Рубрики
2017 2018 Аудитория Видеопроизводство Кейсы Медиаменеджмент Медиатрансформация Мессенджеры Мобильные продукты Монетизация мобильных продуктов Посещаемость и KPI США Тенденции Традиционные и цифровые медиа

CNN закрыла свое ежедневное шоу на Snapchat

Канал CNN решил в 2018 году не продолжать The Update, свое ежедневное новостное шоу, выходившее на Snapchat, пишет The Business Insider. CNN запустил The Update всего четыре месяца назад.

Причина закрытия — невыгодные условия раздела выручки. В результате шоу, выходившее каждый день в шесть вечера, не обеспечивало нужного потока денежных средств.

CNN не уходит от Snapchat совсем. Обе компании продолжат сотрудничество. В частности, CNN по-прежнему будет размещать контент на платформе.

CNN — один из самых старых партнеров сервиса дистрибуции контента Snapchat Discover. С помощью  The Update канал надеялся привлечь миллениалов — основную группу пользователей Snapchat.

Другой ключевой партнер Snapchat, NBC, со своим шоу Stay Tuned не собирается покидать платформу. В NBC заявляют, что достигли своей аудитории в десятки миллионов пользователей.

 

Рубрики
2017 2018 Аудитория Весь мир Видеопроизводство Кейсы Медиастратегии Медиатрансформация Мобильные продукты Монетизация мобильных продуктов Нишевые медиа Платный контент Стриминг и прямой эфир США Тенденции Традиционные и цифровые медиа Цифровая реклама

CNN предложит платную подписку на цифровые новости

CNN намерена в 2018 году запустить платную подписку на цифровые новости, пишет The Wall Street Journal. Стоимость подписки пока неизвестна. Новая инициатива — часть попытки получить миллиард долларов цифровой выручки к 2022 году.

Одновременно решение CNN показывает изменение в воззрениях президента сети Джеффа Цукера (Jeff Zucker), который когда-то заявил, что телебизнес не может позволить себе обменять аналоговые доллары на цифровые пенни. Теперь онлайновый паблишинг — центральная модель CNN.

Во втором квартале 2018 года появится несколько планов подписки на цифровые новости. Премиальные подписчики получат доступ к тематическим потокам, таким как CNN Money и CNN Politics. Другой план даст менее специализированный доступ ко всем сайтам CNN.

В 2017 году цифровое подразделение CNN ожидает выручить 370 миллионов долларов. В основном — за счет рекламы перед видео.

Для достижения миллиардной отметки через пять лет в CNN собираются создать больше подписных продуктов, экспериментировать с электронной коммерцией и попытаться монетизировать мобильный трафик.

Действительно, эксперименты с электронной торговлей уже начались. На днях компания запустила CNN Underscored, онлайновый путеводитель для покупателей. CNN получает комиссию от покупок.

В CNN также намерены сделать доступным по подписке приложение CNN Go для пользователей за пределами США.

Рубрики
2017 Must Reads Аудитория Маркетинговые инструменты Маркетинговые метрики Мобильные продукты Посещаемость и KPI Рассылки Редакционные метрики Редакционные процессы США Тенденции

Как СМИ работают с push-уведомлениями

Tow Center for Digital Journalism и Guardian US Mobile Innovation Lab изучили практики СМИ в области push-уведомлений. О результатах рассказывает Nieman Lab.

Исследователь Пит Браун (Pete Brown) изучил 31 iOS-приложение и Apple News в течение трехнедельного периода в июне и июле 2017 года. Всего он получил 2577 push-уведомлений, а затем провел 20 анонимных интервью с продакт-менеджерами, мобильными редакторами и менеджерами аудитории.

Цифры

В среднем каждое издание посылает 3,2 уведомления в день, но эта цифра сильно меняется в зависимости от редполитики СМИ. Например, CNN MoneyStream посылал 11,1 пуша в день, а в некоторые дни число пушей CNN и MoneyStream достигало 17 штук. В клуб «больше десяти» также вошли AP, Fox News, Mic и USA Today.

В большинстве случаев (57%) уведомления были срочными новостями, хотя у каждого издания собственное понимание этого термина. Apple News вели себя иначе — там 74% приходились не на срочные новости.

Интересно и то, что пуши пришлось разделить на четыре категории: заголовок, тизер, дополнительный контекст и итоги. Чаще всего пуши давали дополнительный контекст (55%), затем шли заголовки (25%), тизеры (11%) и итоги (8%). Оставшийся процент отнесли в «разное».

Язык уведомлений отличается от обычного — там часто задействуют эмодзи, причем те играют существенную роль в формировании смысла и часто индицируют жанр/формат материала, скрытого за оповещением.

Выводы

Пит Браун выделил следующие преграды, которые пытаются преодолеть издатели, использующие push-уведомления.

