Рубрики
2018 Must Reads Аналитика Аудитория Бренд Диверсификация выручки Дизайн и интерфейсы Медиастратегии Мобильные продукты Монетизация мобильных продуктов Персонализация Посещаемость и KPI Редакционная политика Социальные медиа США Тренды

Дизайн продукта: для аддикции или лояльности?

Nieman Lab 19 апреля опубликовал программную колонку редакционного директора Digital Content Next Мишель Манафи (Michelle Manafy), посвященную непростому выбору при дизайне продуктов. «Мы и Жо» приводит немного адаптированный перевод.

ColiN00B / Pixabay

Ответ на вопрос в заголовке зависит от того, хотите вы пользователей или аудиторию.

В наши дни словом «аддиктивный» часто разбрасываются. В сомнительных псевдонаучных и обыденных разговорах слово истерлось. Почти. Когда «аддикцию» или «зависимость» объединяют со словами вроде «кокаиновый», «опиоидный» или «табачный», слово вновь по праву становится полновесным. Зависимость от тех или иных веществ широко изучалась и тщательно задокументирована. И, к счастью или сожалению, подобные исследования привели к тому, что аддиктивность продукта стала дизайнерским принципом.

Например «однорукие бандиты» — это крэк игровой зависимости. Они по дизайну устроены так, чтобы очаровывать, поддразнивать и вознаграждать по схеме, в точности разработанной для создания преданной аудитории и огромной выручки. То же самое касается смартфонов, приложений и социальных медиа. Вопрос не в том, является ли аддиктивность эффективной дизайнерской философией. Вопрос таков: способен ли этот подход привести к здоровым долгосрочным отношениям с потребителем?

Кликбейт и переключение

Рекламная модель как основной источник выручки в Сети заставила многих издателей гнаться за кликовым драконом. Пытаясь удовлетворить ненасытное желание рекламодателей получать все больше и больше показов, издатели сфокусировались на быстрых кликов. Заголовки практически превратились в средство повышения кликабельности, зачастую независимо от того, стоит ли того статья или достойна ли тема освещения. И — так как мы видим множество изданий, специализирующихся на горячих заголовках — этот метод оправдывает себя. По крайней мере, для краткосрочного получения выручки.

В то же время читательский опыт, который доставляют такие «поверхностные» клики, не развивает потребительскую лояльность или узнаваемость бренда [прим. Амзина — в оригинале brand affinity, что имеет немного иной, но в данном случае схожий смысл]. Негативный потребительский опыт распространяется на любую рекламу, помещенную в его контекст. И хотя многие по-прежнему ищут быстрого заработка, сегодня мы воспринимаем кликбейт без иллюзий.

Медиа, которые хотят развивать искренние отношения с читателями, слушателями и зрителями, знают, что за этими пролетающими мимо просмотрами не стоит ничего большего. И по мере того как медиакомпании стараются диверсифицировать выручку и разобраться в платных продуктах, репутация и настоящие отношения с аудиторией становятся все важнее.

pixelheart / Pixabay

Дизайн ради аддикции

Самое чудесное в аддикции как дизайнерском принципе — его инженерная природа. Существуют проверенные методики, которые с высокой долей вероятности вызовут в потребителе почти иррациональное желание пользоваться вашим продуктом. Они даже могут получить от этого удовольствие — что полезно для вас, потому что усиливает их страсть.

Например, многие push-уведомления сконструированы так, чтобы эксплуатировать человеческое желание в определенных ситуациях генерировать клики (например, когда пользователю сообщают, что их другу понравилась какая-либо статья).

Push-уведомления и различные оповещения также непредсказуемы (будут ли у нас лайки? упоминания? новые фолловеры? отрицательные комментарии?). Эта непредсказуемость фактически является скиннеровским принципом подкрепления [в оригинале — variable rewards] и положена в основу безусловно аддиктивных «одноруких бандитов». Игровые автоматы также чрезвычайно прибыльны — они генерируют в США больше выручки, чем бейсбол, тематические парки развлечений и фильмы вместе взятые.

Жест «потяните, чтобы обновить» с легкостью бьет рычаг игрового автомата.

Как выясняется, что бы кто-то что-то сделал, должны совпасть три вещи:

  • человек должен хотеть сделать это;
  • он должен мочь сделать это;
  • ему следует сказать сделать это.

Последнее — триггер — достопримечательность цифрового дизайна. Как пишет основатель и директор Стэнфордской лаборатории поведенческого дизайна Би Джей Фогг (B.J. Fogg):

…когда мотивация достаточно высока, или задача достаточно проста, люди становятся восприимчивы к таким триггерам как вибрация телефона, красная точка на пиктограмме Facebook, электронному письму из магазина одежды, содержащему ограниченное по времени предложение.Би Джей Фогг

Один из учеников Фогга, Нир Эяль (Nir Eyal), разработал идею триггеров еще глубже, постулировав, что они лучше всего работают, когда удовлетворяют базовые эмоциональные нужды человека еще до того, как тот их осознает.

Когда вы чувствуете себя неуверенно, вы, до того как признаетесь в этом, идете в Google. Когда вам одиноко, вы идете в Facebook, еще не осознав свое одиночество. И прежде чем вы поймете, что скучаете, вы окажетесь на YouTube. Нир Эяль

Бесконечный скролл и автопросмотр — также аддиктивные дизайнерские методики, широко применяемые в приложениях, видео и на сайтах. Без четко обозначенного конца пользователи потребляют больше. И, важно заметить, что потребляя больше, они не чувствуют большего удовлетворения. Бывший этический директор по дизайну Google Тристан Хэррис (Tristan Harris), также ученик Фогга, задавался вопросом:

Что на самом деле стоит вашего внимания настолько, чтобы прервать вас? (on interruptive basis) Это по-настоящему сложный вопрос, которым нам следует задаться Тристан Хэррис

Нам также следует подумать о том, пытаемся ли мы заставить людей потреблять больше или чувствовать большую удовлетворенность.

geralt / Pixabay

Дизайн ради лояльности

Зависимый потребитель не может противостоять вашему продукту. Всё, что от вас требуется — добавить цифрового никотина в ваш табак. Но вопрос, которым вам следует задаться — хотите ли вы зависимых или лояльных потребителей. Потому что разница есть.

Конечно, аддиктивный пользователь «вовлекается» — кликает, ставит лайки, свайпит — но что если окажется, что ваш продукт плох для них? Или что он приносит больше вреда, чем пользы? Для наркомана единственный выход — завязать. Но у многих нет достаточной силы воли, и вы, возможно, продолжите зарабатывать на этих пользователях (да, пользователях). Но сможете ли вы развиваться в долгосрочной перспективе с такой стратегией? И если это стратегия роста, то нет ли здесь рисков, связанных с этикой, философией или госрегулированием?

Когда амбиции бизнеса распространяются за пределы кликов, источником заработка становится склонности аудитории к бренду (brand affinity) и диверсификацию, которую такая склонность порождает. В этом случае лояльность может быть лучшим выбором для дизайна продукта. В медиа в эпоху пост-просмотра страниц создатели контента должны вырабатывать более глубокие отношения с аудиторией.

Например, хотя часто базовое человеческое желание ощутить свою значимость и важность эксплуатируется (например, когда кто-то просит связаться с нами в социальной сети), ее можно использовать для персонализации и предоставления уникальной для данного человека ценности. Понимание аудитории — один из столпов успешного медиа. Понимание нужд потребителей — и затем их удовлетворение с помощью информации или развлечений — одновременно помогает создать ощущение доверия и надежности.

