Рубрики
Uncategorized

О казусе Брилёва

В случае Брилёва оказалось, что люди (например, Антон Долин) не понимают трех вещей:

1. «Легально» не равно «нравственно». Каких только аморальных вещей не позволяет закон. Он разрешает врать друзьям, бить жену, давать деньги в рост, делать аборты, есть свинину и не соблюдать субботу. Он разрешает уволиться и забрать с собой клиентскую базу. Списывать у соседа. Отморозиться, когда на улице трое пристают к одному. Закон — всего лишь правила человеческого общежития. Спрашивать «а чо такова» и рационализировать свое непонимание законом — это признаться в том, что ты глух к моральным доводам.

2. Этические требования к журналистам выше, чем к другим профессионалам. Журналист не может освещать тему, в которой у него есть конфликт интересов. Это как биржевой аналитик, которому служба compliance запретит освещать Apple, если он купил ее акции. Если журналист скрывает от аудитории конфликт интересов, у той есть основания ему не доверять. Это вопрос доверия, а не вопрос законности.

3. В России все очень плохо с отраслевыми обычаями раскрытия конфликта интересов. Это касается как медиаотрасли, так и любых других отраслей, где дети чиновников и топ-менеджеров появляются на самых неожиданных местах. Так как государственный капитал — преимущественно сырьевой, то именно его обычаям наследует государственная политика управления медиакапиталом. В этом смысле существует наивное ожидание, что госканалы — это такой аналог общественных СМИ, вроде BBC, просто в обертке из ФГУПов. Это не так. К общественному институту прилагается механизм общественного контроля, а его ни в каком виде нет. Его надо прививать точно так же, как прививали государству интернет в нулевых годах.

Если частные СМИ сообща начнут сообщать о собственных конфликтах интересов; если policy editor станет должностью в штатном расписании и обретет русскоязычный аналог; если это станет как ссылку на источник поставить — тогда менеджеры государственных СМИ лет через десять начнут играть по этим правилам.

Рубрики
Гостевой пост

Первый российский краудфандинг в телеграме… родом из Белгорода. Как это случилось?

Это гостевой пост. Автор — Владимир Корнев, ведущий и редактор главного телеграм-канала о Белгороде «Белгород №1». Январь 2018.

Кроме основной работы (я главный редактор в сети пабликов по всей стране) я работаю в главном сообществе о Белгороде “ВКонтакте” и ежедневно мониторю пару десятков источников, чтобы делать эфир. В процессе всегда находились несколько крутых инфоповодов, которые были неформатом для “Белгород — это интересно”.

Постить их в свои соцсети не хотелось, выкидывать — жалко. Так я завёл телеграм-канал и гордо назвал “Белгород № 1”. Хотя, гордости в названии было столько же, сколько и правды — в информационном поле Белгорода телеграм отсутствовал абсолютно.

Из-за этого, а также в принципе из-за сложности открытия чего-то нового из мира медиа в “провинциальном” Белгороде, мой партнёр, шарящий лучше меня в сети, дал прогноз в 500 подписчиков. Такую аудиторию он видел у меня при стабильном ведении канала. Максимум.

18 февраля 2018 года, спустя месяц с небольшим после запуска канала, я отмечал первую тысячу читателей.

Рост подписчиков по месяцам

Как мы подходили к краудфандингу

Сейчас будет долгий и подробный список ресурсов, которые я использовал для рекламы телеграма:

  1. Мои соцсети. Первые две-три недели ненавязчиво, а иногда и крайне прямо, я объяснял своим подписчикам (~1,5к живых на все соцсети), что у меня в телеграме что-то совершенно офигенное. Так я успел надоесть друзьям, но получить первую аудиторию.
  2. Всё.

Это не стёб и не шутка. С запуска канала по данный момент (сейчас мы близимся к 6 000 подписчиков, что для регионального новостного канала — весьма редкий результат; если не верите, забейте в поиске телеги любой даже более крупный “провинциальный” город, чем Белгород) мы не использовали ни одного рубля для рекламы. И даже бесплатных инструментов, взаимопиара и всего подобного.