  • Забитый информацией экран с оповещениями, мешающий выделиться;
  • Несовершенные инструменты. Не везде пуши выделены в отдельное направление и хорошо управляются.
  • Сложность сегментации и персонализации. Рассылка персонализированных оповещений по-прежнему очень трудна. В частности — потому что она сразу ограничивает содержание пуша автоматической генерацией, например, заголовком статьи.
  • Не все понимают, что на пуши можно кликнуть.
  • Хороших метрик нет. Трудно отличить «успешный» алерт от других — фактически, главной метрикой остается число открытий. Это же создает трудности для региональной и городской прессы, которая пытается определить свою, более узкую аудиторию.
  • Ценность пушей в глазах читателя для издателя неочевидна. Так или иначе, ценность должна измеряться в качественных категориях, а не количественным способом.
Рубрики
2016 2017 Must Reads Saise Kebati Аналитика Аудитория Большие данные Бренд Великобритания Видеопроизводство Кейсы Лучшее Медиастратегии Мобильные продукты Монетизация мобильных продуктов Мультимедийные истории Нишевые медиа Оптимизация Персонализация Платный контент Посещаемость и KPI Социальные медиа Стриминг и прямой эфир США Тенденции Цифровая реклама

1000 слов про борьбу издателей с Facebook

Издатели по-прежнему привязаны к Facebook, пишет Columbia Journalism Review, отвечая графиками и цифрами на статью в Digiday, где утверждалось, что издатели присматривают другие платформы.

В материале Digiday говорилось, что несколько представителей издателей либо уже сократили объем внимания, уделяемого Facebook, либо собираются это сделать.

Стоит заметить, что разные издатели, конечно, пробуют разные стратегии. Например, некоторые полностью доверяются социальным средам и Facebook в частности. Это хорошо видно на примере Bored Panda, которая стала самым крупным англоязычным издателем в сентябре 2017 (данные NewsWhip).

Кейсы NBC, CNN, HuffPost и Vox

Top 25 англоязычных издателей по версии NewsWhip
Top 25 англоязычных издателей по версии NewsWhip

Например, старший вице-президент NBC News Digital заявил, что их команда по работе с социальными сетями не изменилась в размерах, однако теперь 30 человек занимаются новостным шоу в Snapchat под названием Stay Tuned. В результате в Facebook публикуется меньше статей и видео, а предпочтение отдается формату ссылок, приводящих трафик на сайт, так как этот канал можно монетизировать напрямую.

Команда CNN тоже снижает активность в Facebook и больше внимания уделяет Apple News, каналу, который встроен в устройства целевой аудитории.

HuffPost в 2016 году собрал больше всех лайков среди американских СМИ. Однако теперь издание идет в Twitter и Instagram — там осталось место для роста.

Vox смещает фокус внимания с Facebook на контролируемый им же Instagram, а также на канал Apple News.

Критика теории расфокусировки

В CJR к утверждениям Digiday отнеслись с недоверием. Например, CNN, похоже, увеличила количество постов в Facebook.

Близкий график и у HuffPost. Хотя число постов там в последние месяцы и перестало расти, оно ничуть не уменьшилось.

Vox существенно усилил свое видеоприсутствие в Facebook.

То же касается и CNN — бросив было прямые трансляции, теперь они возобновили свою привычку.

Тут надо понимать, что ряд издателей получают от Facebook деньги в обмен на активность. CNN в 2016 году получил якобы 2,5 миллиона долларов. CJR связывает падение в 2017 году с истечением контрактных обязательств. С чем связать возобновление — вопрос открытый.

Кейс рекламодателей

Digiday может быть прав в другом — рекламодатели привыкли к дуополии Google и Facebook.

Бороться с платформами, контролирующими свыше 60% рынка, глупо. Другое дело, что в эти проценты слишком сложно попасть инвентарю медиа, что и ведет к двоякой реакции.

С одной стороны, медиа могут отказаться от слишком активного присутствия в соцсредах, сосредоточившись на каналах, монетизацию которых они могут эффективно контролировать.

С другой, все деньги все равно сконцентрированы у платформ. И здесь поиски третьего варианта просто неэффективны (исключение — развивающиеся платформы с крупным потенциалом, которые мы рассмотрим ниже).

Кейс Flipboard

Естественно, на Facebook свет клином не сошелся. Другие платформы публикации запускают собственные программы, выгодные для издателей.

Агрегатор Flipboard, месячная аудитория которого превышает 100 миллионов человек, запустил программу самообслуживания для издателей, пишет The Drum.

Flipboard еще более мобилен, чем Facebook — 99,4% трафика оттуда приходят через мобильные устройства (данные июня 2017 года). Для американских изданий трафик от Flipboard сравним с Twitter. В последние месяцы он кратно вырос.

Новая платформа облегчает подключение RSS-потоков издателями. После упрощенной процедуры одобрения их контент подключают к агрегатору.