Аддикция полагается на несбалансированные и нестабильные отношения. Лояльные потребители возвращаются по собственной воле. Они расскажут о вас другим. Заинтересуются вашими новыми предложениями, потому что уже доверяют вашим старым продуктам. И, в качестве приятного бонуса, их отношение распространится на рекламу на вашей площадке. Поставки качественного контента совместно с прекрасным пользовательским опытом в предсказуемое и удобное время превращает контент в глазах читателя в верного союзника, а не в мимолетное увлечение или нездоровое желание.

Так что да, вы можете создать из контента крэк. Но лучшая бизнес-стратегия — прекратить думать о клиентах как о «потребителях», а вместо этого обращаться к ним как к слушателям, аудитории. Наркоману, конечно, нужна доза. Но аудитория превратится в ваших горячих поклонников.

Рубрики
2018 Must Reads Аналитика Аналитические инструменты Аудитория Бренд Мобильные продукты Персонализация Пользовательский контент Посещаемость и KPI Россия Тренды Цифровая реклама

Яндекс.Дзен дал мне 300 тысяч рублей. Вот что произошло дальше

Осенью 2017 года дзен-канал «Мы и Жо» получил спонсорскую поддержку в 300 тысяч рублей от Яндекса. Это был эксперимент как для меня, так и для Яндекс.Дзена. Создатели рекомендательной системы на тот момент не вполне понимали, как будут развиваться узкоспециализированные каналы вроде моего. Эксперимент вместо трех месяцев занял полгода, но теперь можно подвести итоги.

Чем стал Дзен

За прошедшее время аудитория Дзена выросла в полтора-два раза. Медиа намертво схватились за трафик, получив доступ сначала к 15-16, а затем и 20 процентам пользователей (именно такова доля Яндекс.Браузера — основного распространителя Дзена).

Особенно повезло трем категориям медиа. Региональные издания ожидаемо появились в повестках собственной аудитории. Глянец, кликбейт и (к сожалению) фейкогенераторы получили площадку, которую читает благодарная и не очень медиаграмотная аудитория.

Здесь придется сделать маленькое отступление:

  1. Нет, я не считаю, что Яндекс прилагает мало сил к уничтожению кликбейтеров и фейкогенераторов;
  2. Да, я считаю, что принимаемые меры малоэффективны.
  3. Нет, я не считаю это простой задачей.
  4. Да, у меня есть мысли по этому поводу, но я расскажу о них в отдельной статье.

Соответственно, обозначились несколько трендов.

Сократилось удельное число просмотров обычных материалов. Предложение в категории изданий общего интереса очень скоро превысило спрос. Побеждать в этой битве стали крупные издатели, которые способны предложить аудитории десятки и сотни материалов в день. При прочих равных они получают больший совокупный охват.

Появились удельные князья. Некоторые тематики монополизировали несколько издателей. Особенно это заметно в регионах, где 2-3 издания могут получать эпических размеров трафик.

Произошел раскол в области привлечения трафика. Издатели, которые ведут пользователя на собственный сайт, чувствуют меньшую ответственность за анонсы, чем те, кто использует нативные материалы Дзена. В результате они рассматривают Дзен как ещё одну обменную сеть.

Началась война с платформой. На последней Яндекс.Пятнице это было особенно заметно. Кто-то требует объяснить кажущиеся несправедливыми решения платформы. Другие пытаются нащупать серую зону, где внимание модераторов минимально, а отдача максимальна.

Появился черный рынок. Так как премодерация работает автоматически, появляется и развивается тайное знание о том, как составить материал с порнографическим анонсом и мошенническим содержимым. Появляются (признак зрелости платформы) ситуативщики — люди, распространяющие гарантированно вирусные материалы для получения максимального числа просмотров.

Таким, например, был материал о трёхстах жертвах в Кемерово, собравший сотни тысяч просмотров в сжатые сроки и отловленный только читателями (в данном случае — специалистом по фейкам Алексеем Ковалевым).

Китайский иероглиф, означающий «ничто»
Китайский иероглиф, означающий «ничто»

Чем не стал Дзен

Ни одна из концепций, которые начинаются со слов «это X, но только по-русски» для Дзена не подходит. Как продукт Дзен не монолитен — достаточно посмотреть на то, как идет развитие его мобильного направления.

Существует множество дзенов:

  • персонализированный новостной агрегатор для всех, включая издания, не имеющие статуса СМИ;
  • среда исследования визуально-текстового контента (мобильное видео и нарративы);
  • производительное окружение — рекомендации по рабочим вопросам, в том числе от иностранных источников, которые могут и не знать, что они участвуют в Дзене;
  • наконец, авторская платформа с довольно интересной схемой и попытками монетизации. Очень грубо и условно можно назвать это российским Medium.

Хорошо видны две вещи. Во-первых, каждое направление удовлетворяет совершенно разные модальности поведения пользователя — открытие, новостное потребление, узкотематическое, культурное. Во-вторых, ни одно из этих направлений не развито на 100%.

Частично в этом виноваты не создатели платформы, но и авторы. Победы над Дзеном одерживают только те, кто изначально очень хорошо понимает, как продвигает свой проект.

Вероятно, поэтому формулировка спонсорской программы серьезно изменилась. Теперь предлагать свои каналы должны авторы, и это будет реальный конкретный проект.

Дзен предлагает спонсорскую поддержку всем авторам в интернете.
Создавайте интересные спецпроекты на разных платформах, но пусть одной из этих платформ будет Дзен. Речь идёт не об общей поддержке блога или автора, а о конкретном проекте. Это может быть серия статей на определенную тему, интервью, реалити-шоу и так далее — в общем, полноценный продукт с бюджетом и описанием. Опишите ваш проект так, как если бы вам предложили принять участие в конкурсе и сделать крутое шоу на Netflix. При этом вы — один из сотен участников конкурса.

Давайте теперь немного поговорим о подводных камнях и уроках, которые я вынес.

Что я делал и не делал

Несмотря на собственный неудачный эксперимент, я очень много думал над тем, каким должен быть мой канал, почему он такой, чего мне в нём не хватает.

Для меня такие размышления были очень важны, потому что на несколько месяцев именно канал в Дзене стал основной (хотя, увы, не ежедневной) платформой публикации. Вместо mobile-first это был zen-first.

Я пытался продвигать дополнительные каналы (безуспешно). Искал формулу неплохого дзен-заголовка (с переменным успехом; хорошо работает не вполне содержательное, но для любопытнушек). Создатели Дзена говорили мне, что считали бы победой ситуацию, когда нишевые проекты вроде моего начали бы взлетать. Эти шесть месяцев заставили меня сделать однозначный вывод:

чрезвычайно узкотематические каналы вроде «Мы и Жо» (как помнят многие, я долгое время считал, что издание интересно хорошо если 10 тысячам читателей) не находят своего читателя.

Графики, диаграммы, новости, не затрагивающие общего интереса или повестки — не привлекают. Не вполне понятен и размер окна интереса. Есть ощущение, что после недели-двух текст практически перестает показываться вне зависимости от того, находится ли он в актуальном контексте.

То есть всё очень просто: пишешь — получаешь трафик, не пишешь — не получаешь. При этом попадание довольно невелико, даже забавные истории редко сами по себе приносят больше полутысячи просмотров.

Многое из этого в Дзене знают и пытаются чинить. Например, появилась система тегов, которая, возможно, поможет придать больший вес тем или иным тематикам, а в будущем поможет лучше организовать канал и путешествие пользователя по его содержимому.

Речь идет о канале со слабой поддержкой и об отраслевых материалах, не связаны друг с другом. Я знаю прекрасные кейсы, где хорошие и интересные материалы,

1) относящиеся к нижним ступенькам пирамиды Маслоу; 2) просто веселые

собирали тысячи и десятки тысяч просмотров.

Аудитория

Позвольте также продемонстрировать вам очевидный и неисправимый перекос в половом составе аудитории. Плохо не то, что ты получаешь серьёзных парней, а то, что управлять этим довольно сложно.