Почему так? Есть несколько причин:

— несмотря на отсутствие адекватного поиска в телеграме и нормальных инструментов для продвижения канала внутри мессенджера, органика на всём пути “Белгород № 1” стабильная и позитивная. То есть нет такого, чтобы неделю подряд не приходили люди. Так я быстро подтвердил, что даже в таком “закрытом” пространстве контент решает всё (об этом чуть ниже).

— изначальные ожидания (в том числе прогноз партнёра) и реальность оказались настолько разными, что любое позитивное развитие телеграма оказалось достаточным.

— любой взаимопиар внутри телеграма оказался невозможен, так как региональных каналов просто не было, а тематика канала слишком локальна, чтобы партнёриться с не местными каналами (об этом ниже того, что уже обещал ниже).

Так вот, о контенте. Здесь надо проговорить, что я достаточно быстро изменил формат канала. Я публиковал уже не то, что не подошло на основной работе, а старался искать эксклюзивные важные и/или интересные инфоповоды — и ставить их с яркой подачей. Так “Белгород № 1” приобрёл статус пространства, где первыми появляются важные уникальные новости, а также интересные эксклюзивные развлекательно-познавательные видео и заметки.

А теперь о “партнёрке”. С первого месяца жизни канала раз в месяц мы стали публиковать подборки телеграмов о Белгороде и области. Позиционировали их как “всё самое интересное”, но на деле включали почти все более-менее работающие каналы. Сначала их было по пальцам одной руки, а теперь за нами потянулось всё больше людей и организаций. То есть можно говорить о создании экосистемы мессенджера в отдельно взятом городе — разве можно было предположить такой эффект?

Так выглядит бум телеграма в Белгороде. Ноябрь 2018

Как мы ещё ближе подошли к краудфандингу

Как только появился эксклюзив, пришли и СМИ. Точкой отсчёта для появления канала в местных и федеральных медиа стала история про уборку снега коммунальщиками у заммэра Белгорода по ЖКХ (кстати, его потом уволят). Тогда ещё не прошло месяца с начала работы канала, а нам уже прислали сильное анонимное видео, снятое одним из тех коммунальщиков. С того момента “Белгород № 1” утвердился в сознании людей в том числе как возможность “слить” инсайдерскую информацию и дать ей широкую известность без последствий для себя. Стоит ли говорить, что раньше такой практики в Белгороде вообще не существовало.

После нескольких упоминаний в СМИ, сарафанного радио по городу и позитивной органики в “Белгород № 1” пришёл бизнес. Сначала аккуратно, присматриваясь, а затем — массово, компания за компанией. Важную роль сыграло и то, что я два месяца прямо на канале публиковал отзывы клиентов. Некоторые из них (например, местное digital-агентство или интернет-провайдер) говорили о том, что эффективность рекламы в тысячном телеграме сопоставима с продвижением в группах “ВКонтакте” с сотнями тысяч подписчиков. Ещё бы, ведь мы:

— всегда пишем текст сами по формату (он называется “просто, понятно и ярко”);

— не даём ничего испортить любимому клиенту (миллиона смайлов и !!!!! в постах нет);

— предпочтём написать прямо “это реклама” вместо красивых, но лживых эпитетов клиенту. И — о, ужас! — клиент согласовывает это при должном диалоге. (это ещё и с учётом обязательной метки “Рекламная пауза”).

Стабильно ли всё стало с рекламой спустя полгода жизни канала? Так сказать нельзя — просто ещё прошло мало времени. Но да, уже сейчас канал можно рассматривать как бизнес с выручкой, теоретически превышающей среднюю официальную зарплату по Белгороду.

Отдельного упоминания заслуживает ситуация с блокировкой. Точнее, с “блокировкой”. Ведь никакой блокировки не случилось — просто власти перекрыли самую близкую дорожку к телеграму, заставив всех нас ходить чуть-чуть в обход. Все, кому нужно попасть на эту сторону дороги, путь преодолевают. Даже в дождь. И сильный ветер. Благо, непогода бывает редко и впереди обещают много солнца.

