пояснения пер.) для набора данных. Они заполняют реальную информацию, позволяя исследователям оттачивать алгоритмы и компьютерные модели. Такие синтетические наборы данных защищают личные данные в процессе отладки алгоритмов.
  6. Новые форматы видео- и аудиоисторий. Смешанная реальность, голосовые интерфейсы и другие технологии предоставляют новый пользовательский опыт и меняют способы взаимодействия аудитории с информацией.
  7. Подстройка алгоритмов социальных сетей. Социальные сети активно пытаются исправить проблемы с дезинформацией и злоупотреблением лазейками в алгоритмах по всему миру.
  8. Первая поправка в цифровую эпоху. Как мы справляемся с языком вражды и угрозами в Сети? Эта проблема будет становиться все острее. В некоторых странах также ведутся непростые дискуссии о дезинформации и свободе слова.

Полная версия доклада содержит 235 трендов в 20 отраслях и доступна по ссылке.

Переведено командой Translate_In.

 

Рубрики
2016 2017 2018 Must Reads Saise Kebati Аналитика Аудитория Большие данные Весь мир Видеопроизводство Виртуальная реальность Дополненная реальность Евросоюз Кейсы Маркетинговые метрики Медиастратегии Медиатрансформация Мессенджеры Мобильные продукты Монетизация мобильных продуктов Посещаемость и KPI Россия Социальные медиа Стриминг и прямой эфир США Тренды Цифровая реклама

Facebook — статус на конец 2017 года

2017 стал переломным для Facebook. Он утвердился в тройке крупнейших медийных игроков, попытался сделать первые шаги на традиционные рынки и подготовился к штурму еще не созданных — виртуальной и дополненной реальности. «Мы и Жо» к концу года подготовил обзор медиа- и рекламной стратегии Facebook.

Цель технологии Facebook — снизить охват

Издатели заявляют, что Facebook занижает охват, чтобы заставить крупные страницы продвигать свой контент за плату. На деле ситуация сложнее.

Существенная доля охвата Facebook — пользователи, которые не прочтут контент или не будут взаимодействовать с ним. В идеальном мире Facebook показывает запись исключительно тем людям, которые готовы совершить требуемое действие.

Таких людей, очевидно, немного. Каждое заметное улучшение алгоритма Facebook приводит к тому, что социальная сеть учится либо показывать запись меньшему числу пользователей с большим успехом, либо лучше угадывать аудиторию в целом. В отдельную категорию можно выделить новые сигналы, которые свидетельствуют о заинтересованности пользователя — например, понимание того, что ролик просмотрен, если его не прокручивали в течение нескольких секунд.

Это шаг вперед по сравнению с медийной моделью, где считается, будто рост охвата сам по себе что-то значит. Но пока медиа имеют только количественные, а не качественные метрики аудитории. Для них неизбежное снижение охвата — естественная угроза, в то время как для пользователя улучшение алгоритмов приводит к более интересной ленте.

Финансовая цель Facebook — нарастить возврат на взаимодействие

Всякий раз, когда пользователь взаимодействует с новостной лентой Facebook или другими продуктами социальной сети, он сообщает или уточняет данные о собственных интересах и взаимоотношениях с другими вершинами социального графа.

Такое взаимодействие должно с течением времени приносить все больше и больше денег. Поэтому Facebook экспериментирует не только с точностью рекламы, но и с предоставлением аудиторных данных маркетологам брендов.

С 2018 года Facebook раскроет дополнение к своему программному интерфейсу Audience Insights и позволит рекламным партнерам (в основном — крупным агентствам) искать по публичным постам, разделяя их по тематикам, брендам, продуктам и так далее. Личности авторов будут скрыты.

Таким образом, Facebook создает возможность для data mining’а накопленной информации и монетизирует те возможности ее обработки, которые не могут пока прийти в голову самим сотрудникам социальной сети.

Более интересная лента выражается в новых продуктах

Пользователь при поглощении информации может находиться в различных состояниях ума. В одном он поощряет новости от знакомых, в другом — видеоконтент, в третьем — новостной.

Создаваемое таким переключением напряжение заставляет Facebook создавать новые продукты. Некоторые из них уже включены в новостную ленту — например, напоминания о прошлых постах, прогноз погоды, сообщения о днях рождения, показ нескольких опубликованных картинок в виде галереи.