Разделение мужчин и женщин в дзен-канале @themediacenter за последний квартал
Разделение мужчин и женщин в дзен-канале @themediacenter за последний квартал

Очень здорово, что в какой-то момент появилась Яндекс.Метрика, в которой стало можно наблюдать за читателями. Было бы гораздо лучше, если бы статистика по каждому материалу была более наглядной.

У авторов, которые по идее должны следить за аудиторией и делать выводы, вообще довольно мало инструментов. Например, нет футера, в который можно было бы включать важные материалы или каналы на других платформах.

Связность и организованность

Нет хорошо работающей системы настройки связок каналов друг с другом. Вообще любой серьезный канал потихоньку превращается в СМИ, которое могло бы заново использовать свой контент или показать читателю лучшее.

К сожалению, для пользователя практически не существует пользы от главной страницы канала. Даже если там скоро можно будет закрепить материал, это не то, чего хотели бы авторы.

Некоторые каналы (Планёрка) существуют в текущем моменте, и при всех успехах на страницу их канала страшно смотреть:

Главная страница дзен-канала Планёрка
Главная страница дзен-канала Планёрка

Рубрики, категории, метки, сериалы, циклы редакционных материалов, срочные и важные сообщения, первая полоса — всё это медиа придумали не просто так. Нельзя просто взять и превратить медиа в бесконечный поток. Это снижает его стоимость и охоту присутствовать на платформе.

Понимание процесса

Очень не хватает редакционного инструмента вроде линтера у программистов — чтобы предупреждал, что длинноват заголовок или нет ни одной картинки и т.п. Я уверен, что не только у продвинутых авторов, но и у наблюдателей из Дзена есть десятки рекомендаций по хорошему оформлению.

Каждый раз, публикуя очередную статью, я чувствовал, что стреляю себе в ногу, но не понимал почему и в которую.

Здесь налицо еще один раскол. Туповатые и медленные авторы вроде меня ищут славы, денег или немного дополнительного охвата. Создатели Яндекс.Дзена хотят хорошего контента. Это совершенно различное целеполагание.

Спонсорская программа, безусловно, подразумевает возврат на инвестиции: соберется портфель интересных кейсов и шоу, появится удовлетворительная монетизация некоторых каналов, благодаря которой можно будет шоу продолжить без спонсорской поддержки и так далее. Это, в свою очередь, даст больше возможностей для размещения премиальной рекламы с большими ценовыми аудиторными коэффициентами (Дзен размещает программатик).

Поэтому вся дзен-тусовка — своеобразная фабрика звёзд. Кто-то инстинктивно умеет краситься, у кого-то хороший голос, но всем им необходим продюсер.

К счастью, такой автоматический продюсер появился. В конце марта создатели сервиса анонсировали «Карму», которую правильнее было бы назвать «Ленивая скотина» — визуализатор показывает, что вы нерегулярно постите материалы, не вовлекаете аудиторию и не делаете того, что должны бы.

К «Карме», будем надеяться, придадут автоматического счетовода, который заметит, что последние материалы просели в дочитываниях или, напротив, начали по неизвестной причине получать больший охват.Хотелось бы иметь возможность управлять профилем хотя бы минимально — например, закрепить 1-2 материала для знакомства или дать несколько ссылок.

И, наконец, может быть, кто-то объяснит, что стоит за числом подписчиков. Потому что у меня их почти столько же, сколько у «Тинькофф—журнала», но никакого возбуждения от этого я не испытываю.

Выводы и выжимки

Не всё из нижесказанного будет очевидно. Я предлагаю вам прочесть внимательно следующие семь пунктов:

  • Яндекс.Дзен остаётся очень перспективной, молодой и малоразвитой платформой;
  • Отбросив вопросы монетизации как мотиватора, следует признать — это всё ещё неудобный для медиа сервис, дающий доступ к пятой части российских пользователей.
  • Чтобы преуспеть в развитии канала, вы должны создать собственное шоу, а не просто транслировать одну за другой свои новости.
  • Будьте осторожны. Ваши конкуренты рассматривают Дзен как обменник, некоторые эксперты — как источник фейков, а аудитория очень плохо помнит ваш бренд и вряд ли сумеет вернуться.
  • Если вам повезет, то через Дзен вы получите до 50% трафика. Если не повезёт, то эти 50% трафика вы можете потерять в случае пессимизации.
  • Хороших кейсов торговли охватом в Дзене без пересылки на сайт пока нет или очень мало. Если вы оптимист, попытайтесь захватить поляну или хотя бы вытащить из Дзена аудиторию.
  • Вряд ли накачка партнёров трафиком — это навсегда.

Подпишитесь на еженедельную рассылку материалов «Мы и Жо»


Рубрики
2017 2018 Аналитика Аудитория Весь мир Данные Мобильные продукты Оптимизация Персонализация Посещаемость и KPI Россия Социальные медиа США Тренды

Почему мобильные рекомендации Google Chrome — самый перспективный источник трафика

Вслед за социальными сетями появился новый перспективный источник трафика — рекомендации из мобильных и десктопных браузеров, не требующие от пользователя осознанного выбора точки входа. В частности, это продукт Articles for You в Google Chrome.

Реферальный трафик из раздела Articles for you Google Chrome. Данные Chartbeat
Реферальный трафик из раздела Articles for you Google Chrome. Данные Chartbeat

Трафик с мобильных рекомендаций статей из Google Chrome за год вырос на 2100 процентов. Это не только эффект низкой базы.

В абсолютных цифрах Google Chrome привлекает на сайты издателей 341 миллион визитов в месяц против 15 миллионов годом ранее. Это почти столько же, сколько и Twitter, пишет NiemanLab, ссылаясь на исследование Chartbeat.

Рост обеспечивается не только продуктом Google, но и самой аудиторией. Всё больше людей пересаживаются с десктопов на мобильники. По данным того же Chartbeat, с января 2017 года мобильный трафик вырос на 20%, отражая не количество устройств, а объём внимания, которое уделяют Сети пользователи мобильников.

Articles for You (известные также как Chrome Content Suggestions и Chrome Suggestions) установлены по умолчанию в самом популярном браузере на свете (свыше 40% пользователей). Они располагаются на каждой новой вкладке. В марте 2018 года на них приходилось около 12% визитов на сайт с Chrome для Android.

Кроме того, эти статьи в основном представлены материалами в формате AMP, обеспечивающими быструю загрузку и на 35% большее вовлечение, чем обычные мобильные страницы.

Российские пользователи могут рассматривать Articles for You как альтернативу Дзену за исключением того факта, что система Google гораздо более закрыта и даёт как издателю, так и читателю меньше контроля над своими публикациями. В то же время именно такая система, скорее всего, в ближайшее время будет доминировать в качестве источника трафика как минимум на телефонах Android.

Рубрики
2007 2017 2018 2019 2020 Must Reads Аналитика Весь мир Мобильные продукты Россия США Тренды

Почему мобильное будущее не такое светлое, каким кажется

Рынок смартфонов начинает стагнировать. В феврале Apple сообщила о рекордных продажах в первом квартале 2018 финансового года. Но число проданных устройств впервые сократилось. Флагман тоже продавался не так хорошо, как ожидала корпорация.

Продажи Apple iPhone в миллионах штук c 3 квартала 2007 по 1 квартал 2018 финансового года. Данные Statista
Продажи Apple iPhone в миллионах штук c 3 квартала 2007 по 1 квартал 2018 финансового года. Данные Statista

В декабре 2017 года, например доля заказов iPhone X на ключевом для корпорации американском рынке составила 20,1%. На «неудачные» же iPhone 8 и iPhone 8 Plus пришелся 41% продаж.