Что случилось, когда мы дошли до краудфандинга

Довольствуюсь ли я ростом аудитории телеграма и более-менее стабильной рекламой? Конечно, нет. У меня куча основной работы, семья, хобби, но в голове постоянно сидела мысль о необходимости развития канала. Тогда я решил — раз меня так часто уверяют в “элитности” аудитории “Белгород № 1” (имея в виду прежде всего умный средний класс и большое количество чиновников среди подписчиков), почему бы не попробовать сделать что-то совершенно уникальное с этими людьми. Например, не предложить им вложиться в то, что ежедневно читают.

Так возникла идея краудфандинга. Я просто обратился к подписчикам с понятным посылом: “…у нас нет запретных тем, потому что мы сами себе хозяева. Все белгородские медиа так или иначе зависимы от своих учредителей. Некоторые издания спонсируются властью, другие встроены в бизнес, на который тоже имеются рычаги давления. Мы же хотим полностью изменить подход к инвестированию в местных медиа: работать только в интересах читателей, которые сами поддерживают редакцию.

А значит, если завтра в Белгородской области произойдёт глобальное ЧП (не хотелось бы, но всё возможно), о котором почему-то (мы знаем почему) не будут рассказывать в СМИ — то расскажем мы. И вы узнаете новости первыми”.

Что ещё важного было в объявлении о сборе средств (а точнее о “поддержке канала”):

  • несколько успешных эксклюзивных кейсов из работы канала за последнее время (в том числе — история про коммунальщиков и заммэра), чтобы показать значимость ресурса на данный момент;
  • четко прописанные показатели, которых мы достигнем при успешном сборе средств (открытие ставки для второго члена редакции, появление интервью и своих фото/видео в канале и другое);
  • четко прописанные сценарии, если мы соберём нужную сумму и если нет;
  • ссылка на созданный для отчёта о каждом присланном рубле второй канал.

Мы заявили сумму 15 000 рублей. Она была собрана за 21 час. 21 час прошёл между первой в истории белгородских медиа реальной попыткой собрать средства на работу редакции — и её успешной реализацией.

Девиз краудфандинга в “Белгород № 1”

Спустя месяц история повторилась: мы вновь привели успешные кейсы, показали на примерах постов, как мы потратили первые деньги (крайне важный момент) и объявили о сборе средств уже на ноябрь. Понадобилось немного больше времени, но 1,5 дня хватило на весь сбор.

Когда происходит такое волшебство, то это влияет на всё: мотивацию, качество работы, уверенность в своих силах, желание развиваться. Не менее важно это для коллег в других медиа (если речь не о субсидируемых властями) — они видят работающую механику, пусть и с небольшими суммами, рядом с собой. А благодаря этому материалу о прецеденте узнают по всей стране.

Напоследок одна просьба.

Перед первым сбором мы написали, что канал не умрёт, если краудфандинг провалится. Это красивое заявление, но оно полностью соответствовало нашим мыслям и приоритетам. Было решено: ресурс в любом случае важнее денег, пусть и они нужны ему.

Так вот. Если вы вдохновились моим примером — не забудьте прописать это правило, когда предложите подписчикам поддержать вас. И пусть всё получится.

Рубрики
Uncategorized

Как устроена медиаманипуляция, зачем тратить 55 миллионов долларов на подкасты и недостаток Apple News

Манипуляция медиа, стратегическое усиление и ответственная журналистика. Тезисное изложение речи даны бойд:

— обвинение медиа в необъективности работает. Они тратят силы на то, чтобы доказать собственную объективность, хотя предъявляющие им претензии лица не принимают и не рассматривают никаких свидетельств. Более того, любые доказательства извращаются и используются для усиления собственной позиции.

— происходит подмена терминов. Обычно медиа усиливают важные для общества сообщения. Противники же обвиняют их в выборе сообщений и ограничении свободы слова других. Это далеко не одно и то же — миссия СМИ НЕ заключается в том, чтобы дать слово всем без исключения.