Издатели являются ключевым элементом бизнеса Flipboard (в отличие от Facebook); агрегатор особое внимание уделяет пользовательскому опыту и помечает быстро загружающийся и премиальный контент без раздражающей рекламы специальным значком.

В частности, пометкой уже обзавелись The New York Times, The Washington Post, The Verge, Axios, Travel + Leisure, Esquire и сотни других изданий. Предполагается, что значок в будущем получат 10 тысяч изданий.

Кейс Medium

В октябре Medium расширил свою партнерскую издательскую программу, позволив всем желающим публиковать платный контент. Об этом пишет TechCrunch.

В отличие от подхода большинства платформ, Medium выступает против рекламы в любом виде. Он предлагает читателям подключаться к экосистеме за 5 долларов в месяц. Эта сумма делится между издателями в зависимости от числа «хлопков» (аналог лайков).

В сентябре Medium выплатил первые средства авторам. Крупнейшая выплата автору составила 2278,12 доллара, крупнейшая выплата изданию — 1466,68 доллара, а средний платеж составил 93,65 доллара.

 

Видеоприоритет влияет на другие сервисы Facebook

Как пишет Digiday, издатели все реже слышат об Instant Articles и все чаще — о видео.

Использование Facebook Instant Articles прекратили или сократили многие крупные издатели, включая The New York Times и The Guardian. Некоторые из них отметили, что Facebook даже не попытался вернуть их.

Facebook, впрочем, продолжает развивать продукт, утверждая, что тот дает издателям лояльность пользователей, деньги и инсайты. В частности, недавно внедрили новые эксперименты по улучшению монетизации и блоков с Call-to-Action. Также Facebook попытается нарастить «глубину», призывая прочесть больше материалов от издателя.

В 2017 году число издателей, использующих Instant Articles, выросло на 25% и превысило 10 тысяч. Хотя средний CPM не разглашается, утверждается, что он за год вырос более чем на 50%.

Издатели продолжают вкладываться в видео

Одновременно нет никаких сомнений в том, что издатели продолжат вкладываться в видео, то есть рынок, где Facebook является крупным игроком. Результаты исследования Digiday Research показывают, что расходы на видео увеличат 80% издателей.

Каждый восьмой нарастит производство видео как минимум в полтора раза, каждый второй — на 10-25 процентов. Лишь 4% издателей сообщили, что готовы сократить видеопроизводство.

Некоторые опрошенные сказали предельно честно — «если вы разворачиваетесь в сторону видео, значит, вашему бизнесу плохо».

Похоже, это действительно так — лишь 20% указали, что видеопроизводством отвечают исключительно на спрос аудитории. Зато 80% так или иначе указали причиной перехода на видео нехватку рекламной выручки.

Переключение на видео редко сильно влияет на внутреннюю структуру компании, но сравнительно часто приводит к сокращениям в других отделах (16% случаев).

Интересно, что для 63% опрошенных собственные сайты (O&O — operated and owned на диаграмме) стали главным драйвером выручки от видео. Лишь для 5-6% опрошенных Facebook приносит больше всего денег от видео. При этом именно социальные среды вроде Facebook забирают аудиторию у издателей и неохотно ее отпускают.

Кейс The Verge и Circuit Breaker

В начале октября The Verge поделился своим опытом развития Facebook-техноблога Circuit Breaker с помощью видео.

Над Circuit Breaker, набравшим с весны 2016 года миллион подписчиков на Facebook) работает пять человек, которые дополнительно к собственным материалам заимствуют кое-что из The Verge.

На Circuit Breaker сейчас приходится 12% всех месячных просмотров страниц материнского издания и 30% месячных просмотров видео. В среднем ролик набирает 465 тысяч просмотров.

В The Verge утверждают, что просто выучили правила игры, и единственным способом быстро нарастить аудиторию Facebook является видео.

В течение первого года Circuit Breaker осваивал так называемые слайдовые видео — короткие ролики, объясняющие преимущества того или иного продукта. Буквально через несколько месяцев они выпускали минимум один такой ролик в день.

Сейчас они разрабатывают собственное программирование — короткие сериалы, привязывающие пользователя к бренду и заодно хорошо продающиеся под спонсорство.

 

 

Рубрики
2016 2017 Аудитория Весь мир Дизайн и интерфейсы Информационная архитектура Кейсы Мобильные продукты Отработка срочных новостей Повестка США Тенденции

В Сеть возвращаются текстовые сайты

В связи с ухудшением мобильной связи во время стихийных бедствий и иных кризисов стало актуальным возвращение текстовых сайтов даже на развитых рынках, пишет Poynter.

Например, канал CNN запустил «легкую» версию сайта, содержащую основные истории дня. Она совершенно не использует картинок, а единственный загружаемый скрипт — веб-аналитика Segment.com.

Другой подобный сайт — еще более минималистичный — запустило еще в 2005 году общественное радио NPR.

