Рубрики
2015 Must Reads Весь мир Журналистика данных Журналистские навыки Кейсы Организация ньюсрума Отработка срочных новостей Редакционные процессы Тенденции

Как 7 СМИ используют Slack, чтобы работать лучше и по-новому

Главная страница Slack.com

Лора Хэзард Оуэн опубликовала на Nieman Lab пространную статью о способах применения  редакциями самых разных изданий. Мы приводим эту статью в переводе Ольги Добровидовой.

NB: эпидемия Slack распространяется и в рунете —  Meduza и Look at Me в свое время тоже признались в любви к мессенджеру.

Slack  — странная зверушка. Будучи одновременно и виртуальным конференц-залом, и «офисным кулером» (в очереди у которого, как известно, в американских офисах идет всё неформальное общение — прим. пер.), он каким-то образом стимулирует сотрудников распределенной структуры общаться и лучше узнавать друг друга, одновременно делая свою работу. Это почти как частная социальная сеть, которая к тому же заменяет электронную почту и сервисы мгновенного обмена сообщениями — то, что Facebook, вероятно, надеялся сделать с помощью Messenger, Slack уже удалось, по крайней мере, для определенной категории работников.

И хотя традиционно разработчики и продуктовый офис и редакция существовали изолированно  друг от друга, Slack наконец-то разрушает барьеры между людьми, которые должны плотно работать вместе, но на формальных встречах как будто говорят на разных языках.

«[Slack] в итоге оказывается источником жизни для офисной культуры», — говорит мне главный редактор Алексис Мадригал (Alexis Madrigal). — «Для бизнеса он стал тем, чем является для молодёжной культуры Vine. В большинстве медийных компаний технари существуют очень обособленно от редакционных сотрудников. Поэтому здорово иметь отдельное виртуальное место общего сбора, в котором говорят не только о работе. Slack никогда не бывает строго по делу — все места, которые я видел или о которых слышал, были полны шуток и культурной жизни помимо рабочих задач, и я думаю, в этом гениальность этой платформы. «Продуктовики» тоже любят Бейонсе!».

Редко слышишь, чтобы люди так воодушевленно говорили о приложении для корпоративных коммуникаций. Возможно, поэтому Slack, несмотря на юный возраст в два года, привлек инвестиции на $340 миллионов и сейчас оценивается в $2,8 миллиарда. У него дневная аудитория (DAU) в 750 тысяч (против 65 тысяч год назад, когда мы уже писали об этом приложении), и из них примерно 200 тысяч пользуются платной версией.

Slack настолько открыт для расширения и модификаций, что редакции, которые до этого обходились более традиционными каналами общения, могут не знать, с чего начать при переносе туда своего рабочего процесса. Мы попросили несколько СМИ — Quartz, Vox Media, Slate, Fusion, The Times of London, Thought Catalog и Associated Press — рассказать, как они работают со Slack, дать советы о том, как использовать его лучше, и поделиться пожеланиями по поводу новых функций в будущем (уведомления «нет на рабочем месте», пожалуйста!).

Вице-президент по продуктам и исполнительный редактор (а ещё бывший сотрудник Nieman Lab) Зак Сюард (Zach Seward):

Мы начали использовать Slack в феврале 2014 года. Мы всегда пользовались чатами, но я рад, что мы перешли на Slack именно тогда, потому что чем крупнее организация, тем сложнее менять такую масштабную систему, а мы с тех пор сильно выросли. Я не могу даже представить, каково было бы переводить всех с одной платформы на другую сегодня. В редакции мы используем несколько каналов для организации типичного рабочего процесса в ньюсруме, от заданий до правок и сообщений о публикации. Большая часть каналов — для свободного общения, но некоторые более четко регламентированы; заходишь в канал заданий и пишешь: «работаю вот над этим, столько-то слов, будет готово к такому-то времени», и все остальные в ньюсруме видят, что кто-то уже работает с историей.

У нас есть производственный канал, который мы используем для редактирования: когда материал готов, его ставят в этот канал, и оттуда его берёт редактор.

Когда выходят новости, они автоматически попадают в соответствующий канал. Там мы делаем пометки о том, поставлен ли материал в очередь главных историй на сайте, размещена ли ссылка в твиттере или где-то ещё, чтобы всё было организованно.

На прошлой неделе (видимо, где-то в середине июля — прим. пер.) мы начали делать кое-что из этого с помощью эмодзи (возможность «добавить в избранное» или «лайкнуть» сообщение пользователи просили давно; ранее в этом месяце Slack добавил для этого эмодзи). Чтобы было меньше беспорядка, когда редакторы забирают текст, они ставят конкретный эмодзи — кулак, чтобы показать, что они «схватили» материал. Мы используем эмодзи, чтобы показать, что что-то опубликовано, и мы это уже распространили.

