Рубрики
2013 2014 2015 Must Reads Аналитика Журналистская этика Организация ньюсрума Повестка Редакционная политика Редакционные процессы США

Почему этническое разнообразие в ньюсруме работает

Доля материалов авторов разных рас и этнического происхождения, данные NBC Latino. Цветовое кодирование: фиолетовый - авторы азиатского происхождения, рыжий - испано-латинского, болотный - черные и афроамериканцы, серый - статьи белых журналистов. Нажмите для перехода на полную версию инфографики на сайте NBC.
Доли материалов авторов разных рас и этнического происхождения, данные NBC Latino, 2012. Цветовое кодирование: фиолетовый — тексты авторов азиатского происхождения, рыжий — испано-латинского, болотный — материалы черных и афроамериканцев, серый — белых журналистов. Нажмите на изображение для перехода на полную версию инфографики на сайте NBC.

Этот текст — перевод статьи Алисии Стюарт, стипендиата 2015 года. «Мы и Жо» благодарит автора перевода, Ольгу Добровидову, за блистательно выполненный текст по только кажущейся неактуальной для российской журналистики теме.

Diversity, расово-этническое разнообразие, в журналистике обсуждается уже несколько десятилетий, но, как считают многие, за словами зачастую не следует дело. «Стрелка прибора никогда по-настоящему не двигается, воз и ныне там», — говорит Николь Ханна-Джонс (Nikole Hannah-Jones), журналистка Magazine, занимающаяся вопросами расовой несправедливости и дискриминации. В 1968 году национальная консультационная комиссия по гражданскому неповиновению по поручению президента США Линдона Джонсона подготовила так называемый доклад Кернера, в котором заключалось, что Америка «движется к двум обществам, черному и белому — неравенству порознь (обыгрывается доктрина separate but equal, «равенство порознь», с помощью которой объяснялась конституционность сегрегации — примечание переводчика)».

Комиссия, которой было поручено определить причины и найти решения для гражданских протестов, охвативших страну в то десятилетие, особо обратила внимание на СМИ и неадекватное представление афроамериканцев в медиа. Согласно докладу, «если бы СМИ просто обращались с повседневными новостями о темнокожих точно так же, как с новостями о других группах, это стало бы неоценимым вкладом в решение проблемы расовых отношений в США».

Доклад Кернера также раскритиковал медиа за непропорционально малую долю сотрудников, представляющих меньшинства. Сегодня, когда наше внимание приковано к расовым отношениям в таких городах, как Фергюсон, Балтимор и Кливленд, «стрелка прибора» для инклюзивности в мэйнстрим-медиа, похоже, упорно не хочет шевелиться. Количество цветных журналистов со времени выхода доклада Кернера медленно росло, достигнув пика в 2008 году (по данным Американского общества новостных редакторов (ASNE), пик в 13,73% был достигнут в 2006 году. При этом небелое население США тогда составляло около трети от общего числа жителей — прим. пер.), но это пока не привело к более справедливому освещению событий. Согласно исследованию, подготовленному American Press Institute и -NORC Center for Public Affairs Research в 2014 году, лишь 25% афроамериканцев и 33% выходцев из Латинской Америки считают, что СМИ корректно представляют их сообщества.

Это может быть связано с тем, кто принимает редакционные решения. The 2014 Newsroom Census, «перепись» журналистских коллективов по всей стране, проведенная ASNE, показала, что в 2013 году лишь в 15% редакций ежедневных газет хотя бы одну из трех ведущих позиций в ньюсруме занимал представитель расовых меньшинств. «К сожалению, исследование показывает, что наша отрасль не делает больших успехов в этом направлении. Напротив, на фоне продолжающегося роста численности меньшинств мы, по сути, сдаем позиции», — сказала Карен Магнусом (Karen Magnuson), возглавляющая в ASNE комиссию по diversity.

«С того самого дня, как я пришла в профессию, я слышу: нам надо адаптироваться к меняющейся стране. Если мы не начнем рассказывать истории этих людей (меньшинств — прим. пер.) и обращаться к этим сообществам, мы будем продолжать пилить сук, на котором сидим», — говорит Ханна-Джонс, которая перешла в NYT Magazine этой весной с аналогичной позиции в . «Я прямо скажу, что считаю такие призывы лицемерными, потому что мы слышим их уже десятилетиями. Редакции не меняются. Пока руководители СМИ не осознают, насколько важны эти вопросы для нашей демократии, они и не изменятся. Почему мы не освещаем расовые вопросы с теми же энергией, скептицизмом, с тем же упрямством, с которым мы пишем обо всём остальном?», — спрашивает журналистка.