— если пользователь социальных медиа нарушает их правила, его отключение от этих каналов не является актом цензуры, даже если он утверждает обратное. С другой стороны, подобные нарушители становятся цифровыми мучениками и радикализуют остальных.

iHeartMedia купила Stuff Media за $55 миллионов . Проще говоря, крупнейший американский радиовещатель купил одну из крупнейших (по аудитории) подкастинговых компаний. Покупатель утверждает, что подкасты для разговоров это то же самое, что стриминг для музыки.

Это одна из крупнейших сделок такого рода. Она существенно увеличит аудиторию подкастов iHeartMedia, которая сейчас составляет лишь 5,6 миллиона ежемесячных слушателей (у Stuff Media есть доступ еще к 5 миллионам) .

За последние 5 лет число слушателей подкастов в США выросло более чем вдвое до 73 миллионов человек.

Трафик Apple News оказался пустышкой. Американские медиа, обрадовавшиеся большому количеству читателей из Apple News, обнаружили, что те не конвертируются в деньги. Рекламный инвентарь довольно трудно заполнять внутри приложения Apple, типы баннеров отличаются от стандартных, их количество меньше.

Для сравнения, Slate получает от 50 тысяч просмотров на сайте столько же рекламных денег, сколько от 6 миллионов просмотров в Apple News.

Некоторые издания используют доступные рекламные места для продвижения собственных продуктов (тех же подкастов). В статье об этом подробно не говорится, но похоже, что трафик не очень хорошо конвертируется в любые каналы лояльности — типичная история для любых рекомендательных систем.

Рубрики
Uncategorized

Где не работает paywall, мероприятия как источник денег, разница между подпиской и членством

Independent Mail отменил paywall для освещения урагана Флоренс. Типичное поведение изданий, которые сталкиваются с конфликтом интересов. Они претендуют на публикацию общественно значимых материалов, но ставят барьеры на пути доведения информации до общества. Когда же нижним слоям пирамиды Маслоу читателей грозит опасность, про paywall забывают. То есть реальные новости не должны продаваться, в general interest торгуют инфошумом.

Мы видим то же самое везде в истории. РБК в дни кризиса поднялся именно на том, что сделал курс доллара достоянием общественности, поняв, что в долгосрочной перспективе именно это важно для массовой аудитории, а не попытки заработать на предоставлении данных нескольким заказчикам.

Мероприятия делать трудно, но надо. Мероприятия — одна из двух нерекламных ног современных бизнес-моделей СМИ (другая — платный доступ во всех своих видах). The Minneapolis Star Tribune выбирает незанятые ниши и осторожно их заполняет. Это не причуда, а необходимость — доходы от печатной рекламы постоянно падают. Неожиданностью для них стало то, что существенная доля доходов пришла не от покупки билетов, а от сопутствующей рекламы.

 

Между клубной и подписной моделей огромная разница. У подписки трансакционная экономика. Вы платите, чтобы пользоваться продуктом. Членство (если это действительно оно) подразумевает двухсторонний обмен. Члены клуба вовлекаются в деятельность — например, сообщают изданию о чем-то или делятся экспертным мнением, встречаются.

Членство может быть не обязательно платным, в то время как подписка подразумевает регулярные платежи. Членство — инвестиция в собственное будущее. Подписка — платное использование. Вы ведь не являетесь членом клуба пользователей электричества, правда?

Рубрики
Uncategorized

BuzzFeed News разочаровался в подкастах, газеты распродают контент по частям, Cheddar нашел молодую аудиторию в телевизоре

BuzzFeed сократил подкаст-команду. Вместо этого новостники попытаются сфокусироваться на видео. Это тренд — увольняют подкастеров в Panoply, а чуть раньше небольшие сокращения произошли даже в амазоновском сервисе аудиокниг Audible. Впрочем, BuzzFeed не до перспектив подкастов как формата. В прошлом году он не смог достичь запланированной выручки в 350 миллионов долларов и уволил около 100 продажников.