Всемирный рынок приложений

Сами по себе мобильные телефоны не так важны. Главное, что покупатель смартфона становится потребителем интернет-рекламы, нативной рекламы в медиа, платных сервисов в приложениях. Если он купил премиальный смартфон, то вероятность использования премиальных сервисов возрастает.

Очень кстати поэтому пришелся доклад App Annie о мировом и российском рынке мобильных приложений. Цифры, которые в нем приводятся, диалектичны. Они прогнозируют как великолепное будущее, так и (между строк) застой.

Например, согласно докладу, в месяц мы регулярно используем 30-39 приложений. Проводим там три часа в день. Но установлено на наших устройствах 80 приложений. Это значит, что у всё большего числа разработчиков будет болеть голова об удержании пользователя. Отдельные отрасли, такие как медиа, уже постепенно разочаровываются в приложениях, так как неспособны конкурировать за внимание пользователя.

Приводятся и интересные цифры роста рынка. Например, в 2016 году монетизация магазинов приложений составила 62 миллиарда долларов, в 2017 году 86, а в 2021 году достигнет 139. То есть в среднем расти с 2018 года будет расти на 13 миллиардов, а не на 24, как в период 2016-2018. Похожие цифры везде, кроме мобильной коммерции, оборот которой вырастет до 6 триллионов долларов к 2021.

Миллиарды мобильных пользователей в 2021 году носятся по магазинам, задействуют крупные сервисы, привыкли к большим объемам рекламы на маленьком экране. Нет ощущения, что они сообща читают новости в приложениях любимых изданий. Хотя, конечно, могут потреблять их в рамках пользовательского опыта из приложений любимых платформ.

Условный Юрий Дудь вряд ли выпустит своё приложение для просмотра интервью. Скорее он появится на всех платформах, с которыми готов интегрироваться — YouTube, Альфа-банк и так далее.

Российский рынок приложений

Наша страна занимает пятую строчку по объемам загрузок приложений. По этому параметру мы в 2017 году выросли на 14%, хотя нам далеко до невероятного роста Китая (+57%) и Индии (85%), так называемых стран второго миллиарда.

Интересное наблюдение — развитые рынки, напротив, сокращают число скачиваний. Это происходит в Японии (-3%), в Штатах (-4%). Когда-то по мере насыщения рынка это ждёт и нас.

Россиянин с телефоном на Android в 2017 году тратил на приложения 2 часа 19 минут в день. Это вдвое меньше телевизора, но все равно огромное доля времени жизни. В год этот показатель растет на 10-12 процентов.

Свыше половины этого времени приходится на социальные сети, коммуникации, фото и видео, а также игры. Книги, покупки и производительность труда плохо различимы в общем пироге.

Если сравнивать со Штатами, то видов деятельности должно стать больше, существенно вырастет время, уделяемое играм.

Под конец — то, что вы подозревали. Telegram становится всё более русским мессенджером. В 2017 году каждый пятый его пользователь был из России, тогда как в 2015 — лишь каждый десятый.

Месячная аудитория Telegram, данные App Annie
Месячная аудитория Telegram, данные App Annie
Рубрики
2017 2018 Аналитика Аудитория Весь мир Видеопроизводство Медиастратегии Медиатрансформация Мессенджеры Мобильные продукты Персонализация Посещаемость и KPI Социальные медиа Стриминг и прямой эфир США Тренды Цифровая реклама

О новостной реформе Facebook в 2018

В начале года появилось сразу несколько предположений о том, как Facebook в 2018 изменит свое отношение к новостям и издателям.

Новостная лента без новостей

Как предполагают в Digiday, новости в ближайшее время могут быть отделены от ленты. На это указывает сразу несколько фактов. Во-первых, похожий эксперимент уже прошел в шести странах мира. Там новости переместили в ленту Explore, а показатели издателей упали вдвое. Во-вторых, новые продукты Facebook отделяет от ленты — так произошло, например, с разделом Watch, который предназначен для видео и оригинальных передач.

Такое решение может быть следствием и нормальной эволюции социальных коммуникаций. Например, Snapchat изменил дизайн своего приложения, разделив ленты пользователей и брендов. Instagram собирается создать мессенджер для частных сообщений, оставив ленту для потребления. Twitter внедрил вкладку Moments, где собраны новости и развлечения.

Парадоксальный довод против присутствия новостей в новостной ленте — их негативный или спорный характер. Многие пользователи, да и рекламодатели хотели бы видеть в ленте меньше плохих новостей, и речь здесь идет не о качестве.

Техдиректор аналитической компании Parsely Эндрю Монталенти (Andrew Montalenti) объясняет: «Иногда людей раздражает и запутывает то, что они сначала читают о бар мицве двоюродного брата, а затем идет некий очень серьезный материал».

Facebook полностью лишит издателей приоритета

Один из издателей рассказал Digiday на условиях анонимности, что Facebook не рекомендовал им полностью переходить на видео. Издатели и их отношения с Facebook — скорее часть видеоэксперимента, чем бизнес-архитектуры.

Представители социальной сети в частных разговорах были откровенны и говорили, что на месте издателей не полагались бы так сильно на Facebook. Это оставляет издателю в 2018 году стратегию диверсификации.

Отдельным трендом может оказаться развитие в Facebook групп и индивидуальных брендов, задействование социального капитала журналистов как экспертов в своей области (сейчас в американском и британском сегменте Сети личный бренд чаще задействуется в Twitter).

Эксперту Digiday вторят журналисты и редакторы, опрошенные (pdf) Newswhip для доклада How Publishers and Brands Can Navigate Social Media Publishing in 2018.

Ренан Борелли (Renan Borelli), старший редактор The New York Times, считает, что будущее за распространением эфемерного контента — stories всех видов. Одновременно он напоминает, что Facebook объявил о приоритете видео в новостной ленте. В результате издателям не стоит рассчитывать на процветание в новой версии ленты.

Эсра Дограмачи (Esra Dogramaci), старший цифровой редактор Deutsche Welle, считает, что Facebook сокращает внимание и инвестиции в направлении новостей.

Сара Маршалл (Sarah Marshall), глава отдела наращивания аудитории из Vogue International обращает внимание на проседание трафика с Facebook на 24% с февраля по октябрь 2017 года. Она считает, что издателям не следует слишком полагаться на Facebook. Вместо этого следует выстраивать прямые отношения с читателями, изучать аудиторию, привлекать ее на офлайновые события, диверсифицировать трафик и выручку. Она также предполагает, что в 2018 издатели потратят меньше времени на Facebook Live, проекты в области виртуальной реальности, новости для «умных часов» и чатботов.

Facebook сам себе медиа и аудитор

Facebook со своим продуктом Watch пытается быть телесетью, пишет AdAge. Рекламная модель в этом случае задействует модальность телевизионного потребления — прерывание передачи рекламой со включенным звуком.

Digiday приводит слова Цукерберга: «Видео мне кажется мегатрендом. Поэтому я продолжу ставить видео впереди нашего семейства приложений». Facebook прикладывает огромные усилия к развитию Watch и субсидированию собственного видеосервиса. Но это не значит, что ему по пути с издателями, производящими новостные ролики и трансляции. Социальной сети гораздо интереснее закупать шоу напрямую — это касается, например, спортивных трансляций NFL или NBA. Такие форматы обеспечивают продолжительное вовлечение и в долгосрочной перспективе лучше монетизируются.

При этом социальная сеть по-прежнему очень вольно относится к рекламным метрикам. Facebook уже пережил скандал с несправедливым взиманием средств с рекламодателей за клики по видеокарусели, а также при просмотре видео на мобильном сайте и в Instant Articles. Пока результаты независимого аудита незаметны.