Текстовые версии для возможных кризисов приберегли и другие СМИ, например, австралийский The Age. Социальные среды, такие как Twitter и Facebook, тоже запустили подобные инициативы — Lite Twitter (доступен в вебе) и приложение для Android Facebook Lite. Свой легкий режим для бразильских и индонезийских пользователей запустил год назад и Google в приложении Google News.

Две аудитории

Текстовые сайты могут пригодиться двум различным аудиториям. Пользователи в первой просто не хотят видеть картинок, видео, а также  рекламных объявлений, либо оберегают свою приватность от счетчиков и трекеров.

Пользователи второй плохо видят, используя специальные читающие устройства. Такие устройства полагаются на HTML-код сайта для интерпретации контента.

Рубрики
2017 Аудитория Бренд Видеопроизводство Кейсы Медиастратегии Медиатрансформация Мессенджеры Мультимедийные истории Социальные медиа США Тенденции Традиционные и цифровые медиа

CNN вышла на охоту за миллениалами в Snapchat

CNN запустила ежедневное новостное шоу The Update на Snapchat, надеясь привлечь на свои цифровые платформы более молодую аудиторию. Об этом пишет Business Insider. Средний возраст зрителя CNN во втором квартале 2017 составлял 60 лет. 63% пользователей Snapchat находятся в возрастной категории от 18 до 34 лет.

Шоу будет выходить в 6 вечера по Восточному времени и появится в разделе Shows Snapchat. В The Update, выходящий в нативном для Snapchat «вертикальном» формате, войдет сегмент срочных новостей с не менее чем пятью историями в день от репортеров и ведущих CNN.

Запуск в Snapchat — часть большей медиастратегии. Для привлечения миллениалов CNN также пообещала вложить 40 миллионов долларов в видеостартап Great Big Story.

В июле 2017 Snapchat запустил новостное телешоу Stay Tuned с NBC. Оно выходит по будням в 7 утра и 4 дня, рассказывая о 4-5 самых важных событиях дня. С момента запуска его посмотрело 29 миллионов уникальных пользователей.

Рубрики
2011 2017 email-маркетинг Аудитория Журналистские навыки Кейсы Нишевые медиа Рассылки США

The New York Times представила миру политического обозревателя-вундеркинда

The New York Times рассказывает о 15-летнем Гейбе Флейшере (Gabe Fleisher), который с восьми лет ведет рассылку Wake Up to Politics, которая посвящена американской политике.

Газета называет Wake Up to Politics «анти-Skimm» — в отличие от популярного и сильно упрощенного списка рассылки для милленниалов, рассылка Гейба — серьезная аналитика. На Wake Up to Politics подписаны 2000 человек (после материалов в The New York Times, на CNN и KSDK их число выросло до 28 тысяч) — в том числе редактор The Atlantic, ведущий MSNBC, корреспондент CBS News в Белом доме и многие другие журналисты и редакторы (в том числе из The New York Times, The Washington Post и USA Today).

Рубрики
2016 2017 Must Reads Аналитика Аудитория Научные статьи и исследования Отработка срочных новостей Повестка Проверка информации Сбор новостей Социальные медиа США Тенденции Фактчекинг

Исследование: Экосистема правых медиа во главе с Breitbart News изменила общую повестку медиа

«Мы и Жо» представляют перевод исследования причин, связей и последствий формирования медийной экосистемы постправды на фоне выборов Трампа в США. Огромное спасибо Ольге Добровидовой за перевод.

Исследование было профинансировано программой Open Society Foundations U.S. Program. Платформа Media Cloud получала финансирование от фонда Билла и Мелинды Гейтсов, фонда Роберта Вудса Джонсона, фонда Форда и Open Societies Foundations.

Авторы исследования — Йохай Бенклер, Роберт Фэрис, Хэл Робертс и Итан Цукерман. Бенклер — профессор в юридической школе Гарварда и содиректор Центра интернета и общества Беркмана и Кляйна в Гарварде; Фэрис — директор этого центра по исследованиям; Робертс — сотрудник центра и технический руководитель проекта Media Cloud; Цукерман — директор Центра гражданских медиа MIT.

 

Президентские выборы 2016 года потрясли основы американской политики. СМИ тут же начали искать объяснения неожиданной победы Трампа во внешних потрясениях — от российских хакеров до фейковых новостей.

У нас есть менее экзотическое, но, возможно, более тревожное объяснение: наше исследование более 1,25 миллиона материалов, опубликованных в сети с 1 апреля 2015 года до дня выборов (8 ноября 2016 года), показало, что вокруг Breitbart сформировалась сеть правых медиа как отдельная и изолированная система, которая использовала социальные медиа как основу для трансляции гиперпартийного взгляда на мир. Эти про-трамповские медиа, по-видимому, не только успешно задали тон консервативных СМИ, но и сильно повлияли на более широкую медийную повестку, в особенности на освещение Хиллари Клинтон.