Впрочем, не все продукты такого рода можно интегрировать в новостную ленту. В этом случае существуют продукты, предлагающие собственную логику построения ленты. Примеры: Explore в Instagram, Рекомендации в VK, хронологическая лента (Most Recent) в самом Facebook.

Подобные продукты могут вызывать тектонические изменения в поведении пользователя. Например, тест Explore Feed в шести странах мира (Словакии, Сербии, Шри-Ланке, Боливии, Гватемале и Камбодже) привел к крупнейшему падению в органическом охвате.

Как мы отмечали выше, это не обязательно плохо, но в данном случае сообщения страниц были просто изъяты из стандартной ленты. Словацкие СМИ (наблюдающие последствия эксперимента) обнаружили, что число взаимодействий на их страниц упало вдвое. В Гватемале трафик на журнал Nómada в одночасье снизился на 57%. Примерно то же самое случилось с камбоджийским Khmerload. Это, конечно, не то, что можно назвать успешным экспериментом в глазах издателей.

Алексис Мадригал в статье The Atlantic When the Facebook Traffic Goes Away пишет о неожиданном изменении правил игры и атмосфере неопределенности, в которой пребывают медиа, затронутые экспериментом. Их никто не предупредил, никто не назвал сроков начала и окончания тестирования, не вполне ясно, какую пользу вообще могут принести такие действия издателям.

В 2016 году Facebook стал главным источником новостей для жителей Камбоджи, обойдя телевизор. Эксперимент социальной сети привел к изменению новостной инфраструктуры целой страны всего за одну ночь.

Аналитики даже предположили, что таким образом с издателей могут попытаться брать деньги за расширение охвата. Не похоже, чтобы это было так — рекламная выручка от издателей несопоставима с бюджетами обычных рекламодателей и уж точно в целом улучшает ленту.

Стратегия в видеорекламе

Монетизация видео потребовала решений, уже принятых лидерами отрасли.

YouTube в дополнение к обычным объявлениям поверх видео внедрил формат шестисекундной рекламы без возможности пропуска (bumper).

Facebook также собирается снять запрет на рекламу в формате пре-роллов, пишет AdAge. Ранее социальная сеть старалась не раздражать пользователей. Сам Марк Цукерберг на созвоне с инвесторами в июле объяснял, что Facebook не хочет внедрять пре-роллы, потому что модель подразумевает просмотр не одного ролика, а целой ленты.

Видеорекламу протестируют в сервисе Facebook Watch, который в принципе отличается от новостной ленты Facebook (там выпускают шоу). В Facebook Watch уже с августа тестируют мид-роллы (рекламу в середине ролика).

Формат пре-роллов нравится рекламодателям. Он гарантирует, что их ролик увидят все зрители. Кроме того, опыт YouTube сигнализирует о готовности пользователей пересидеть несколько секунд.

Большие опасения вызывают мид-роллы — они могут побудить зрителя переключиться на другой ролик. Facebook утверждает, что мид-роллы досматривают до конца 70% пользователей (это данные по всему Facebook, не только Watch).

Мэтт Наварра (Matt Navarra), директор по соцмедиа The Next Web считает, что Facebook создает искусственный спрос на видео. Его можно понять — социальная сеть часто будто придает роликам больший вес, чем они того заслуживают. Его мнение типично для очень многих аналитиков.

В Facebook отрицают, что усиливают видео. Вместо этого, как говорит руководитель новостной ленты Адам Моссери (Adam Mosseri), Facebook старается соединять людей с контентом, который важен для них.

Разговор Адама и Мэтта интересен подбором слов. Адам называет продвижением видео ситуацию, в которой видео показывается пользователям даже тогда, когда они этого не хотят. Это, безусловно, плохо для продукта.

Мэтт утверждает, что стратегически Facebook выигрывает, адаптируя поведение пользователей под потребление видеоконтента. В ответ Адам признает, что сейчас Facebook не так хорош в ранжировании видео, как мог бы, и что со временем они это поправят.

Среди видеоиздателей мало кто сомневается в накачке роликов аудиторией. Гораздо больше их пугает неизбежный потолок роста интереса к видео. Кроме того, многих крупных производителей видео Facebook финансирует напрямую. Срастется ли бизнес-модель, когда дотации прекратятся — большой вопрос.