Рубрики
Аналитика Аудитория Великобритания Медиаменеджмент Медиастратегии Медиатрансформация Повестка Посещаемость и KPI Социальные медиа Традиционные и цифровые медиа Тренды Цифровая реклама

Почему читатели читают?

boook

Innovation Media Consulting опубликовала статью с разбором причин, побуждающих современных потребителей медиаконтента читать. Авторы логично замечают, что носители, формировавшие привычку к чтению в том виде, который нам знаком (привлекательные заголовки восьмидесятым кеглем, газетные стойки, доставка в почтовый ящик или на порог и т.п.) исчезают.

Новое поколение задействует другие носители и устройства, а, следовательно, вырабатывает иные привычки. Чтение газеты (онлайновой ли или бумажной) не обязательно попадет в этот набор.

The Times of India выделила пять причин, по которым мы читаем газеты: узнать о обществе, обеспечить инфраструктуру для ежедневной жизни, получить передышку, заработать социальный престиж и насладиться социальным контактом. Гарвардское исследование в 1981 определило четыре: наблюдение (открытие неожиданной информации), поиск информации (активные действия), социальные связи (усиление связей между общественными группами) и эскапизм (развлекательная функция).

Несмотря на то, что радио и телевидение с середины прошлого века отбирали у читателя все больше внимания, газеты успешно исполняли три из четырех функций. Слабым звеном оставался направленный поиск информации. К 2017 году у печатной прессы осталось лишь одно преимущество — наблюдение, открытие того, чего ты не ожидал и не знал, что хочешь знать.

Интересно, что потребление не на 100% зависит от контента. Цифровые версии газет читаются и воспринимаются иначе, чем бумажные, даже если контент примерно один и тот же. Например, новости из цифровых газет охватывают бо́льшую аудиторию, зато читатели бумажных проводят гораздо больше времени над статьёй.

Исследование Нила Турмана (Neil Thurman) из City University of London показывают, что британские читатели тратят 88,5% своего внимания на бумажные версии национальных газет, 7,5% на их мобильные и лишь 4% — на их настольные версии. Для наглядности, читатели The Guardian тратили 43 минуты в день на бумажную версию и только 41 секунду на онлайновую. Для The Daily Mail те же самые показатели составил 39 и 2 минуты соответственно.

Несмотря на то, что число читателей бумаги сокращается, внимание читателя конвертируется в деньги и с этой точки зрения «бумажное» внимание может быть гораздо ценнее цифрового, хотя у цифрового носителя есть такое преимущество как точный таргетинг.

Экономист Мэтью Генцков (Matthew Gentzkow) даже рассчитал, что час времени, проведенного в онлайновой версии газеты, в среднем выше и составляет 4,24 доллара (для бумаги тот же показатель —1,57 доллара). Но время, которое цифровые читатели проводят с газетой, в десять с лишним раз меньше, так что бумажные читатели приносят в результате больше.

Это существенно отличается от популярного мнения, согласно которому следует как можно быстрее переходить к медиатрансформации. В реальности подобная стратегия может привести к обмену аналоговых долларов на цифровые пенни.

Другое дело, что новое поколение не собирается искать информацию самостоятельно. Миллениалы ожидают, что нужная информация найдет их сама. Исследователи отмечают, что новое поколение не видит разницы между проактивным получением новостей и информированием о том, что интересно именно им. Это приводит к недостаточной осведомленности именно о том, что читатели будущего представить себе не могут — то есть, парадоксальным образом, к недостатку, который давным-давно исправили газеты.

Рубрики
2017 Must Reads Аналитика Аудитория Большие данные Весь мир Россия Социальные медиа США Фактчекинг

5 вещей, которые надо знать про Facebook и фейки

Издание Digiday опубликовало список из пяти вещей, которые отрасль узнала в 2017 году про фейки и Facebook.

Технократы слишком сильно верят в технологии

В Кремниевой долине часто верят, что именно технологии могут сделать мир лучше. Это правда, когда в целом алгоритмы используют для благих целей. Facebook оказался не готов к попыткам по-человечески сломать систему — к намеренному использованию ее не во благо.

Сила Facebook в его ответственности

Заявленная цель Facebook — связать мир. Но масштаб работает против Facebook. Хакеры, расисты, распространители фейков используют Facebook именно потому, что могут дотянуться до 1,4 миллиарда человек ежедневной аудитории (и свыше 2 миллиардов ежемесячной).

Это возлагает на Facebook гораздо большую ответственность как на общественный институт. Естественно, что говорить откровенно об этой ответственности в Facebook не всегда хотят.

Фейки подчеркивают роль Facebook как источника новостей

Проблема фейковых новостей заставила индустрию осознать, что все больше людей получают последние известия из Facebook и от других социальных медиа. Всего за год доля американцев, получающих новости хотя бы из одной социальной сети, выросла на пять процентных пунктов до 67%. При этом 45% американцев получают новости именно из Facebook.

Усилия Facebook по пиару в целом оказались неудачными

Попытки Facebook упростить фактчекинг, сотрудничая с крупными изданиями и даже нанимая журналистов не принесли долгосрочных результатов. Более того, независимые фактчекеры жалуются на то, что их используют в основном для пиара, а непрозрачность процессов в Facebook замедляет их работу.

Фейки — это не только политическая пропаганда

Хотя огромное внимание уделялось российским рекламодателям, предположительно пытавшимся повлиять на выборы в США, было множество других попыток по распространению фейков. Например, сайт LifeNews.com, выступающий против абортов и имеющий в Facebook свыше миллиона последователей, оказался одним из наиболее активных распространителей дезинформации и фейков.

Рубрики
2016 2017 2018 Must Reads Saise Kebati Аналитика Аудитория Большие данные Весь мир Видеопроизводство Виртуальная реальность Дополненная реальность Евросоюз Кейсы Маркетинговые метрики Медиастратегии Медиатрансформация Мессенджеры Мобильные продукты Монетизация мобильных продуктов Посещаемость и KPI Россия Социальные медиа Стриминг и прямой эфир США Тренды Цифровая реклама

Facebook — статус на конец 2017 года

2017 стал переломным для Facebook. Он утвердился в тройке крупнейших медийных игроков, попытался сделать первые шаги на традиционные рынки и подготовился к штурму еще не созданных — виртуальной и дополненной реальности. «Мы и Жо» к концу года подготовил обзор медиа- и рекламной стратегии Facebook.

Цель технологии Facebook — снизить охват

Издатели заявляют, что Facebook занижает охват, чтобы заставить крупные страницы продвигать свой контент за плату. На деле ситуация сложнее.

Существенная доля охвата Facebook — пользователи, которые не прочтут контент или не будут взаимодействовать с ним. В идеальном мире Facebook показывает запись исключительно тем людям, которые готовы совершить требуемое действие.

Таких людей, очевидно, немного. Каждое заметное улучшение алгоритма Facebook приводит к тому, что социальная сеть учится либо показывать запись меньшему числу пользователей с большим успехом, либо лучше угадывать аудиторию в целом. В отдельную категорию можно выделить новые сигналы, которые свидетельствуют о заинтересованности пользователя — например, понимание того, что ролик просмотрен, если его не прокручивали в течение нескольких секунд.

Это шаг вперед по сравнению с медийной моделью, где считается, будто рост охвата сам по себе что-то значит. Но пока медиа имеют только количественные, а не качественные метрики аудитории. Для них неизбежное снижение охвата — естественная угроза, в то время как для пользователя улучшение алгоритмов приводит к более интересной ленте.

Финансовая цель Facebook — нарастить возврат на взаимодействие

Всякий раз, когда пользователь взаимодействует с новостной лентой Facebook или другими продуктами социальной сети, он сообщает или уточняет данные о собственных интересах и взаимоотношениях с другими вершинами социального графа.

Такое взаимодействие должно с течением времени приносить все больше и больше денег. Поэтому Facebook экспериментирует не только с точностью рекламы, но и с предоставлением аудиторных данных маркетологам брендов.