Проблема политической и медийной поляризации в сети появилась не вчера, но наше исследование показывает, что эта поляризация была асимметричной. Аудитории, поддерживавшие Клинтон, обращали внимание на традиционные медиа, которые оставались самыми заметными в публичной сфере, наравне с более левыми сайтами. Однако протрамповские аудитории обращали внимание в первую очередь на сильно поляризованные медиа, возникшие недавно — многие из них появились только после выборов 2008 года.

Центральной темой для правых медиа также стали атаки на честность и профессионализм оппозиционных для них СМИ. Большинство самых активно распространяемых историй можно интерпретировать не как фейки в смысле полной выдумки и неправды, а как дезинформацию, то есть намеренное включение правдивых или частично правдивых элементов в сообщение, которое по сути своей вводит в заблуждение. В ходе предвыборной кампании система правых медиа стала внутренне последовательным, относительно изолированным информационным сообществом, которое подкрепляло общий взгляд на мир у своих читателей и защищало их от журналистики, ставящей его под сомнение. Преобладание таких материалов и сформировало среду, в которой президент может сказать своим сторонникам о событиях в Швеции, которых не было, а советник президента может сослаться на вымышленную «резню в Боулинг-Грин».

Мы начали изучать эту экосистему с рассмотрения медийного ландшафта сайтов, ссылками на которые делятся люди. Если человек поделился ссылок на Breitbart, поделится ли он или она с большей вероятностью ссылкой на Fox News или на The New York Times? Мы проанализировали паттерны в гиперссылках, распространении информации в Facebook и Twitter, а также в темах и языке для 1,25 миллиона текстов, опубликованных за время выборов 25 тысячами источников. Для этого мы использовали Media Cloud, открытую платформу для изучения медийных экосистем, разработанную Центром исследований интернета и общества Беркмана и Кляйна в Гарварде и Центром гражданских медиа в MIT.

Когда мы составляем такую медийную карту, то видим, что Breitbart стал центром собственной правой медийной экосистемы, а его окружают Fox News, Daily Caller, Gateway Pundit, Washington Examiner, Infowars, Conservative Treehouse и Truthfeed.

Иллюстрация 1. Источники, которыми делились в Twitter в ходе кампании (размер узла пропорционален количеству ссылок и перепостов )

 

Иллюстрация 2. Источники, которыми делились в Facebook в ходе кампании (размер узла пропорционален количеству ссылок и перепостов)

Наиболее часто упоминаемые источники информации у пользователей Twitter, ретвитнувших Дональда Трампа или Хиллари Клинтон. 

Примечания: в иллюстрациях выше размер узла соответствует тому, как часто информацией из этого источника делились в Twitter (иллюстрация 1) или Facebook (иллюстрация 2). Положение узлов определяется тем, делился ли пользователь ссылками на них в один и тот же день, что показывает степень схожести их аудиторий. Цвет на карте отражает долю материалов с него, которыми делились пользователи, ретвитнувшие Клинтон или Трампа. Цвета, таким образом, характеризуют не контент сайтов, а внимание аудитории. Тёмно-синие сайты привлекают внимание фолловеров Клинтон в пропорции 4:1, тёмно-красные — фолловеров Трампа в той же пропорции. Материалы с зелёных сайтов более-менее одинаково ретвитят подписчики обоих кандидатов. Голубые сайты привлекают аудиторию в пропорции 3:2 в пользу читателей Клинтон, розовые — в той же пропорции в пользу Трампа.

 

Наш анализ ставит под сомнение простое объяснение о том, что интернет как технология фрагментирует общественный дискурс и поляризует мнения, позволяя нам обитать в собственных фильтрационных пузырях и читать «ежедневного себя». Если бы самым важным драйвером мира постправды была технология, мы бы увидели слева и справа симметричные паттерны. Вместо этого разная внутренняя политическая динамика у левых и правых привела к разным картинам принятия и использования технологии. Хотя Facebook и Twitter однозначно помогли правым медиа обойти «привратнические», контролирующие контент и доступ к аудитории возможности традиционных медиа, картинка здесь была не симметричная.

Размер узлов, обозначающих традиционные профессиональные СМИ вроде New York Times, Washington Post и CNN, а также Hill, ABC и NBC, показывает нам, что эти СМИ привлекли особенно значительные аудитории. Их цвет говорит нам, что сторонники Клинтон обращались к ним чаще, чем сторонники Трампа, а их близость на карте к более партийно окрашенным источникам вроде Huffington Post, MSNBC и Daily Beast предполагает, что внимание к этим более «партийным» левым источникам было теснее переплетено с вниманием к традиционным СМИ. Крыло с Breitbart в центре, с другой стороны, находится дальше от блока мэйнстримовых СМИ и не имеет связующих узлов, которые привлекали бы внимание аудитории и соединяли бы его с мэйнстримом.