В The Dodo заявили, что объем производства без дотаций может измениться, но издание продолжит вкладываться в качественный контент. В Mashable (до продажи) говорили, что могут создавать меньше роликов, оптимизированных специально под Facebook. В Attn ушли от вопроса, объявив, что все равно продают продукт напрямую брендам. Refinery29 заявили, что выполнят обязательства перед социальной сетью, но не забывают о других каналах — в том числе поисковом и email-маркетинге.

Facebook отрицает свою медийную сущность

Исполнительный директор Facebook Шерил Сэндберг (Sharyl Snadberg) в октябре 2017 года заявила, что Facebook — не медиакомпания. Аналогичное заявление сделал глава потребительского аппаратного отдела Facebook Эндрю Босуорт (Andrew Bosworth).

В Facebook считают себя технологической компанией, хотя и контролируют десятки процентов дистрибуции цифровых медиа, вещают на аудиторию в миллиарды людей, продают рекламу на медиаплощадях, а также создают и финансируют собственный контент. По оценкам Interactive Advertising Bureau, в 2016 году на Google и Facebook пришлось 99% роста рынка цифровой рекламы. В 2017 году динамика будет сходной.

Все крупные технологические компании (к Big Tech обычно причисляют Facebook, Google, Twitter, Apple и Amazon) вкладывают средства в продюсирование развлекательных видео, телешоу и фильмов.

Более того, хотя Сэндберг заявляет, что Facebook не нанимает журналистов, в январе именно журналист из NBC возглавил новостную службу, а до этого Facebook нанимал журналистов для работы над trending stories и попыток разобраться с фейками.

Facebook создает будущее в виртуальной реальности

Ко второму кварталу 2017 года в мире было продано в общей сложности менее 15 миллионов виртуальных шлемов Samsung Gear VR (8 миллионов), PlayStation VR (1,8 миллиона), HTC Vive (700 тысяч) и Oculus Rift (400 тысяч). В 2016 году было отгружено лишь 2 миллиона штук.

По оптимистичным данным IHS Markit в 2021 году рынок будет состоять из 91 миллиона виртуальных шлемов. По тем же оценкам в 2016 году в мире насчитывалось 18 миллионов владельцев шлемов, а объем мирового рынка VR-развлечений составлял 222 миллиона долларов. В 2021 году он должен вырасти до 3,024 миллиарда долларов.

Вице-президент Facebook по виртуальной реальности Хьюго Барра (Hugo Barra) получил задание обеспечить доступом в виртуальную реальность миллиард человек, пишет Business Insider. Это сделает VR массовой отраслью.

Чтобы виртуальная реальность появилась у каждого второго пользователя Facebook, компания собирается в начале 2018 года выпустить шлем Oculus Go. Стоить такой шлем будет 199 долларов, то есть 12-15 тысяч рублей.

Одновременно Facebook перекраивает свой продукт под потребление в виртуальной реальности. В новостной ленте в дополнение к 360-градусным видео (в том числе трансляциями) и панорамным фотографиям появятся 3D-записи. В них пользователи могут играть с виртуальными объектами. Трехмерные записи создаются в среде Oculus Medium, а затем могут просматриваться даже без шлема. Так Facebook соединяет пользователей, имеющих доступ к нужным инструментам и зрителей.

Не вполне ясно, будут ли просмотры 3D-контента считаться «входом» в VR, но расширение охвата таких записей однозначно повысит популярность и доступность виртуальной реальности в несколько раз.

Для Facebook виртуальная реальность — голубой океан, в котором он с помощью огромной аудитории может довольно быстро захватить существенную долю рынка. Для медиа важно то, что они не успеют сформировать правила коммуникаций в виртуальной среде раньше Facebook. Таким образом, в области виртуальных коммуникаций издателям придется подлаживаться под требования и регламенты платформ.

Facebook настолько велик, что…

…не может договориться с другими крупными игроками

Когда Facebook дал издателям возможность торговать подпиской через механизм Instant Articles, он обнаружил неожиданное препятствие — Apple. Корпорация потребовала стандартной комиссии при проведении платежа и не уступила Facebook. Переговоры длились несколько месяцев, пишет Recode.

Результат — Facebook пока отложил релиз для iPhone и сделал возможность подписки только с телефонов Android. Пострадали от этого в первую очередь издатели, так как продукцией Apple пользуются гораздо более платежеспособные читатели.

