Рубрики
2014 2015 Must Reads Журналистская этика Книги Расследовательская журналистика США

Глава из книги «Журналистика после Сноудена: Будущее свободной прессы в государстве-надзирателе»

На сайте журнала Columbia Journalism Review можно прочитать одну из глав из книги «Журналистика после Сноудена: Будущее свободной прессы в государстве-надзирателе» (Journalism After Snowden: The Future of Free Press in the Surveillance State). Сама книга будет опубликована в скором времени издательством Колумбийского университета в рамках программы After Snowden.

В размещенной на CJR главе поднимаются два основных вопроса. Первый из них таков: совместимы ли технологии, оказавшиеся в поле зрения широкой аудитории благодаря Сноудену, с независимыми журналистскими расследованиями? Речь идет о возможности государства отслеживать, собирать и анализировать практически любые данные, проходящие по электронным каналам связи. Для наглядности в качестве примера приводится постановка лондонского театра Donmar Warehouse «Личная жизнь» (Privacy), которую можно было увидеть в 2014 году. В первом действии зрителям демонстрировали, что их смартфоны отслеживали, где и когда побывали их владельцы, то есть фактически вели дневник их перемещений.

Алан Расбриджер (Alan Rusbridger), автор «Журналистики после Сноудена», отмечает, что за шесть недель «Личную жизнь» успели посмотреть многие журналисты, и задается вопросом: многие ли из них в результате стали вести себя более аккуратно? Более того, автор отмечает, что пересмотр подхода к работе после того, как ситуация со Сноуденом позволила вскрыть многие проблемы, является «моральной ответственностью» журналиста. При этом Расбриджер считает, что лишь немногие репортеры в результате озаботились тем, чтобы найти для себя безопасные каналы связи.

В связи с этим автор ставит второй, еще более глубокий вопрос: в чем заключается суть самой журналистики? Расбриджер подчеркивает, что журналист не является частью госаппарата, и его задача — доносить информацию до аудитории, а не сохранять секреты.

 

Two very big questions linger on—one about whether the very technologies Edward Snowden revealed are compatible with independent, inquiring reporting; and one crucial question about journalism itself, which could be boiled down to: “What is it supposed to be, or do?” // Columbia Journalism Review ↣