Более того, тот факт, что асимметричные паттерны в Twitter и Facebook схожи, намекает, что их обуславливают не алгоритмы какой-то одной компании, а человеческий выбор и политическая активность. Эти паттерны могут быть результатом скоординированной кампании, проявляющимся свойством какого-то децентрализованного поведения, или же некой комбинацией того и другого — пока по нашим данным нельзя ответить на этот вопрос.

Другой способ увидеть эту асимметрию — посмотреть, сколько внимания пользователей привлекают сайты с аудиторией преимущественно с одной стороны партийного деления. На карте очень мало правоцентристских медиа — таких, которые привлекали бы много сторонников Трампа и одновременно достаточное количество сторонников Клинтон. Между умеренно консервативным Wall Street Journal, одинаково интересным сторонникам Клинтон и Трампа, и строго партийными сайтами, привлекающими сторонников Трампа в пропорции 4:1 или более, находятся всего несколько источников. После того, как порог партийно окрашенной аудитории достигнут, количество сайтов на правом фланге увеличивается и даже превышает количество сайтов на явно левом фланге. Если же, напротив, двигаться от Wall Street Journal влево, внимание пользователей распределено более равномерно между различными сайтами, в аудитории которых соотношение сторонников Клинтон и Трампа возрастает постепенно. В отличие от правого фланга, здесь нет резкого увеличения ни количества сайтов, ни уровня внимания к ним по мере продвижения в сторону всё более «партийных» источников.

Распределение источников по «партийности» аудитории и перепостах в Twitter.

 

Распределение источников по «партийности» аудитории и перепостах в Facebook.

 

Основное объяснение такой асимметричной поляризации — скорее, политика и культура, а не технологии.

Заметная особенность правой медийной экосистемы — её молодость. Из всех источников, которые предпочитают сторонники Трампа, в 1980 году, когда президентом стал Рональд Рейган, существовала только New York Post. К избранию Билла Клинтона в 1992 году появились только Washington Times, радиоведущий и комментатор Раш Лимбо и, возможно, теле- и радиоведущий Шон Хэннити. Алекс Джонс, сейчас работающий на Infowars, запустил свою первую радиопередачу в 1996 году. Тогда же, в 1996, появился телеканал Fox News. Breitbart основали в 2007 году, а большинство других крупных узлов правой медийной системы появились ещё позже. За пределами своего правого участка наша карта отражает смесь высокого внимания к традиционным СМИ и распределённого внимания к новым, онлайновым и «партийным» изданиям.

Паттерн гиперпартийных атак, когда критике подвергались не только кандидаты-соперники, но и медиа, не поддерживавшие Трампа, появился ещё в период праймериз. По нашим данным, глядя на наиболее активно распространяемые тексты во время праймериз и помесячные карты медиа в те месяцы, мы видим, что атакам подвергались Fox News, Джеб Буш и Марко Рубио.

Первый и седьмой по количеству твитов материалы сайта Infowars.com, одного из 10 наиболее влиятельных порталов в системе правых медиа.

На февральской карте, например, Fox News выглядит как небольшой узел достаточно далеко от правой области с Breitbart в центре. Это отражает тот факт, что Fox News привлекла меньше внимания, чем в другие периоды кампании, в особенности от пользователей, интересовавшихся «ядром» сайтов вокруг Breitbart — их интерес приблизил бы Fox News к этому ядру. Мартовская карта выглядит похожим образом, и только в апреле-мае показатели внимания к Fox News, в том числе от читателей Breitbart, вновь «оживают».

Ослабление позиций Fox News в начале 2016 года совпало с постоянными атаками на телеканал со стороны Breitbart. В январе в топ-20 историй в правой медийной экосистеме вошла, например, такая новость: «Менеджер кампании Трампа раскрыл, что дочь главного организатора дебатов на Fox News работает на Марко Рубио». В целом пять наиболее популярных материалов, в которых Breitbart пишет о Fox, имеют своей целью делегитимизировать телеканал как арбитра консервативных новостей, «привязываясь» к иммиграции, терроризму и мусульманам, а также коррупции:

  • Антитрамповская сеть: Fox News финансирует группу, поддерживающую «открытые границы»;
  • Сенсационный материал от NY Times: Fox News сговорились с Рубио, чтобы дать амнистию незаконным мигрантам;
  • Google и Fox приглашают на следующие республиканские теледебаты антитрамповского борца за права мусульман, цитирующего Гитлера;
  • Fox и Google на республиканских дебатах в Айове выбирают вопрос от женщины, нелегально иммигрировавшей в США в 1994 году;
  • Fox News на встрече в Facebook вводит нас в заблуждение: у Мёрдока и Цукерберга глубокие связи в вопросе иммиграции.