Следует ожидать, что в 2018 году таких случаев станет больше. Любая активность, затрагивающая сразу несколько экосистем, вовлекает новые заинтересованные стороны.

…зависит от культуры и общественных политик

В разных странах к Facebook относятся по-разному. Глобальные практики не всегда применимы к корпорации, которая руководствуется этикой и моралью США.

Типичный пример: рекламный скандал, в ходе которого обнаружилось, что рекламодатели могут давать объявления, исключающие из аудитории инвалидов или людей с «нецелевым» цветм кожи.

Разбирательство привело к следующим заявлениям:

  • Facebook недостаточно защищает два миллиарда пользователей от дискриминации;
  • Социальная сеть не может соблюдать собственные правила;
  • Рассматривать рекламные объявления должы люди.

Ситуация с российскими рекламодателями, размещавшими объявления во время предвыборной гонки, стала на несколько недель крупнейшим скандалом в США. При этом до разбирательства вряд ли кто-то считал такое рекламное размещение неэтичным.

Это не проблема одного Facebook. С похожими этическими конфликтами сталкивался, например, Google, но это не влияло напрямую на рекламодателей.

Сотрудничество с Facebook не может являться цифровой стратегией

Многие издатели критически относятся к использованию Facebook как основного источника трафика. Главное опасение вызывает неспособность контролировать такой трафик и собственный охват.

Инструменты, которые получили издатели, также оставляют желать лучшего. Когда Digiday опросил европейских издателей, те заявили:

«…Я ценю ту нашу аудиторию, которая заходит на наш сайт и которой мы владеем…»

«Мы работали с Instant Articles на 100%. Занимались этим вплотную, пробовали монетизацию. Мы решили, что это не имеет смысла. Мы сократили Instant Articles до нуля и не заметили падения трафика».

«Зависимость, которую мы заметили в последние годы, пугает»

«Google по-прежнему намного более надежный источник качественного трафика, чем Facebook»

«Год назад мы на 70% зависели от Facebook. На прошлой неделе Google стал основным источником. Facebook был просто катастрофой в прошлом году. Сейчас мы видим приоритизацию AMP Google’ом. Возможно, она исчезнет, но сейчас мы счастливы с Google»

«Google более заинтересован в построении инфраструктуры для нас, чем Facebook»

Отдельное недовольство вызывает то, что для новых платформ (включая Facebook) приходится создавать собственные мультимедийные форматы. В общем случае видео, созданное для YouTube, не подходит для социальной сети. Это приводит к ненужным тратам ресурсов.

Издатели в 2017 году противостоят тесной дружбе с Facebook. Типичное название аналитической колонки — When should newsrooms not use Facebook for audience engagement? When they actually want to make money («Когда ньюсрумам следует отказаться от вовлечения аудитории через Facebook? Когда они хотят заработать»).

Конкретно эта колонка начинается с исследования WAN-IFRA, авторы которого пытались понять, зарабатывают ли издатели на Facebook. Если кратко — «на самом деле нет».

Модели издателей и Facebook различаются в двух ключевых точках. Во-первых, с точки зрения Facebook, «новости» — это всё, что люди сочтут интересным. Во-вторых, люди считают своих знакомых и собственные увлечения очень интересными. Ни одно СМИ не сумело зарабатывать на этих двух бесспорных фактах.

Хуже того, именно эти истины собрали вокруг себя миллиарды пользователей, после чего уже СМИ пришлось встраиваться в экосистему, где поселились пользователи.

В какой-то момент издатели осознают, что с помощью Facebook трудно сохранять сильную дифференцированную идентичность бренда, развивать прямые отношения с отдельными членами сообщества, заводить лояльных пользователей в собственную систему управления клиентскими отношениями и так далее.

Метрики ценности контента зависят от свойства платформы

Немецкий Bild с осторожностью относится к распространению своего контента через крупные экосистемы. Среди множества выбранных метрик менеджеры выделяют «ценность распространяемого контента» (ЦРК).

ЦРК — произведение пяти множителей:

  • выразительности бренда;
  • пользовательского вовлечения;
  • привлечения новых пользователей;
  • относительной монетизации (по сравнению с сайтом и другими платформами);
  • возможности подписаться.

В этой схеме Google получает средние баллы в выразительности бренда, монетизации и возможности подписки. Он котируется выше среднего в области вовлечения пользователей и не приводит новых пользователей в том виде, в котором они нужны Bild.