С 2018 года Facebook раскроет дополнение к своему программному интерфейсу Audience Insights и позволит рекламным партнерам (в основном — крупным агентствам) искать по публичным постам, разделяя их по тематикам, брендам, продуктам и так далее. Личности авторов будут скрыты.

Таким образом, Facebook создает возможность для data mining’а накопленной информации и монетизирует те возможности ее обработки, которые не могут пока прийти в голову самим сотрудникам социальной сети.

Более интересная лента выражается в новых продуктах

Пользователь при поглощении информации может находиться в различных состояниях ума. В одном он поощряет новости от знакомых, в другом — видеоконтент, в третьем — новостной.

Создаваемое таким переключением напряжение заставляет Facebook создавать новые продукты. Некоторые из них уже включены в новостную ленту — например, напоминания о прошлых постах, прогноз погоды, сообщения о днях рождения, показ нескольких опубликованных картинок в виде галереи.

Впрочем, не все продукты такого рода можно интегрировать в новостную ленту. В этом случае существуют продукты, предлагающие собственную логику построения ленты. Примеры: Explore в Instagram, Рекомендации в VK, хронологическая лента (Most Recent) в самом Facebook.

Подобные продукты могут вызывать тектонические изменения в поведении пользователя. Например, тест Explore Feed в шести странах мира (Словакии, Сербии, Шри-Ланке, Боливии, Гватемале и Камбодже) привел к крупнейшему падению в органическом охвате.

Как мы отмечали выше, это не обязательно плохо, но в данном случае сообщения страниц были просто изъяты из стандартной ленты. Словацкие СМИ (наблюдающие последствия эксперимента) обнаружили, что число взаимодействий на их страниц упало вдвое. В Гватемале трафик на журнал Nómada в одночасье снизился на 57%. Примерно то же самое случилось с камбоджийским Khmerload. Это, конечно, не то, что можно назвать успешным экспериментом в глазах издателей.

Алексис Мадригал в статье The Atlantic When the Facebook Traffic Goes Away пишет о неожиданном изменении правил игры и атмосфере неопределенности, в которой пребывают медиа, затронутые экспериментом. Их никто не предупредил, никто не назвал сроков начала и окончания тестирования, не вполне ясно, какую пользу вообще могут принести такие действия издателям.

В 2016 году Facebook стал главным источником новостей для жителей Камбоджи, обойдя телевизор. Эксперимент социальной сети привел к изменению новостной инфраструктуры целой страны всего за одну ночь.

Аналитики даже предположили, что таким образом с издателей могут попытаться брать деньги за расширение охвата. Не похоже, чтобы это было так — рекламная выручка от издателей несопоставима с бюджетами обычных рекламодателей и уж точно в целом улучшает ленту.

Стратегия в видеорекламе

Монетизация видео потребовала решений, уже принятых лидерами отрасли.

YouTube в дополнение к обычным объявлениям поверх видео внедрил формат шестисекундной рекламы без возможности пропуска (bumper).

Facebook также собирается снять запрет на рекламу в формате пре-роллов, пишет AdAge. Ранее социальная сеть старалась не раздражать пользователей. Сам Марк Цукерберг на созвоне с инвесторами в июле объяснял, что Facebook не хочет внедрять пре-роллы, потому что модель подразумевает просмотр не одного ролика, а целой ленты.

Видеорекламу протестируют в сервисе Facebook Watch, который в принципе отличается от новостной ленты Facebook (там выпускают шоу). В Facebook Watch уже с августа тестируют мид-роллы (рекламу в середине ролика).

Формат пре-роллов нравится рекламодателям. Он гарантирует, что их ролик увидят все зрители. Кроме того, опыт YouTube сигнализирует о готовности пользователей пересидеть несколько секунд.

Большие опасения вызывают мид-роллы — они могут побудить зрителя переключиться на другой ролик. Facebook утверждает, что мид-роллы досматривают до конца 70% пользователей (это данные по всему Facebook, не только Watch).

Мэтт Наварра (Matt Navarra), директор по соцмедиа The Next Web считает, что Facebook создает искусственный спрос на видео. Его можно понять — социальная сеть часто будто придает роликам больший вес, чем они того заслуживают. Его мнение типично для очень многих аналитиков.

В Facebook отрицают, что усиливают видео. Вместо этого, как говорит руководитель новостной ленты Адам Моссери (Adam Mosseri), Facebook старается соединять людей с контентом, который важен для них.

Разговор Адама и Мэтта интересен подбором слов. Адам называет продвижением видео ситуацию, в которой видео показывается пользователям даже тогда, когда они этого не хотят. Это, безусловно, плохо для продукта.

Мэтт утверждает, что стратегически Facebook выигрывает, адаптируя поведение пользователей под потребление видеоконтента. В ответ Адам признает, что сейчас Facebook не так хорош в ранжировании видео, как мог бы, и что со временем они это поправят.

Среди видеоиздателей мало кто сомневается в накачке роликов аудиторией. Гораздо больше их пугает неизбежный потолок роста интереса к видео. Кроме того, многих крупных производителей видео Facebook финансирует напрямую. Срастется ли бизнес-модель, когда дотации прекратятся — большой вопрос.

В The Dodo заявили, что объем производства без дотаций может измениться, но издание продолжит вкладываться в качественный контент. В Mashable (до продажи) говорили, что могут создавать меньше роликов, оптимизированных специально под Facebook. В Attn ушли от вопроса, объявив, что все равно продают продукт напрямую брендам. Refinery29 заявили, что выполнят обязательства перед социальной сетью, но не забывают о других каналах — в том числе поисковом и email-маркетинге.

Facebook отрицает свою медийную сущность

Исполнительный директор Facebook Шерил Сэндберг (Sharyl Snadberg) в октябре 2017 года заявила, что Facebook — не медиакомпания. Аналогичное заявление сделал глава потребительского аппаратного отдела Facebook Эндрю Босуорт (Andrew Bosworth).

В Facebook считают себя технологической компанией, хотя и контролируют десятки процентов дистрибуции цифровых медиа, вещают на аудиторию в миллиарды людей, продают рекламу на медиаплощадях, а также создают и финансируют собственный контент. По оценкам Interactive Advertising Bureau, в 2016 году на Google и Facebook пришлось 99% роста рынка цифровой рекламы. В 2017 году динамика будет сходной.

Все крупные технологические компании (к Big Tech обычно причисляют Facebook, Google, Twitter, Apple и Amazon) вкладывают средства в продюсирование развлекательных видео, телешоу и фильмов.

Более того, хотя Сэндберг заявляет, что Facebook не нанимает журналистов, в январе именно журналист из NBC возглавил новостную службу, а до этого Facebook нанимал журналистов для работы над trending stories и попыток разобраться с фейками.

Facebook создает будущее в виртуальной реальности

Ко второму кварталу 2017 года в мире было продано в общей сложности менее 15 миллионов виртуальных шлемов Samsung Gear VR (8 миллионов), PlayStation VR (1,8 миллиона), HTC Vive (700 тысяч) и Oculus Rift (400 тысяч). В 2016 году было отгружено лишь 2 миллиона штук.

По оптимистичным данным IHS Markit в 2021 году рынок будет состоять из 91 миллиона виртуальных шлемов. По тем же оценкам в 2016 году в мире насчитывалось 18 миллионов владельцев шлемов, а объем мирового рынка VR-развлечений составлял 222 миллиона долларов. В 2021 году он должен вырасти до 3,024 миллиарда долларов.

Вице-президент Facebook по виртуальной реальности Хьюго Барра (Hugo Barra) получил задание обеспечить доступом в виртуальную реальность миллиард человек, пишет Business Insider. Это сделает VR массовой отраслью.