Andrys / Pixabay

Газеты освоили бездумное копирование. Пример платного спортивного сайта The Athletic, показавшего, что модель с бескомпромиссным paywall может быть прибыльной, показался привлекательным другим американским изданиям. В первую очередь — городским газетам, которые попытались продавать подписку на свои спортивные новости.

В штате The Athletic, получившем инвестиций на 30 миллионов долларов, 300 человек. Он работает на 48 рынках и берет 48 долларов за подписку о местных спортивных новостях.

Не похоже, чтобы даже местные газеты могли массово предложить сравнимый по качеству продукт (и тем более масштабировать его). Насколько можно судить, они не исследуют возможность задействовать другие местные вертикали.

Интересно, что спортивная подписка у газет предлагается по цене раза в 3-4 ниже, чем общая. При этом речь идет о привлечении «тысяч подписчиков». Простой подсчет показывает, что 5000 человек, заплативших по 30 долларов в год, способны содержать редакцию максимум из 5-7 человек.

Как Cheddar изобретает заново новостной эфир для поколения Z и милленниалов. Идея Cheddar — в доставке финансовых и деловых новостей через видеостриминг. Отказавшиеся от телевидения зрители не отказались от телевизора — просто используют его для видеоигр, просмотра YouTube и предложений стриминговых сервисов. Одновременно они захватили трансляции в социальных сетей, предоставив по возможности одинаковый пользовательский опыт в совершенно разных каналах присутствия. Cheddar также скупает закрытые кабельные каналы в студенческих кампусах, за счет чего привлекает новую аудиторию почти без конкуренции.

Рубрики
Uncategorized

Разгребая архивы: директор по здравому смыслу и зачем смотреть меньше новостей

Возможно, вам стоит нанять директора по здравому смыслу. Статья с очевидным посылом: многие технологические компании и стартапы (включая медиа) не понимают, что они делают. Их продукты не образуют линейку, их решения не следуют общим принципам. Издалека может показаться, что они безумны, а главное — этот процесс никто не контролирует.

Snapchat сделал необоснованный редизайн, проигнорировав петицию с 1,2 миллиона подписей (и придя в себя только после потери трех миллионов человек). Facebook не обращал внимания на приватность, пока это не переросло все границы и не спровоцировало международный политический скандал. MoviePass приняла свой маркетинг за бизнес-модель и под угрозой разорения переобувалась прямо в воздухе.

OpenClipart-Vectors / Pixabay

Зачем всем надо смотреть меньше новостей. 95% взрослых американцев регулярно следят за новостями. Свыше половины из них жалуются, что новости вызывают них стресс. Автор, большой любитель «Размышлений» Марка Аврелия и книгочей, пытается доказать новостелюбивым читателям, что для духа, карьеры и общего развития лучше провести время с книжкой, а не новостями.

Почему сейчас важнее всего игнорировать новости. Два года назад автор уже давал этот совет и тогда чувствовал себя неловко: ему казалось, что советовать игнорировать сообщения, поступающие из окружающего хаоса, не очень правильно. Это, если угодно, безответственно.

Теперь, пронаблюдав за Трампом, он задается вопросом — если вы всё время тратите на плохие новости, то когда же вы пытаетесь исправить весь этот ужас? Далее он предлагает не полагаться на силу воли, а просто сделать доступ к новостям чуть сложнее — выключить уведомления, разлогиниться с новостных сайтов с paywall, убрать телевизионные новости из своей информационной диеты, удалить соответствующие приложения.

Интересно, что не все его советы деструктивны. Например, он предлагает выделить время раз в неделю на изучение новостей, получать ежедневный новостной дайджест в почту (привет, @bell_daily), читать с той же целью бумажную газету, которую нельзя обновить.

Рубрики
Uncategorized

Книги объединяют; перед тобой четыре стула; The Telegraph работает со Snapchat

422737 / Pixabay

Чудесный спецпроект «Медиазоны». Все должны быть такими: псевдоинтерактивное повествование, понятные правила, и настоящая журналистика опыта, где переживания важнее фактов, а узнавание важнее аналитики.