Facebook почти не дает возможности подписаться на газету, обеспечивает монетизацию ниже средних, неплохо вовлекает пользователей и средне обеспечивает общение с брендом.

Гораздо лучше в области работы с аудиторией Snapchat. Он, впрочем, плохо монетизируется и не дает возможности подписаться на газету.

Другими словами, похоже, что ЦРК Snapchat выше или равна Google, а Facebook отстает по многим параметрам от конкурентов.

Стратегии и возможности как Facebook, так и других экосистем приводят к тому, что крупные издания все чаще четко прописывают для себя — где им по пути с социальными средами, а где надо выхватить собственную аудиторию и не оставлять икаких данных.

Facebook не один продукт, а множество

Даже в рамках одной платформы или устройства издатель не может рассчитывать на постоянство пользовательского опыта. Социальная сеть проводит одновременно сотни, если не тысячи экспериментов. Некоторые из них влияют на внешний вид продукта, некоторые — непосредственно на выдачу.

Чтобы получить представление о масштабах экспериментов, достаточно обратиться к документу Facebook’s Mobile Navigation, где собирают свидетельства сплит-тестирования только мобильной навигационной плашки приложения.

Facebook перевернул представление о бизнесе рекламных агентств

Крупнейшие рекламные агентства в мире теперь серьезно зависят от Google и Facebook как от каналов дистрибуции. Премия, которую они берут с клиентов за кампании, в 2017 году гораздо меньше обоснована.

Ведь любой клиент может существенно сэкономить, наняв небольшую внутреннюю команду, умеющую обращаться с интерфейсами Google и Facebook. Эффективность рекламы при этом может оказаться даже выше, ведь внутренняя команда лучше понимает нужды компании.

Качество, которое агентства обязаны гарантировать клиентам, теперь равно качеству, которое гарантируют каналы.

Дуополия создает неустойчивое равновесие. Один из двух каналов используется различными компаниями по умолчанию, а единственной альтернативой становится второй. При этом пространство возможностей не исчерпано — Snapchat в США может дать доступ к молодой платежеспособной аудитории, а поиск товаров в 60% случаев начинается с Amazon, что дает крупнейшему магазину ощутимое преимущество при работе с аудиторией в случае, если он захочет расширять собственные рекламные возможности в платформу.

В отдельных странах Facebook используется совсем иначе

В странах Юго-Восточной Азии Facebook и Instagram в большей мере средство не медиапотребления, а шопинга. Это не феномен данных сервисов — социальные коммуникации для шопинга задействуют также корейский Naver, а также мессенджер Line.

В регионе, включающем в себя Таиланд и Индонезию, живет 620 миллион человек. Всего там на сегодняшний день 150 миллионов цифровых потребителей. Тридцать процентов онлайновых покупок здесь в 2016 году совершалось с помощью социальных сетей. Для сравнения, тот же показатель для 287 миллионов американцев составляет лишь 7 процентов.

Впрочем, даже в США 75% потребителей вдохновляются визуальным контентом, по данным ViSenze. Самая вдохновляющая платформа — Facebook, за нею идут Pinterest, Instagram и Snapchat.

Характерный пример поведения в Юго-Восточной Азии: для покупки одежды для детей жительница Джакарты просматривает свыше 200 небольших ритейлеров с витринами в Instagram. Для просмотра она использует функцию Explore, то есть не ограничивается подписками.

Здесь действуют непривычные социальные паттерны — например, продавцы ожидают, что покупатель с удовольствием торгуется через мессенджер. Сами мессенджеры (в том числе у Facebook) готовятся к этому и выпускают контент, облегчающий задачу — например, стикер-паки.

Следует ожидать, что сотни миллионов человек будут использовать социальные среды совершенно не привычным для западных маркетологов способов. Правильно учитывать это в своих оценках.

Будущее социальных сред

…остается неясным. Однако президент The New York Times Company Марк Томпсон (Mark Thompson) в интервью Кену Доктору (Ken Doctor) напомнил, что регуляторы и антимонопольщики в случае железных дорог опоздали на 40, а то и 50 лет.

Томпсон не исключил, что в не столь далеком будущем социальные среды и крупные экосистемы будут регулироваться особо, так как ни Google, ни Facebook не могут полагаться лишь на своих лидеров. Худшее, что может ждать социальную сеть — антисоциальная политика.