В этих популярных заголовках Breitbart, связывающих Fox News, Марко Рубио и незаконную миграцию, явно ощущается повторяющаяся тема заговора, коррупции и предательства СМИ.

После того, как праймериз закончились, судя по нашей карте, внимание аудитории вернулось к Fox News, и телеканал стал ближе к Breitbart и остальной правой медиасфере. Тогда главной мишенью правых СМИ стали все остальные традиционные медиа. Хотя значимость различных ресурсов в правой медиасфере различается на Facebook и Twitter, контент и основная структура с Breitbart в центре остается стабильной на всех платформах. Infowars и настолько же радикальные Truthfeed и Ending the Fed имеют более сильные позиции на карте для Facebook.

Октябрь 2016 года с точки зрения распространения ссылок в Twitter

Октябрь 2016 года с точки зрения распространения ссылок в Facebook

На обеих картах виден один и тот же рисунок. Даже в напряженный месяц перед выборами медиа за пределами «вселенной Breitbart» формируют тесно связанную сеть, в центре которой находятся ведущие традиционные масс-медиа и профессиональные источники информации. Правые же формируют собственную изолированную сеть.

Правым медиа также удалось привнести в более широкую медийную среду акцент на иммиграции, переписке Клинтон и скандалах в целом. Анализ материалов СМИ всего спектра на уровне предложений показывает, что содержательная повестка Дональда Трампа, с сильным акцентом на иммиграцию и прямые нападки на Хиллари Клинтон, стала доминировать в общественном обсуждении.

Количество предложений в мэйнстримовых СМИ, посвященных вопросам и скандалам Трампа и Клинтон.

Освещение Клинтон преимущественно касалось её электронной почты, фонда Клинтонов и Бенгази. Скандалы Трампа тоже освещались, но самой частой темой историй о нём был главный элемент его повестки, иммиграция, а его заявления о рабочих местах и торговой политике тоже получили больше внимания, чем скандалы.

Доля предвыборного контента, посвященного иммиграции, для отдельных СМИ.

Хотя материалы в мэйнстримовых СМИ часто были критическими, они, тем не менее, следовали повестке, заданной правыми медиа, — теме иммиграции. Правые СМИ, в свою очередь, подавали иммиграцию как вопрос террора, преступности и ислама, как показывает анализ наиболее часто распространяемых в соцсетях материалов о ней в Breitbart и других изданиях.  Иммиграция стала ключевой темой, в которой Трамп и Breitbart нашли свои общие цели: Трамп сделал её ключевой точкой кампании, а издание уделяло теме непропорционально большое внимание.

Главные материалы об иммиграции от правых СМИ, которыми делились в Twitter или Facebook.

В наших данных мы видим сеть взаимоподкрепляющих гиперпартийных сайтов, которые возвращают нас к тому, что историк Ричард Хофштедтер называл «параноидальным стилем в американской политике» (то самое эссе 1964 года — прим. пер.)— комбинации вырванной из контекста правды, постоянно повторяемой лжи и притянутых за уши выводов, создающей фундаментально недостоверную картину мира. Фейковые новости — неудачный термин: он предполагает полный вымысел от политически не заинтересованных сторон, которые просто хотят заработать на рекламе в Facebook, а не пропаганду и дезинформацию. Через повторение, незначительные изменения и публикацию на многих связанных между собой сайтах эта медийная сеть делает свои заявления близкими читателям, и такое знакомство с главным нарративом создает доверие к невероятному.

Посмотрите на Ending the Fed, издание, которое, согласно исследованию фейков, проведённому Buzzfeed в ноябре 2016 года, выпустило пять из десяти главных фейковых материалов предвыборного сезона.  По нашим данным, Ending the Fed действительно имеет выдающиеся позиции в Facebook, но не в Twitter. За месяц до выборов, например, вместе с Breitbart и Truthfeed издание входило в тройку лидеров по количеству перепостов в Facebook среди правых изданий. И хотя Ending the Fed, очевидно, удалось достичь огромных успехов в продвижении своих материалов на Facebook, наш анализ показывает, что в самом сайте нет ничего особенного — это просто такая же составная часть медийной сферы вокруг Breitbart.

А ложные заявления в самых активно распространяемых постах Ending the Fed — хорошо знакомые образы правых медиа: утечки из переписки Джона Подесты, кампания Клинтон, якобы финансируемая Саудовской Аравией, и недостаток доверия к медиа. В октябре самой популярной на Facebook историей Ending the Fed был текст под названием «ВСЁ КОНЧЕНО: только что «утекло» электронное письмо Хиллари об ISIS, и всё хуже, чем кто-либо мог бы подумать». У Infowars, например, был такой материал: «Саудовская Аравия на 20% финансирует президентскую кампанию Хиллари, заявляет саудовский наследный принц», а у Breitbart — «Кэш Клинтонов: глубокие юридические и финансовые связи Хизра Хана с Саудовской Аравией и фондом Клинтонов объединяют терроризм, иммиграцию и скандал с частным сервером». Такая смесь из фактов и заявлений, увязанных параноидальной логикой, характеризует большую часть самого популярного контента, связанного с Breitbart. Было бы ошибкой просто списывать такие материалы на фейковые новости; их сила в мощном сочетании проверяемых фактов (утечек переписки Подесты), известной и повторяемой лжи, параноидальной логики и последовательной политической ориентации внутри самоподдерживающей сети похожих сайтов.