Газета The New York Times совсем недавно попала под огонь критики, когда её единственную журналистку, постоянно пишущую о расово-этнических вопросах для рубрики федеральных новостей, Тансину Вегу (Tanzina Vega), перевели на освещение судов в Бронксе. Тогда исполнительный редактор издания Дин Баке (Dean Baquet) в разговоре с общественным редактор (специальная должность в американских СМИ: человек на ней отвечает за журналистскую этику и соблюдение стандартов, а также взаимодействует с читателями — прим. пер.) Маргарет Салливан (Margaret Sullivan), что еще не решил, что делать с этой темой, но понимает, что писать о ней необходимо. Сама газета отказалась от комментариев редактора для этого текста, но исполнительный директор по корпоративным коммуникациям Даниэль Роадс Ха (Danielle Rhoades Ha) в письме заявила, что что издание «продолжает активно писать о расовых вопросах» и привела примеры недавних историй, в том числе и нашумевший материал о расизме и физическом и экономическом насилии по отношению к работницам маникюрных салонов (майская статья в двух частях, по итогам которой губернатор Нью-Йорка начал расследование и пообещал принять меры, вышла еще и на китайском, корейском и испанском, чтобы её могли прочитать даже те сотрудницы салонов, которые не читают по-английски — прим. пер.)

Демографические прогнозы показывают, что к 2044 году расовые меньшинства в США станут большинством. Хотя некоторые успехи в освещении жизни таких сообществ есть — например, проект Code Switch Национального общественного радио () о расе и культуре; соответствующая позиция профильного корреспондента у Associated Press, онлайн-площадка Exploring Race газеты Chicago Tribune, проработавшая с 2008 по 2010 год; проект The Root, недавно купленный Univision; Latino и ныне уже закрытый NBCLatino — многое еще только предстоит сделать. И журналистам часто бывает трудно вести открытую, честную дискуссию по расово-этническим вопросам — даже по сравнению с другими сложными отраслевыми проблемами, скажем, гендерным балансом — из страха испортить отношения с руководством или коллегами.

«Я думаю, проблема в том, что обсуждение расового вопроса всё еще вызывает у людей больше дискомфорта, чем права женщин», — говорит Анна Холмс (Anna Holmes), основательница феминистского блога Jezebel и редактор Fusion. По её словам, это эт дискомфорт объясняется в том числе и тем, что в ньюсрумах представителей расовых меньшинств меньше, чем женщин, по разным причинам, и «поэтому, мне кажется, важно активно добиваться разнообразия в коллективах СМИ». «Я действительно чаще сталкиваюсь с обсуждением расовых проблем [чем раньше], но не думаю, что мы уже достигли той точки, когда внимание к расовым вопросам — неотъемлемая и общепринятая часть стандартного рабочего процесса большинства СМИ», — сказала Холмс.

Некоторые издания пытаются изменить эту ситуацию. В октябре 2014 года главный редактор Buzzfeed Бен Смит (Ben Smith) опубликовал некоторую статистику по расово-этническому разнообразию в его редакции. Из 185 штатных сотрудников 72,7% были белыми, 9,8% имели латиноамериканские корни, 7,1% — азиатские, а 6% были темнокожими. Смит призвал коллег-руководителей ньюсрумов больше работать над усилением разнообразия — например, писать объявления о вакансиях, не подразумевающие определенный пол или расу кандидата, а также обращаться в поисках сотрудников к журналистам, связанным с плохо представленными в СМИ сообществами. «Сейчас у нас ситуация с разнообразием несколько лучше, чем в сентябре 2014 года, и мы движемся в правильном направлении, потому что люди, отвечающие за набор персонала, рассматривают это как один из приоритетов», — говорит Смит. Он приводит в пример Buzzfeed Life, раздел о питании, здоровье, красоте и стиле, как команду, которая особенно ответственно отнеслась к тому, чтобы разнообразие их аудитории было адекватно представлено людьми, которые для нее пишут. Среди недавно нанятых сотрудников, например, Нора Уилэн (Nora Whelan), пишущая о стиле и красоте женщин plus size, и Эссенс Гэнт (Essence Gant), пишущая для темнокожих читательниц.

Помимо следования этическому императиву, в качестве причины, по которой важно стремиться к разнообразию бэкграундов в редакции, Смит привел «охват большей аудитории». В том посте от октября 2014 года он написал следующее: «Интернет в некотором смысле организован вокруг идентичности. Мы новый вид медиа, который имеет возможность обращаться к огромной глобальной аудитории, и мы должны строить организацию, которая сможет наладить контакт с широким кругом читателей». Наглядный пример: когда в Buzzfeed заметили, что среди их читателей непропорционально плохо представлены выходцы из стран Латинской Америки, редакторы запустили несколько новых инициатив — от глубокого освещения проблем иммиграции до квизов и листиклов на темы, близкие этому сообществу. В итоге разделы News, Buzz и Life, где были приняты эти меры, за год с января 2014 года существенно увеличили свою «латино»-аудиторию.

Еще один аргумент Смита в пользу разнообразия — в том, что оно «помогает редакциям избегать пустых и часто неверных «общепринятых мнений», которые складываются в помещении, где сидят люди из примерно одних и тех же мест». Такого же принципа придерживаются и в Atlanta Journal-Constitution, где редактор Кевин Райли (Kevin Riley) признает: «Как белый мужчина я могу, если хочу, не думать о вопросах расы. Я живу с этой привилегией. Если в окружении человека некому донести мысль о том, что люди с другим цветом кожи не могут позволить себе такой роскоши, и эти вопросы всё время стоят перед ними, этот факт не осознается — и поэтому гораздо труднее убедить себя действовать, услышать то, что нужно услышать, чтобы принять меры в редакции».