Рубрики
2014 2017 CMS Must Reads Saise Kebati Аналитика Аудитория Боты Великобритания Видеопроизводство Виртуальная реальность Дизайн и интерфейсы Дополненная реальность Инфографика Медиатрансформация Мессенджеры Мультимедийные истории Оптимизация Повестка Расследовательская журналистика Рассылки Социальные медиа Стриминг и прямой эфир Тренды

Новые форматы цифровых новостей — какие и почему

Тристан Ферн (Tristan Ferne), продюсер исследовательской веб-службы BBC, опубликовал в конце сентября колонку на Medium, где предложил пересмотреть новостные цифровые форматы. «Мы и Жо» приводит краткий пересказ.

По мнению Ферна, статья на 800 слов (около 4 тысяч знаков без пробелов, так как в английском средняя длина слова составляет 5,1 знака) до сих пор доминирует в онлайновых новостях большинства изданий. Такая длина материала — наследие печатных газет.

Еще в 2014 году исследование Quartz обнаружило, что длина материала от 500 до 800 слов невыгодна изданиям. С одной стороны, статья недостаточно длинна, чтобы создать ощущение глубины. С другой — недостаточно коротка, чтобы спровоцировать распространение.

Отдел исследований BBC изучил новые форматы, попытавшись ухватить и выявить потребности пользователей. Получилось 12 новых форматов.

  1. Короткое и вертикальное видео (часто с субтитрами)
  2. Горизонтальные истории (клоны Stories из Snapchat)
  3. Длинные материалы (The New York Times и ее Snowfall; Ферн называет такой способ повествования скроллителлингом)
  4. Структурированные новости (атомарные новостные карточки старой Circa и картотека Vox)
  5. Блог-трансляции
  6. Листиклы
  7. Рассылки и саммари
  8. Таймлайны
  9. Боты и чаты
  10. Персонализированные материалы
  11. Визуализация данных
  12. Виртуальная и дополненная реальности

Ферн привел описание каждого формата с примерами и руководством по использованию. По его словам, не все форматы уместились в его модель.

Некоторые явления не являются форматами сами по себе, но влияют на представление информации.

Во-первых, это синдикация и агрегация. В этом случае материал, встраиваясь в ленту сервиса, может потерять контекст, связь с повесткой либо источником.

Режимы для чтения. Они улучшают пользовательский опыт, удаляя рекламу, дополнительные блоки и ненужные оформительские элементы.

Сгенерированные компьютером материалы. Их форматы могут меняться, но зачастую они представляют собою более-менее понятные шаблоны, заполненные цифрами.

В конце статьи автор делает несколько предположений.

Первое — возможно, традиционные новости не могут соревноваться с подачей материалов через социальные каналы.

Второе — повествовательные и форматные эксперименты должны вестись с целью выработать устойчивую модель.

Третье — возможно, требуется гибкая адаптивная структура статьи. Примерами подобных материалов могут быть статьи, состоящие из смысловых атомов, которые можно задействовать несколько раз; статьи, адаптирующиеся к устройствам, контекстам и предпочтениям пользователя; видеоролики, которые по желанию сокращаются или удлиняются; статьи, которые ведут читателя.

Рубрики
2017 2019 2020 Аналитика Аудитория Большие данные Виртуальная реальность Дополненная реальность Маркетинговые инструменты Маркетинговые метрики Медиатрансформация Мобильные продукты Монетизация мобильных продуктов Нативная реклама Прогнозы США Традиционные и цифровые медиа Тренды Цифровая реклама

AT&T: пять ключевых медиатрендов

AT&T опубликовала в отраслевом издании AdAge спонсорскую колонку, подписанную именем Рика Уэлдэя (Rick Welday), президента AT&T AdWorks. В колонке описываются пять ключевых трендов, касающихся цифровой рекламы и медиа.

«Мы и Жо» приводит тезисы статьи, отталкивающейся от того факта, что в 2017 году расходы на цифровую рекламу впервые превысили телевизионные (цифры по рынку США).

Тренд 1. Сдвиг от одного экрана (телевизор) к по-настоящему мультиэкранным развлечениям

Потребление контента чрезвычайно отличается от традиционного представления об одном телевизоре в гостиной. В американских домохозяйствах, подключенных к широкополосному интернету, сейчас в среднем 8 устройств воспроизведения видео. К 2020 году 83 процента населения страны будет потреблять цифровое видео.