Быстро стало понятно, что это очень полезное нововведение. Очевидный недостаток ведения рабочего процесса в чате — в том, что скоро возникает бардак. Эмодзи помогли несколько структурировать общение.

Всё развёртывание (все деплои то есть — прим. пер.) кода сайта делается в Slack, с помощью внутреннего Qzbot, вместо GitHub.

У нас много редакционных каналов, в том числе и более узкоспециализированных вроде #edit-Africa (#редактура-Африка), #edit-Tech (#редактура-Технологии) и #edit-Video (#редактура-Видео). Периодически мы их «пропалываем»: любой, кто много пользуется Slack, в конечном итоге оказывается с огромной кучей каналов (channel sprawl), и мы хотим сделать так, чтобы проблема не стала настолько серьёзной, что люди начали бы пропускать важные вещи.

Но в основном беспорядок — это преимущество. Он помогает людям со временем самим разобраться, как они хотят организовать свою работу. Последние полгода я успешно веду кое-какие проекты в Slack. Он «сжимает» множество вещей, которые иначе пришлось бы делать на совещаниях, в один канал — так, что информация видна всем, кому нужно — и экономит людям время: им не обязательно собираться вместе для того, чтобы оставаться в курсе статуса проекта.

Директор по продуктам Vox Media с редакционной стороны Лорен Рабейно (Lauren Rabaino):

slack6

Slack — это одна из ниточек, связывающих наши разбросанные по свету команды. Мы используем его как чтобы быть крайне продуктивными и прозрачными, так и для развития командного духа и укрепления связей с коллегами, работающими удалённо.  Некоторые наши команды работают в режиме ежедневных дедлайнов, кто-то — двухнедельными продуктовыми марш-бросками, у кого-то график из постоянных циклов продаж, а некоторые живут в сочетании этих стилей. Мы используем комбинацию из сделанных специально для нас интеграций, встроенных возможностей Slack и сторонних сервисов вроде Ifttt и Zapier, чтобы выжать из этого инструмента максимум.

С редакционной стороны наш бот для Chorus сообщает, когда и кем был опубликован новый материал.

slack1

На продуктовой стороне бот сообщает, кто что задеплоил:

slack2

Таким же образом специальный бот сообщает всем, кто и на какое время запланировал апдейт нашей издательской платформы Chorus.

slack3

Для команды вроде наших редакционных продуктов, которая работает от одного дедлайна к другому и в тесной интеграции с редакциями Slack — неотъемлемая часть рабочего процесса, благодаря Zapier. Каждый запрос на новый проект подается через гугл-форму, которая создает новую карточку Trello в очереди входящих, который, в свою очередь, отправляет уведомление в Slack.  Туда же приходят сообщения о добавлении в Trello новых комментариев, участников или вложений, или же об обновлении дедлайна.

slack4

Многие команды интегрируют Slack и GitHub или FogBugz, чтобы обсуждение отдельных багов или функций могло идти упорядоченно, но всё равно оставалось бы видимым для всех.

slack5

Мы храним многие важные документы с помощью собственного cfbot (видавшего ещё наши времена на Campfire), чтобы все могли легко получить доступ к нужным вещам.

slack6

Все в Vox Media используют этого бота и для забавных и полезных штук, не связанных с работой. Например, с его помощью можно заменить все лица на фотографии на лица сотрудников нашей продуктовой команды, сохранить смешную гифку, найти уже сохраненное стихотворение, поздравить с прибытием на борт новых сотрудников компании, посмотреть ситуацию в метро или погоду, и так далее.

Fusion

Главный редактор Алексис Мадригал (Alexis Madrigal):

У нас [Slack] использует вся наша цифровая команда, так что есть каналы для каждого из подразделений. Мы большая структура с офисами в Майами, Нью-Йорке, Окленде и Лос-Анджелесе. Это очень много сотрудников, которыми надо руководить, поэтому Slack для нас — это такая национальная облачная штаб-квартира. Одну из вещей, которые нам интересны, мы сами называем слэкалитикой (slackalytics). Как мы можем поместить информацию о том, что происходит в сети, прямо перед глазами наших авторов, в центре их рабочего процесса? Может быть, вместо того, чтобы отправлять их в Chartbeat, можно просто показать им уведомление, пока они занимаются своими делами; возможно, это поможет в борьбе с этой странной наркоманской зависимостью от (общеизвестное явление, судя по беглому поиску — прим. пер.). Мы пытаемся понять, есть ли ещё какие-то вещи, которые можно было бы собирать из сети в Slack, чтобы люди знали, о чём им нужно писать.