Чтобы виртуальная реальность появилась у каждого второго пользователя Facebook, компания собирается в начале 2018 года выпустить шлем Oculus Go. Стоить такой шлем будет 199 долларов, то есть 12-15 тысяч рублей.

Одновременно Facebook перекраивает свой продукт под потребление в виртуальной реальности. В новостной ленте в дополнение к 360-градусным видео (в том числе трансляциями) и панорамным фотографиям появятся 3D-записи. В них пользователи могут играть с виртуальными объектами. Трехмерные записи создаются в среде Oculus Medium, а затем могут просматриваться даже без шлема. Так Facebook соединяет пользователей, имеющих доступ к нужным инструментам и зрителей.

Не вполне ясно, будут ли просмотры 3D-контента считаться «входом» в VR, но расширение охвата таких записей однозначно повысит популярность и доступность виртуальной реальности в несколько раз.

Для Facebook виртуальная реальность — голубой океан, в котором он с помощью огромной аудитории может довольно быстро захватить существенную долю рынка. Для медиа важно то, что они не успеют сформировать правила коммуникаций в виртуальной среде раньше Facebook. Таким образом, в области виртуальных коммуникаций издателям придется подлаживаться под требования и регламенты платформ.

Facebook настолько велик, что…

…не может договориться с другими крупными игроками

Когда Facebook дал издателям возможность торговать подпиской через механизм Instant Articles, он обнаружил неожиданное препятствие — Apple. Корпорация потребовала стандартной комиссии при проведении платежа и не уступила Facebook. Переговоры длились несколько месяцев, пишет Recode.

Результат — Facebook пока отложил релиз для iPhone и сделал возможность подписки только с телефонов Android. Пострадали от этого в первую очередь издатели, так как продукцией Apple пользуются гораздо более платежеспособные читатели.

Следует ожидать, что в 2018 году таких случаев станет больше. Любая активность, затрагивающая сразу несколько экосистем, вовлекает новые заинтересованные стороны.

…зависит от культуры и общественных политик

В разных странах к Facebook относятся по-разному. Глобальные практики не всегда применимы к корпорации, которая руководствуется этикой и моралью США.

Типичный пример: рекламный скандал, в ходе которого обнаружилось, что рекламодатели могут давать объявления, исключающие из аудитории инвалидов или людей с «нецелевым» цветм кожи.

Разбирательство привело к следующим заявлениям:

  • Facebook недостаточно защищает два миллиарда пользователей от дискриминации;
  • Социальная сеть не может соблюдать собственные правила;
  • Рассматривать рекламные объявления должы люди.

Ситуация с российскими рекламодателями, размещавшими объявления во время предвыборной гонки, стала на несколько недель крупнейшим скандалом в США. При этом до разбирательства вряд ли кто-то считал такое рекламное размещение неэтичным.

Это не проблема одного Facebook. С похожими этическими конфликтами сталкивался, например, Google, но это не влияло напрямую на рекламодателей.

Сотрудничество с Facebook не может являться цифровой стратегией

Многие издатели критически относятся к использованию Facebook как основного источника трафика. Главное опасение вызывает неспособность контролировать такой трафик и собственный охват.

Инструменты, которые получили издатели, также оставляют желать лучшего. Когда Digiday опросил европейских издателей, те заявили:

«…Я ценю ту нашу аудиторию, которая заходит на наш сайт и которой мы владеем…»

«Мы работали с Instant Articles на 100%. Занимались этим вплотную, пробовали монетизацию. Мы решили, что это не имеет смысла. Мы сократили Instant Articles до нуля и не заметили падения трафика».

«Зависимость, которую мы заметили в последние годы, пугает»

«Google по-прежнему намного более надежный источник качественного трафика, чем Facebook»

«Год назад мы на 70% зависели от Facebook. На прошлой неделе Google стал основным источником. Facebook был просто катастрофой в прошлом году. Сейчас мы видим приоритизацию AMP Google’ом. Возможно, она исчезнет, но сейчас мы счастливы с Google»

«Google более заинтересован в построении инфраструктуры для нас, чем Facebook»

Отдельное недовольство вызывает то, что для новых платформ (включая Facebook) приходится создавать собственные мультимедийные форматы. В общем случае видео, созданное для YouTube, не подходит для социальной сети. Это приводит к ненужным тратам ресурсов.

Издатели в 2017 году противостоят тесной дружбе с Facebook. Типичное название аналитической колонки — When should newsrooms not use Facebook for audience engagement? When they actually want to make money («Когда ньюсрумам следует отказаться от вовлечения аудитории через Facebook? Когда они хотят заработать»).

Конкретно эта колонка начинается с исследования WAN-IFRA, авторы которого пытались понять, зарабатывают ли издатели на Facebook. Если кратко — «на самом деле нет».

Модели издателей и Facebook различаются в двух ключевых точках. Во-первых, с точки зрения Facebook, «новости» — это всё, что люди сочтут интересным. Во-вторых, люди считают своих знакомых и собственные увлечения очень интересными. Ни одно СМИ не сумело зарабатывать на этих двух бесспорных фактах.

Хуже того, именно эти истины собрали вокруг себя миллиарды пользователей, после чего уже СМИ пришлось встраиваться в экосистему, где поселились пользователи.

В какой-то момент издатели осознают, что с помощью Facebook трудно сохранять сильную дифференцированную идентичность бренда, развивать прямые отношения с отдельными членами сообщества, заводить лояльных пользователей в собственную систему управления клиентскими отношениями и так далее.

Метрики ценности контента зависят от свойства платформы

Немецкий Bild с осторожностью относится к распространению своего контента через крупные экосистемы. Среди множества выбранных метрик менеджеры выделяют «ценность распространяемого контента» (ЦРК).

ЦРК — произведение пяти множителей:

  • выразительности бренда;
  • пользовательского вовлечения;
  • привлечения новых пользователей;
  • относительной монетизации (по сравнению с сайтом и другими платформами);
  • возможности подписаться.

В этой схеме Google получает средние баллы в выразительности бренда, монетизации и возможности подписки. Он котируется выше среднего в области вовлечения пользователей и не приводит новых пользователей в том виде, в котором они нужны Bild.

Facebook почти не дает возможности подписаться на газету, обеспечивает монетизацию ниже средних, неплохо вовлекает пользователей и средне обеспечивает общение с брендом.

Гораздо лучше в области работы с аудиторией Snapchat. Он, впрочем, плохо монетизируется и не дает возможности подписаться на газету.

Другими словами, похоже, что ЦРК Snapchat выше или равна Google, а Facebook отстает по многим параметрам от конкурентов.

Стратегии и возможности как Facebook, так и других экосистем приводят к тому, что крупные издания все чаще четко прописывают для себя — где им по пути с социальными средами, а где надо выхватить собственную аудиторию и не оставлять икаких данных.

Facebook не один продукт, а множество

Даже в рамках одной платформы или устройства издатель не может рассчитывать на постоянство пользовательского опыта. Социальная сеть проводит одновременно сотни, если не тысячи экспериментов. Некоторые из них влияют на внешний вид продукта, некоторые — непосредственно на выдачу.

Чтобы получить представление о масштабах экспериментов, достаточно обратиться к документу Facebook’s Mobile Navigation, где собирают свидетельства сплит-тестирования только мобильной навигационной плашки приложения.

Facebook перевернул представление о бизнесе рекламных агентств

Крупнейшие рекламные агентства в мире теперь серьезно зависят от Google и Facebook как от каналов дистрибуции. Премия, которую они берут с клиентов за кампании, в 2017 году гораздо меньше обоснована.

Ведь любой клиент может существенно сэкономить, наняв небольшую внутреннюю команду, умеющую обращаться с интерфейсами Google и Facebook. Эффективность рекламы при этом может оказаться даже выше, ведь внутренняя команда лучше понимает нужды компании.