Рекламе приходится следовать за аудиторией и адаптироваться к устройствам, на которых потребляется контент.

Тренд 2. Сдвиг от контекстуального таргетинга к аудиторному

Растет объем адресной телевизионной рекламы, к 2021 году телевизионные рекламодатели смогут охватить такой рекламой свыше 74 миллионов домохозяйств.

Кроме того, адресная телереклама сможет переходить с экрана на экран, связывая телевизор, цифровое видео и мобильные устройства. Это дает телевизионным рекламным продуктам возможность масштабироваться и доставлять интегрированные рекламные кампании одной и той же целевой аудитории как домой, так и в мобильник.

Тренд 3. Расцвет программатика

Затраты на цифровую дисплейную рекламу, размещаемую на автоматической основе, в 2011 году составляли лишь 1,1 миллиарда долларов. В 2019 году совокупный бюджет составит 45,9 миллиарда, что составляет 84 процента всего объема цифровой дисплейной рекламы.

Тренд 4. Интеграция брендов в контент

Рост потребления контента — положительная новость для рекламодателей, тем более что потребители требуют снизить рекламную нагрузку.

У рекламщиков на это два ответа: во-первых, сделать рекламу более релевантной; во-вторых, вложиться в нативную рекламу, внедряющую бренды напрямую в контент.

Тренд 5. Развитие пользовательского опыта в виртуальной и дополненной реальности

Впервые в истории технологии VR и AR становятся реальностью не только для потребителей, но и для рекламодателей. Исследователи в 2017 году обнаружили, что такие среды обеспечивают на 27% большее эмоциональное вовлечение пользователя, чем традиционные двухмерные.

К 2021 году AR станет основной движущей силой рынка VR/AR объемом 108 миллиардов долларов. На дополненную рекламу придется 83 миллиарда долларов из этих 108.

Рубрики
2017 Must Reads Аудитория Весь мир Виртуальная реальность Журналистская этика Журналистские навыки Медиатрансформация Мультимедийные истории Научные статьи и исследования США

Виртуальная реальность: переживание вместо рассказа

Контрибьютор Forbes Мишель Гринвальд (Michelle Greenwald) выступила с колонкой о смене парадигмы медиа от рассказа к переживанию. Мишель приводит в пример этнографическое исследование Google, посвященное виртуальной реальности, где понятие storytelling подменяется новым — storyliving, то есть ощущением той или иной истории как части собственного жизненного опыта.

Исследование, о котором идет речь, состоит из почти 30 страниц и посвящено, в частности, журналистским применениям виртуальной реальности.

Исследователи обнаружили следующее.

  • Виртуальная реальность заставляет познавать историю не через потребление, а через вовлечение и взаимодействие с материалом. Опыт делится на три фазы: инициацию, при которой зритель привыкает к новой форме; исследование нового пространства, зачастую с выходом за пределы нарратива; осмысление — при возвращении в реальность.
  • Превращение и расширение перспективы. Виртуальная реальность зачастую позволяет взглянуть на историю глазами одного из героев, а не наблюдателя. Исследователи обнаружили, что пользователи даже по окончании сеанса запоминают, как двигались их цифровые тела на уровне физических ощущений.
  • Эмоциональная подлинность вместо понятного нарратива. Полное погружение не способствует внимательному потреблению информации или контекста. Сама история зачастую отходила на второй план по сравнению с опытом.
  • Способность участвовать. Хотя эксперты чаще используют слово «погружение», испытуемые чаще применяли выражение «прожить историю» (living a story) или «участие» (participating).
  • Инструмент для управления эмоциями. Истории в виртуальной реальности создают совершенно определенные эмоциональные состояния и могут применяться пользователями для вхождения в одно из них.
  • Способность вселяться в некую сущность. Чем более совершенно оборудование, тем легче обмануть ум и заставить его поверить в то, что пользователю принадлежит виртуальное тело.
  • Виртуальная реальность эффективна для передачи эмоционального опыта. Для журналистов это ключевое отличие от других носителей, которые в первую очередь используются для передачи фактов.
  • Журналисты могут показать одну и ту же историю с нескольких сторон, буквально — глазами каждой из них.
  • При создании историй следует учитывать повышенную уязвимость (физическую и эмоциональную) зрителя.
Рубрики
2017 Аналитика Аудитория Весь мир Виртуальная реальность Дополненная реальность Кейсы Местная пресса Мобильные продукты Монетизация мобильных продуктов Персонализация Платный контент Повестка США Тренды Цифровая реклама