Главная сложность со Slack сейчас состоит в серьёзном выборе между частными и общими «комнатами» для обсуждения рабочего процесса отдельных команд и их руководителей.  Мы пытаемся настроить людей на работу в открытую, так, чтобы команды могли заглядывать друг другу и видеть, кто чем занят, но частные разговоры тоже допустимы. Сейчас это для нас самый большой вопрос.

Фишка Slack в том, что он одновременно синхронный и асинхронный. Можно сразу получить немедленную реакцию на реплику или предложение, но и если кто-то присоединится к обсуждению позже, они тоже смогут что-то добавить — в то время как если ты не пришёл на «физическое» совещание в кабинет, позже внести свой вклад в обсуждение уже не удастся.

Если кто-то уезжает в отпуск, отмечать годовщину свадьбы или просто на длинный уикенд, мы просим удалить с телефона Slack, потому что иначе соблазн заглянуть туда будет слишком большим. Удаление приложения действительно помогает людям на время отключиться, потому что этот опыт вызывает привыкание.

Мой совет другим медиаорганизациям — разрешайте людям временно удалять приложение.

 

Главный редактор Джулия Тёрнер (Julia Turner):

Как живое, динамичное виртуальное сообщество, не запертое в громоздкой папке входящих Outlook, Slack прекрасен. У нас есть каналы для офисов в Нью-Йорке и Вашингтоне. Есть #Slate-Cute (#Slate-Милота), куда люди постят фотографии своих собак и маленьких детей. Есть и более тактически полезные каналы. Один из моих любимых называется #Headlines-and-Framing (#Заголовки-и-подача). Любой редактор или автор может заглянуть в канал, описать несколько идей для заголовка и попросить их оценить. Всегда есть люди, у которых найдется минутка помочь поработать с заголовком.

Ещё один наш канал называется #Whereabouts (#Ктогде). Люди заходят туда утром и пишут: окей, я сегодня буду на своём рабочем месте, я работаю из дома, есть у кого-нибудь свободный кабинет, где я в 11 часов могу взять интервью? Этот канал можно просто игнорировать, пока неожиданно не понадобится кого-то найти.

Ещё есть #Breaking-News. Когда кто-то оставляет там сообщение, все, кто в Slate отвечает за срочные новости, получают уведомление.

Есть канал редакторов, где те могут пообщаться. Но мы чаще используем Slack для координации действий, чем для принятия официальных решений. Поскольку Slate — это большой ньюсрум, в основном заполненный авторами, которые достаточно автономно работают со своими редакторами, большинство решений принимается крайне децентрализованно, и Slack оказывается местом, где об этом удобно просто сообщить.

Было бы здорово, если бы в Slack появилась нормальные уведомления о временном отсутствии. Если ты в отпуске, должен ли ты обязательно проверить Slack, когда вернешься на рабочее место, или же это инструмент только для вопросов и сообщений в реальном времени? В Slate этот вопрос пока остаётся открытым.

Сама идея всех этих редакционных чатов была в том, что они бы освободили от бремени электронной почты, этой ужасной штуки, которую надо постоянно проверять; с чатом ты, по идее, должен был иметь возможность делать всё в реальном времени. Но в зависимости от того, как в компании используют Slack, иногда вместо одной штуки просто приходится постоянно проверять две.

Редактор по цифровой стратегии и разработкам Мэтт Тэйлор (Matt Taylor):

В Times я работаю в команде по цифровым разработкам и стратегии, и мы в организации главные пользователи Slack. Мы пришли туда, когда этот сервис находился на стадии закрытого бета-тестирования, и сразу после запуска перешли на платные аккаунты. Я предложил Slack после того, как разочаровался в других решениях, которые обычно навязываются (вроде чата Google), и захотел иметь лучшее представление о том, как идут дела в команде, без ежедневного утреннего стендапа (внутренней планёрки — прим. пер.). Использование Slack у нас с тех пор расширялось довольно органично, и мы всего несколько раз проводили «проверки здравым смыслом», когда специально договаривались о том, как нужно делать ту или иную вещь в системе. Мы используем стандартные общий и #random (что-то типа оффтопа — прим. пер.) каналы и ещё 34 дополнительных с разным составом участников. Где-то, например, в #Development (#разработки) есть все члены команды и их менеджеры, но есть и отдельные каналы для команд поменьше, например, #Data-Team (#Данные) для нашей группы журналистики данных.

Есть каналы для сделанных нами плагинов WordPress, где всего несколько человек отслеживают темы, проходящие через GitHub. Есть канал #Conference (#Планёрка), где много пользователей взаимодействуют с нашим делегатом на утреннюю и дневную редакционные планёрки.

