Рубрики
2020 Законы и регулирование Отработка срочных новостей Работа с пресс-службами Редакционная политика Редакционные процессы Россия

Что иск «Роснефти» значит для всех нас, и чего не сделали в РБК

Стоит ввести новое отраслевое правило хорошего тона: с публичными текстами нельзя делать ничего тайного. О правках нужно сообщать открыто.

Что случилось?

«Роснефть» обратилась в суд за защитой деловой репутации в связи с публикацией на сайте РБК новости «Рязанский ЧОП получил долю в бывшем венесуэльском проекте „Роснефти“».

История вопроса в четырех ссылках: (заявление РБК, материал РБК, пресс-релиз Роснефти, новость «Интерфакса»).

Журналистское сообщество на стороне РБК, и это понятно — PR-стратегия компании «Роснефть» с ее слоганом «На благо России» заключается в атомных бомбардировках медиаландшафта угрозами и многомиллионными исками.

Но есть один важный профессиональный момент.

Чего не сделали в РБК?

Как пишут «Ведомости»:

Еще до заявления «Роснефти» РБК изменил заголовок статьи (сейчас материал называется «Росзарубежнефть» получила бывший венесуэльский актив „Роснефти“ через ЧОП») и добавил ссылку на «Интерфакс».

Читатель, пришедший на новость РБК, не имеет шанса заметить то, что заметили «Ведомости». Там нет блока «Примечание: первоначальная версия статьи вышла с другим заголовком», нет сообщения о добавлении ссылки на «Интерфакс».

Нет упоминания об изменениях заголовка и добавлении ссылки и в заявлении.

А ведь это не просто правки. Заголовок мог фигурировать в иске (если он вообще существует), а ссылка на источник — юридически важное действие, после нее вероятность, что РБК проиграет суд, существенно снижается.

Мне кажется, что этот кейс гораздо шире конфликта с «Роснефтью», которая легко найдет сколько угодно поводов подать иск. Читатель имеет право знать, смотрит ли он на измененный текст, и увидит ли человек, которому он скинет на тот же текст ссылку, такие же буквы.

Что надо сделать всем нам?

Российское журналистское сообщество обладает общепризнанной неспособностью договориться хоть о чем-то. Характерный пример — еще докрымская попытка сделать постановку гиперссылок друг на друга отраслевым стандартом.

Возможно, в эпоху, когда главный редактор «Ведомостей» меняет заголовок материала о «Роснефти», а РБК вносит существенные правки в том же стиле без их описания, стоит ввести новое отраслевое правило хорошего тона:

С публичными текстами нельзя делать ничего тайного. О правках нужно сообщать открыто.

За этим моим предложением нет никакой политической подоплеки. Это вопрос отношений с читателем, полный аналог трех вещей, которые медленно пробираются и в русскоязычные СМИ тоже:

  • сообщение «Новость дополняется…» (кстати, используется РБК), если текст срочный и не окончательный;
  • сообщение о возможном конфликте интересов (если издание пишет само о себе или о своих владельцах);
  • раскрытие информации об авторе, если существует вероятность конфликта интересов (сообщение о том, что автор, например, не владеет активами, о которых пишет).

Это то, что можно начать делать в своем СМИ прямо сейчас, не тратя ни копейки денег и завоевывая доверие читателей.

Автор: Александр Амзин

журналист, медиаконсультант