В использовании дезинформации «партийными» медиа нет ничего нового, и оно не ограничено правыми, однако изоляция «партийных» правых медиа от традиционных СМИ и ярость, с которой они атакуют журналистику вместе с настолько же откровенным президентом, — это новая и отличительная характеристика нынешних условий.

Восстановление базиса, на котором американцы смогут выстроить общие представления о том, что происходит, — непременное условие демократии и самая важная задача прессы в будущем. Наши данные убедительно показывают, что большинство американцев, включая тех, кто получает новости из соцсетей, продолжают обращать внимание на традиционные СМИ, следующие профессиональным журналистским практикам, и сопоставляют то, что читают на «партийных» сайтах с материалами масс-медиа.

Чтобы решить эту задачу, традиционные медиа должны переориентироваться — но не через производство лучшего вирального контента и кликбейта для конкуренции в соцсетях, а признав, что они работают в среде, насыщенной пропагандой и дезинформацией. Главный вызов ближайшего будущего именно в этом, а не в македонских подростках или Facebook. Ответив на этот вызов, мы сможем вступить в новый золотой век четвертой власти.

 

Рубрики
2016 Великобритания Диверсификация выручки Кейсы Медиастратегии Цифровая реклама

Digiday: как The Economist работает над расширением аудитории, чтобы нарастить выручку от программатика

Digiday рассказывает о том, как The Economist работает над расширением аудитории, чтобы нарастить выручку от программатика.

  • Большая часть выручки Economist получает от платной подписки (304 тысячи цифровых подписчиков, полтора миллиона подписок на печатную версию);

  • Небольшая аудитория приводила к перепроданности инвентаря в течение 4 месяцев в год. Издание фактически отказывалось от рекламной выручки.

  • В 2014 году The Economist поставил цель получать 50% выручки от программатик-рекламы с помощью кампаний по расширению аудитории. К августу 2016 году выручка от программатика выросла на 200%, в абсолютных цифрах она составляет миллионы фунтов стерлингов.

  • Economist изначально отказался снижать цены на размещение через биржи и удерживал паритет в ценах при прямых продажах и продажах программатика.

  • Сам факт размещения через программатик использовался для лидогенерации. Как только отдел продаж Economist видел, что тот или иной рекламодатель безуспешно пытался разместиться на Economist, они связывались с ним и договаривались о цене и условиях размещениях. Иногда такие контакты приводили к контрактам на размещение в бумажном журнале и прямым продажам.

  • Инструменты расширения аудитории позволили таргетировать рекламу даже на клиентов за пределами сайта (в частности, на сайтах других СМИ — CNN и The Guardian). Та же техника использовалась для привлечения 5000 платных подписчиков и 7 миллионов дополнительных читателей. Теперь журнал тратит на привлечение подписчика вдвое меньше ресурсов, что полностью изменило экономику приобретения платных пользователей.

Рубрики
2016 Аналитика Мессенджеры Социальные медиа США

Digiday: как CNN освещает Олимпиаду в Рио на мобильных платформах

Digiday рассказывает о работе CNN по освещению Олимпийских игр в Рио на мобильных платформах, в частности — Line, Kik и Facebook Messenger.

  • Продюсированием социальных приложений занимается Масума Ахуджа (Masuma Ahuja), ранее отвечавшая в The Washington Post за цифровое освещение национальной повестки (national digital editor);

  • Она решает, какой из подходов, подготовленных CNN, на какой платформе распространять. Например, на Kik запустили интерактивную прогулку по пляжу (в жанре, напоминающем детские книги Choose your own adventure; ожидается, что интерактивные прогулки и рассказы станут частью регулярного освещения CNN);

  • Одновременно через Facebook Messenger подписчикам CNN рассказали об устройстве фан-зоны на церемонии открытия.

  • У пользователей Facebook больше интересов, к ним нужен один подход. Kik часто используют подростки в возрасте от 13 до 17 лет, которым надо совершенно иначе объяснять происходящее. Но хотя подходы разные, цель одна и та же — погружение читателя в контент.

  • Как пишет Digiday, за два года с игр в Сочи использование мобильных мессенджеров существенно выросло. Только в США почти половина пользователей смартфонов используют приложения вроде Facebook Messenger, WeChat или Kik. Совокупно за два года аудитория выросла на 58 процентов.