MIH83 / Pixabay

Telegraph набрал 3 миллиона подростков в Snapchat. Великолепный опыт диверсификации возрастных групп. Среднему читателю печатного The Telegraph 61 год. Пока 3 миллиона подростков (в отличие от 3 миллионов зарегистрированных на сайте пользователей) не приносят The Telegraph никакой выручки. С помощью Snapchat The Telegraph повышает узнаваемость бренда и, конечно, определяет свою цифровую стратегию, которая (похоже) не наследует печатной ни в каком виде.

Marisa_Sias / Pixabay

New York Magazine утроит свое книжное обозрение. В то время как различные медиа думают о создании тематических вертикалей, NY Mag считает, что книги должны быть «горизонталью» — общим знаменателем, объединяющим людей. Холдинг New York Media усилит «книжность» всех своих активов:

— печатного журнала,
— Vulture (сфокусируется на young adult и ужасах, а также аудиокнигах),
— The Cut (опубликует больше книжных фрагментов и рассказов об авторах),
— Daily Intelligencer (опубликует еженедельные сессии вопросов и ответов с авторами важного нон-фикшна),
— The Strategist (составит списки лучших книг)
— и даже ресторанного блога Grub Street (обзоры поваренных книг и сборников рецептов).

Рубрики
Uncategorized

Исследование Comexp: в 2018 году 20% региональной рекламы на ТВ  выходило с нарушениями

20% региональной рекламы на ТВ выходит с нарушениями, подсчитала компания Comexp, специализирующаяся на мониторинге рекламы и телеэфира. Ролики либо не выходят вообще, либо идут раньше или позже оговоренного с рекламодателем времени. В исследовании учитывались выходы телерекламы за первые 6 месяцев 2018 года в 82 городах России. Всего было проанализировано 690 часов рекламных роликов на 678 каналах.

В 25 из 82 городов, в которых проводилось исследование, объем нарушений в выходах рекламы составил 20% и выше. Однако в некоторых городах объем нарушений достигал 30%, 50% и даже больше. Так, в Махачкале 83,2% проанализированного рекламного времени вышло с нарушениями. При этом иногда реклама не только не выходит в отведенное время (отклонением считается +/- 15 минут), но и вовсе не попадает в эфир. Такие случаи зафиксированы также в Бийске, Пскове, Сургуте и Кемерове.

Топ-10 городов-нарушителей по проценту неправильных выходов рекламы:

Место Город % неправильных выходов рекламы
1 Махачкала (Дагестан) 83,8
2 Балаково (Саратовская область) 55,5
3 Нефтеюганск (Ханты-Мансийский АО) 52,5
4 Калининград 37,6
5 Тольятти (Самарская область) 34,4
6 Самара 31,4
7 Владимир 30,6
8 Каменск-Уральский (Свердловская область) 29,5
9 Новокузнецк (Кемеровская область) 26,3
10 Магнитогорск (Челябинская область) 25,4

 

Единственный город, где не было зафиксировано ни одного нарушения – Санкт-Петербург. В Москве, как правило, тоже фиксируется минимальное количество нарушений: в первом полугодии – только 0,5% от всех проанализированных выходов. Другие города с наименьшим процентом нарушений: Нижний Новгород, Набережные Челны, Находка, Великий Новгород, Тула, Чита, Чита, Череповец и Архангельск. В этих городах без нарушений вышло больше 90% проанализированного рекламного времени.

«В большинстве населенных пунктов России отсутствует какой-либо индустриальный инструмент по мониторингу телеэфира. Рекламодатели вынуждены верить на слово своим контрагентам. В результате часто вместо прайм-тайм рекламный ролик может выйти раньше или позже, а значит его увидит меньшее количество телезрителей или другая целевая аудитория, не нужная конкретному рекламодателю, или реклама не выходит вообще, – говорит Максим Воробьев, директор по развитию компании Comexp. – Мы видим четкую корреляцию: если в регионе есть индустриальные измерения, то есть город входит панель Mediascope, нарушений там меньше – но это всего лишь один из 30 городов. В остальных постоянно происходят злоупотребления из-за отсутствия контроля. И такая ситуация повторяется из года в год».

