Почему Slate выбрал своей метрикой время вовлеченности

Цифровой журнал в сентябре 2016 года заявил, что на их программу Plus подписались 17 тысяч человек. К концу октября 2017 этот показатель вырос до 35 тысяч, пишет Digital Context Next.

Частично удвоение числа подписчиков объясняется избранием Трампа, которое привлекло внимание к общественно-политическим СМИ и активизировало читательский интерес. Сразу после выборов число платных подписчиков Slate выросло на 46%.

Однако основным катализатором в Slate считают постепенный отказ от платформенной зависимости (в частности, Facebook) и монетизацию их чрезвычайно лояльной аудитории.

Следствием такой медиастратегии стал запуск новых подкастов (и продвижение с их помощью ), переделка новостной рассылки и тщательная модерация комментариев. Короче говоря, Slate попытался создать вовлекающий контент, упрощающий возвращение читателей.

Аудиторную лояльность надо как-то измерять. Команда Slate решила выбрать в качестве показателя совокупное время вовлечения. Это сумма времени, которое посетители тратят на активное чтение, просмотр и прослушивание контента. Такой подход позволяет работать над воронкой и на каждом этапе спрашивать себя, что можно еще сделать для более продолжительной остановки на Slate.

[прим. Амзин — интересно, что социальные среды и традиционные медиа вроде телевидения давно используют время вовлечения в качестве ключевой метрики. В том, что только сейчас цифровые медиа оценили общее время вовлечения (а не время сеанса), есть своя ирония]

Показатель совокупного времени использования, который команда получает от своего партнера, , не так просто применять. Например, если KPI — число посетителей, то в случае недобора к концу месяца можно сконцентрироваться на потенциально популярных материалах.

Совокупное время не так просто регулировать, в него входит множество показателей, а работа дробится на несколько направлений. Например, этот показатель в Slate Plus должен не только в среднем быть выше, но и расти со временем.