Во многих отношениях со Slack полностью отпала необходимость в электронной переписке внутри команды, хотя за её пределами присоединяются немногие — в основном те, кто много с нами работает. Slack изменил не только наше общение друг с другом, но и то, как мы получаем уведомления с GitHub, подтверждения сборок, отчёты о состоянии системы — всё через него.

Slack помогает сообщить информацию всем, не связываясь с бардаком массовых рассылок, и позволяет людям быстро включиться в разговор без пересылки длинной переписки всех со всеми и оставаться в нём.  Это гораздо более эффективный способ войти в курс дела и там оставаться. Мы теперь гораздо более открыты и публичны в своём общении, и хотя это против природы газет, люди пытаются вести как можно больше разговоров в публичных каналах, чтобы все знали, что происходит.

Мы планируем когда-нибудь познакомить со Slack остальную редакцию. Начать хотим с фото и графики, которые часто шлют друг другу файлы по корпоративной почте — нам кажется, что в таком рабочем процессе преимущества Slack как архива и многопользовательской среды окажутся очевидны быстрее.

Что касается желательных функций в Slack, ключевая — это уведомления «нет на рабочем месте».  Лучшие статистика, интеграция с документами. По-моему, Slack надо купить Quip и продавать их одним пакетом. Возможность создать закрытую группу для обсуждения нового продукта и потом запустить её как открытый канал. Возможность добавить стажеров в канал, не давая им доступа ко всему архиву.

Но главное, я думаю, — это интеграция между командами. У News UK и нашего технологического отдела есть свой Slack, а у News Corp — Dow Jones и News Corp Australia.  У нас много этих отдельных площадок и фактически нет механизма общения между ними без использования сторонних сервисов типа Slackline.

The

Редактор группы журналистики данных Трой Тибодо (Troy Thibodeaux):

Я руковожу распределённой командой дата-журналистов AP. Одной из главных причин, по которым мы начали использовать Slack, было создание общего пространства, лёгкого способа задать вопрос или написать комментарий всей группе. И хотя мы там довольно часто перекидываемся идеями и высказываем мнения, по моему опыту, для принятия окончательного решения мы неизбежно переходим в Google Hangout. Я думаю, визуальный компонент Hangouts даёт нам большую уверенность в том, что мы пришли к консенсусу, или, по крайней мере, все голоса были услышаны. Поскольку в Slack общение может быть асинхронным, там решению проще «проскочить» не замеченным кем-то из членов команды. В результате может возникнуть своеобразная «хлыстовая травма» решением (decision whiplash, очень образное выражение; whiplash — это травма, возникающая при очень резком рывке головы вперёд-назад, как при ударе хлыста — прим. пер.): либо к теме приходится возвращаться вновь, либо упускаются из виду важные детали.

Ещё мы не используем Slack для обсуждения любой информации из уязвимых источников. Наши редакторы расследований справедливо наотрез отказались бы вести в нем любые разговоры о текстах на некоторые острые или чувствительные темы. Для этого у нас есть более защищённые каналы.

Slack помогает избежать длинных переписок, которые ужасно раздражают, и даёт нам возможности для спонтанного общения, которых не было в других каналах. Я надеялся, что он станет своеобразным виртуальным кулером и комнатой отдыха, но пока там в основном всё по делу, что тоже нормально. Но по мере того, как нам станет комфортнее обмениваться мыслями в Slack, я надеюсь, разговор станет шире.

Мы также начали приглашать в Slack коллег — как из технической группы, так и дизайнеров и front-end разработчиков из нашей команды интерактивов. Последнее в IRC было бы просто невозможно.

Издатель Крис Лавернь (Chris Lavergne):

Мы поощряем сотрудников отключать уведомления в Slack, особенно групповые. По крайней мере в офисе нам не нужно целый день быть привязанным к Slack. Если дело очень важное, вам кто-нибудь позвонит. Отказ от уведомлений также придаёт рабочему процессу Slack ощущение приятной асинхронности, которая помогает нам замедлиться и принимать более осознанные решения. Это почти что делает его похожим на электронную почту. Люди могут зайти туда, когда хотят проверить, что там нового, вместо того чтобы постоянно находиться в фоновом режиме.

У нас есть канал Slack, напрямую подключенный к WordPress VIP, так что каждый раз, когда мы что-то меняем на Thought Catalog or Shop Catalog, сотрудники получают уведомления. Для нас это стало настоящей находкой, поскольку авторы и продюсеры в курсе сценария развития проекта и начинают думать о том, как технология может упростить их рабочий процесс или сделать сайт лучше для читателей. Некоторые наши авторы начинают думать как программисты или специалисты по продуктам. Функции вроде этой придумала наша редакция, как и сотни других мелких изменений.