Компания Comexp основана в 2006 году. Предоставляет услуги по мониторингу рекламы и телевизионного эфира в 190 городах России, Беларуси, Казахстана и Киргизии на 900 ТВ-каналах. Также занимается аудитом выходов контента в аналоговом, цифровом, кабельном и спутниковом ТВ-эфирах.

Рубрики
Uncategorized

ТАСС уполномочен перезапустить

С начала сентября работает новый сайт tass.ru (англоязычный tass.com пока не перезапущен, что позволяет сравнить два подхода).

Хорошие новости. Все выглядит адаптивно и работает так, как должен работать адаптивный сайт.

На этом хорошие новости заканчиваются.

Если не смотреть на мелочи (кое-где вылезают недоработки), то претензии следующие:

Абсолютно непонятные визуальные метафоры. Жутковатое решение новостной ленты с пиктограммой пульса. Ее надо открывать или она открывается иногда сама, но когда ты ее не видишь, ты даже не понимаешь, что находишься на сайте информационного агентства. Не видишь 70-80% материалов.

Странная сетка на настольной версии. Блоки как будто специально отделены и промаркированы минимально. Результат — квадратно-гнездовая сетка, где довольно сложно найти нужную новость и еще сложнее обнаружить логику. При этом названия сюжетов стоят выше заголовков, из-за чего рушится эффект вертикального выравнивания в строке таблицы.

Удивительный и интересный подход к бесконечной ленте. Он в некотором смысле антипользовательский и промонетизационный. Материалы в бесконечной ленте не содержат текста или даже лида, зато с большим количеством воздуха выводится картинка, служебная информация и заголовок новости. Это нужно, чтобы разделить рекламные блоки. К сожалению, это решение довольно уродливо выглядит на мобильнике и терпимо смотрится только на десктопе.

Мунк «Крик». В основном инвентарь занят программатиком, агрегаторами, тизерами. Видеть двусмысленные креативы трафик-менеджеров вроде «Что Путин планирует делать после убийства Захарченко» на tass.ru страшно, обидно и смешно.

Рубрики
Uncategorized

«Новая газета» решила монетизироваться по модели The Guardian

«Новая», одно из немногих российских СМИ, активно занимающихся журналистскими расследованиями, объявила сбор пожертвований среди читателей под лозунгом «Стань со[-]участником».

На сайте опубликовано воззвание, из которого следует:

— газета много раз была готова закрыться из-за нехватки денег;
— после убийства Анны Политковской газета хотела закрыться из-за риска, с которым связана работа журналиста (всего было убито шестеро журналистов «Новой газеты»);
— многие общественно-важные проектов поддерживают люди, не надеясь на государства;
— «Новая газета» — такой же важный проект;
— платный доступ ограничивает доступ к информации, что противоречит самой идее издания;
— собранные деньги пойдут на зарплаты журналистов, командировки и аренду.

Несколько технических замечаний, следующих из FAQ:

— платежи оформлялись наскоро, изменяются только по обращению по email
— прием денег только в рублях и только от граждан России;
— пока не до конца проработано отличие соучастников от обычных читателей (но обещаны «дополнительные возможности и преимущества»

#mytake

  1. У The Guardian спонсорская модель пока не сходится, хотя для этого есть гораздо больше возможностей.

  2. Я не очень верю в то, что в ближайшее время модель сойдется на российском рынке.

  3. Я очень рад, что появляются такие эксперименты. Чем больше медиа опробуют спонсорскую и клубную модель, тем меньше удивления она будет вызывать на рынке и у читателей. Не говоря уже о том, что к ней будут лучше готовиться в редакции и в отделе продаж (с их точки зрения соучастники — чрезвычайно лояльный сегмент).

PS. Я оформил регулярную подписку на 100 рублей.