Усталость металла: рекламщики, издатели и Facebook не понимают друг друга

В конце мая — начале июня 2017 года несколько изданий рассказали о сразу нескольких аспектах напряженных отношений рекламодателей, издателей и Facebook. Ниже краткое изложение происходящего:

  1. Рекламодатели замечают, что новостная лента Facebook, долгое время бывшая главным поставщиком рекламных сообщений, переполнена рекламой. За внимание пользователей борются все больше объявлений, а новым не так легко выделиться. Соответственно, рекламщики недовольны насыщением основной площадки и ждут новых продуктов, которых пока у Facebook нет.
  2. У Facebook выручка росла благодаря трем факторам — наращиванию пользовательской базы, проводимого времени и добавлению рекламных объявлений на каждую страницу. Возможностей втиснуть дополнительную рекламу становится все меньше. Если третий фактор перестанет расти, Facebook придется повышать остальные два и пересматривать ценообразование.
  3. Издатели начинают получать деньги от нового рекламного формата мидроллов, пишет Digiday. Пока реклама, вставляемая в ролики, приносит примерно столько же денег, сколько один из первых продуктов — Suggested Videos (тогда Facebook вставлял рекламные видео между рекомендуемыми роликами). Один из роликов в рамках новой программы сгенерировал 24 миллиона просмотров (просмотров длиннее 3 секунд). После того как Facebook забрал себе 45% выручки, издатель получил 11 тысяч долларов. Для сравнения, те же деньги на прероллах YouTube можно получить за 1,5-2 миллиона просмотров.
  4. Одновременно Facebook разрабатывает продукты для местных новостных СМИ, пишет Poynter. Предположительно, пользователи смогут легче находить местные новости и связываться с сообществами. Facebook даже попытается установить метрики по доступности и «находимости» местных новостей. Администраторы групп смогут добавить специальный модуль, который будет автоматически наполняться местными новостями. Члены группы смогут делиться статьями из этого модуля.
  5. Другой эксперимент позволит при комментировании местных новостей показывать пометку, что пользователь живет в городе, о котором идет речь. Третий предложит пользователям, прочитавшим статью о местных событиях, поделиться ею в местной группе, где они уже состоят, или присоединиться к новым. Издателям важно связываться с сообществом, для которого они пишут — и этот инструментарий в первую очередь удовлетворит их запрос по поиску аудитории в социальной сети.

  1. Наконец, Facebook позволит подписываться на платные источники информации прямо из мобильного приложения, пишет The Wall Street Journal. Предполагается, что новая функция появится в конце 2017 года. Детали неизвестны, но Facebook склоняется к тому, чтобы новая функция работала только в Instant Articles и позволяла читать несколько материалов в месяц бесплатно. Другой спорный момент — желание Facebook получить свою долю выручки. Один из вариантов — сохранение платежной информации на стороне сети с передачей всей суммы издателю.

Прим.ред. Налицо стратегическое несовпадение интересов. Издатели по-прежнему пытаются доказать себе и рекламодателям, что они имеют прямой доступ к аудитории, которая на деле находится в социальных средах.

Рекламодатели видят, что эффективность любой рекламы не может постоянно расти, а значит, у технологий Facebook есть предел. Но нет никого на горизонте, кто мог бы занять место Facebook, потому что с такой аудиторией даже технологии не всегда играют первую скрипку (см. кейс Yahoo!, которая очень долго продавала дисплейную рекламу без всяких ухищрений благодаря огромной аудитории).

Facebook ведет себя как издатель и рекламное агентство одновременно, хотя является просто эффективным поставщиком персонализированной выдачи для всех — издателей (выдача аудитории), рекламодателей (выдача аудитории) и пользователей (выдача рекламно-контентного продукта). То есть свою аудиторию он монетизирует опосредованно, продавая ее третьим сторонам. Интересно, сохранит ли Facebook рекламную модель в чистом виде через несколько лет, когда целый ряд технологий позволит сегментировать пользовательский опыт на разные сегменты по степени премиальности (первые платные продукты Facebook уже запустил — корпоративную социальную сеть Workplace; на очереди реальные платные приложения, AR/VR-опыт, средства для более эффективных, чем обычно, коммуникаций).