Качество, которое агентства обязаны гарантировать клиентам, теперь равно качеству, которое гарантируют каналы.

Дуополия создает неустойчивое равновесие. Один из двух каналов используется различными компаниями по умолчанию, а единственной альтернативой становится второй. При этом пространство возможностей не исчерпано — Snapchat в США может дать доступ к молодой платежеспособной аудитории, а поиск товаров в 60% случаев начинается с Amazon, что дает крупнейшему магазину ощутимое преимущество при работе с аудиторией в случае, если он захочет расширять собственные рекламные возможности в платформу.

В отдельных странах Facebook используется совсем иначе

В странах Юго-Восточной Азии Facebook и Instagram в большей мере средство не медиапотребления, а шопинга. Это не феномен данных сервисов — социальные коммуникации для шопинга задействуют также корейский Naver, а также мессенджер Line.

В регионе, включающем в себя Таиланд и Индонезию, живет 620 миллион человек. Всего там на сегодняшний день 150 миллионов цифровых потребителей. Тридцать процентов онлайновых покупок здесь в 2016 году совершалось с помощью социальных сетей. Для сравнения, тот же показатель для 287 миллионов американцев составляет лишь 7 процентов.

Впрочем, даже в США 75% потребителей вдохновляются визуальным контентом, по данным ViSenze. Самая вдохновляющая платформа — Facebook, за нею идут Pinterest, Instagram и Snapchat.

Характерный пример поведения в Юго-Восточной Азии: для покупки одежды для детей жительница Джакарты просматривает свыше 200 небольших ритейлеров с витринами в Instagram. Для просмотра она использует функцию Explore, то есть не ограничивается подписками.

Здесь действуют непривычные социальные паттерны — например, продавцы ожидают, что покупатель с удовольствием торгуется через мессенджер. Сами мессенджеры (в том числе у Facebook) готовятся к этому и выпускают контент, облегчающий задачу — например, стикер-паки.

Следует ожидать, что сотни миллионов человек будут использовать социальные среды совершенно не привычным для западных маркетологов способов. Правильно учитывать это в своих оценках.

Будущее социальных сред

…остается неясным. Однако президент The New York Times Company Марк Томпсон (Mark Thompson) в интервью Кену Доктору (Ken Doctor) напомнил, что регуляторы и антимонопольщики в случае железных дорог опоздали на 40, а то и 50 лет.

Томпсон не исключил, что в не столь далеком будущем социальные среды и крупные экосистемы будут регулироваться особо, так как ни Google, ни Facebook не могут полагаться лишь на своих лидеров. Худшее, что может ждать социальную сеть — антисоциальная политика.

Рубрики
2017 Аналитика Аудитория Бренд Весь мир Маркетинговые инструменты Маркетинговые метрики Оптимизация Персонализация Пользовательский контент Посещаемость и KPI Редакционная политика Редакционные процессы Тренды

Как собирать данные, не наводя жути

В августе 2017 года Mediashift опубликовал важную статью о сборе данных как необходимой части современных медиастратегий. Парадокс цифровых медиа заключается в том, что сбор данных зачастую подрывает доверие к СМИ, обесценивая один из самых важных активов.

Мир сбора данных

Мы живем в мире, где рекламодатели пытаются опознать нас в видеороликах и предсказывают наше поведение, а смарт-ТВ подслушивает разговоры в гостиной. Средства массовой информации на удивление мало применяют сбор данных об аудитории для увеличения эффективности коммуникаций с аудиторией. Им приходится развивать это направление очень осторожно, точно понимая, для чего собирается информация.

Среди распространенных инструментов новостных изданий множество аналитических сервисов: HootsuiteChartbeatCarebotNewsLynxGoogle Analytics, and Parse.ly. Обычно они отслеживают поведение на сайте и в социальных сетях.

Со временем метрики усложняются. Вместо просмотров страниц разными способами измеряют внимание. Поведенческие данные позволяют точнее предлагать нужный контент. В какой-то момент количество собранной информации переходит в качество — сборщик слишком много узнает о читателе. Не стоит забывать, что при доминирующей рекламной модели всегда есть опасение, что собранные данные могут передать третьим лицам.

Если собрать слишком много данных, то возникает ощущение тревоги. Ему сложно дать определение, но в целом оно возникает вместе с неопределенной угрозой. Если пользователь не понимает продукт и контентное предложение, если он не доверяет СМИ, то в конечном итоге пострадает его восприятие издания.

Политика сбора данных

Решений возникшего парадокса не существует, но можно разработать процедуры и списки вопросов, помогающие развивать информационный продукт, зависящий от сбора данных.

Среди вопросов будут следующие.

Какие данные мы собираем?

Что читатели знают о собираемых данных?

При каких обстоятельствах мы получаем информацию? В фоновом режиме или напрямую предупреждая пользователя?

В каких случаях мы используем данные?

Как именно используются данные и кем?

Хотим ли мы использовать собранные данные в материалах? (один из характерных примеров — цитаты читателей).

Как потенциально можно сочетать одни данные с другими?

С кем мы делимся данными (если делимся)?

Какие выводы могут быть сделаны из сырых данных об упомянутых в данных людях?

Что если мы придумаем другой способ использовать данные, на который пользователи не давали четкого согласия? Какая процедура предназначена для таких ситуаций?

Какой ущерб могут нанести собранные данные, будучи вырванными из контекста?

Как долго мы собираемся хранить данные?

Как мы защищаем данные?

Не на все из этих вопросов можно дать четкий ответ. Но чем больше менеджеры издания будут думать над ответами, тем вероятнее, что политика использования данных останется прозрачной, этичной и не напугает пользователя.

Рубрики
2016 2017 Аналитика Большие данные Данные Информационная архитектура Кейсы Маркетинговые инструменты Персонализация США Тренды

Google попытается победить Facebook на бизнес-страницах

Google постепенно строит убийцу страниц Facebook для малого бизнеса. Колонку об этом публикует AdWeek.

Автор доказывает, что для местного бизнеса контент в Google Posts может оказаться более ценным, чем записи в Facebook. Достаточно взглянуть на американский индекс потребительской удовлетворенности за 2017 год, в котором среди социальных медиа лидирует «провалившаяся» сеть Google+.

Провал без провала

Действительно, Google+, запустившаяся в 2011 году, оказалась провалом. Однако в 2014 году Google запустил сервис Google My Business, позволяющий предпринимателям управлять информацией о бизнесе, появляющейся в поиске. В начале 2016 года Google также запустил карточки Google Posts. Раньше они сообщали о кандидатах, участвующих в президентской гонке. Теперь ими могут пользоваться организации — музеи, спортивные команды и т.п. С июля Google Posts стали доступны всем предпринимателям.

По данным Google, 82% пользователей обращаются за местной информацией к поиску. 70% пользователей рассматривают несколько бизнесов, прежде чем сделать окончательный выбор. Facebook немного отстает — 62% пользователей ищут там данные о местных бизнесах.

Google Posts

Теперь с помощью Google Posts бизнес может перехватить пользователя в момент выбора.

Это критически важно, если учесть, что пользователи Facebook взаимодействуют с локальными предприятиями в ином состоянии ума, чем активно ищущие информацию.

Тем не менее, в Facebook, располагающим сервисом вроде Facebook Places, уже совершается более 2 миллиардов поисковых запросов в день. Для Google тот же показатель — 3,5 миллиарда долларов.

Google Posts позволяют делиться промоакциями, публиковать ежедневные предложения, продвигать мероприятия, показывать основные продукты и отмечать новые поступления. Многие действия совершаются в один клик.

Сама концепция карточек и Google Posts в особенности очень похожа на Яндекс.Острова, которые не были запущены в виде полноценного продукта, но явно опередили собственное время.