И издание из Атланты приняло такие меры. Руководство газеты — три управляющих редактора, три их заместителя, и редактор, отвечающий за редакционную страницу — выглядит так: двое белых мужчин, две темнокожих женщины, одна белая женщина, и двое темнокожих мужчин. По словам Райли, изданию помогает тот факт, что оно принадлежит корпорации , где к проблеме diversity относятся серьезно. Недавно Cox запустила годовую стипендиальную программу для недавних выпускников университетов из расово-этнических меньшинств, которые хотели бы реализовать проект в редакции телеканала, радиостанции или газеты под управлением группы. На сегодняшний день все восемь стипендиатов этой программы остались в штате редакции, в которую пришли. Кроме того, Cox проводит обязательные семинары по повышению осведомленности сотрудников о проблемах diversity, нацеленные на создание атмосферы, в которой им будет комфортно обсуждать расово-этнические вопросы.

«Когда твой коллектив отличается этническим разнообразием, и людей не смущают эти темы, в итоге получаются лучшие результаты. В этом «выхлоп» для бизнеса. Всё это — не просто красивая идея, не просто правильные поступки и не просто признание нашей прискорбной истории решения расового вопроса. Это экономический императив», — говорит Райли. Для него этот императив оправдывает себя в более качественных текстах, которые лучше отвечают потребностям читателей.

Райли имеет в виду, например, Black & Blue, цикл из 14 рассказов от первого лица об опыте взаимодействия афроамериканцев с полицией. В этой серии есть, например, рассказ владельца бизнеса, который позвонил в полицию сообщить о выстрелах, а полицейские решили обыскать его автомобиль, и рассказ одного из редакторов издания Тодда Данкана (Todd C. Duncan) о том, как в 17 лет его машину остановили полицейские, при обыске толкнули его на капот автомобиля, после чего удалились без каких-либо объяснений или извинений. Райли также упоминает колонку Грэйси Бондс-Стэйплс (Gracie Bonds Staples) о вопросе расы в выступлении Мишель Обамы на выпускной церемонии в университете Таскиги (это так называемый «исторически черный университет», большинство студентов которого составляют афроамериканцы — прим. пер.) и на открытии музея искусств (по-видимому, имеется в виду Музей американского искусства Уитни — прим. пер.) в Нью-Йорке. «Я не готов сказать, что бедный журналист не может написать такой текст, но я думаю, что когда для автора привычно об этом говорить, и у него или нее есть личный взгляд и мнение, получается лучше», — заключает Райли.

Для редактора Journal-Constitution нет другого пути, кроме личного принятия необходимости этнического разнообразия. По его словам, «можно сделать это обязательным на каком-то уровне, можно требовать этого при наборе персонала, и это всё помогает… Но в конечно итоге каждый должен посмотреть в зеркало и спросить себя — волнует ли это меня? И если волнует, то что я по этому поводу делаю?».

Пока многие редакции увольняют журналистов или приостанавливают расширение штата, Washington Post, которую в 2013 году купил основатель и CEO Amazon Джефф Безос, в минувшем году наняла 114 сотрудников, из которых 40, то есть 35%, были представителями этнических меньшинств. Управляющий редактор газеты Кевин Мерида (Kevin Merida) по этому поводу говорит: «Нужно думать о структуре редакциии балансе. Достаточно ли у нас людей, исповедующих разные религии? Людей, которые выросли в бедности? Людей, которые выросли в богатых семьях? Людей разных народов и рас, молодежи, ветеранов? Это то, что нам нужно в ньюсруме: наш бизнес — объяснять людям все друг про друга. Как мы можем делать это, если у нас в штате нет разных людей?».

Мерида рассказывает о проекте The N-Word, посвященному истории и месту оскорбительного наименования «ниггер» (которое автор оригинального текста прямо не пишет даже в контексте описания проекта, поскольку его употребление в американских СМИ считается недопустимым — прим. пер.) в американской культуре, как примере того, что в менее этнически разнообразной редакции сделать не получилось бы. Мозговой штурм этого материала свел вместе журналистов разных рас, гендеров и возрастов и помог снять барьеры между подразделениями. Спортивный редактор вел дискуссию с участием видеорежиссеров, дизайнеров и репортеров, и в итоге получилась серия разговорных роликов, в которых люди рассказывают о своих взглядах на проблему «слова на букву Н».

тоже узнал много нового о найме персонала после того, как в 2014 году подвергся критике за то, что большинство его первых сотрудников были белыми, и среди них было очень мало женщин. Компания назначила руководителем портала Эзру Кляйна (Ezra Klein), хотя он был одним из трех сооснователей вместе с его коллегой по Washington Post Мелиссой Бэлл (Melissa Bell) и Мэттью Иглесиасом (Matthew Yglesias) из . Бэлл говорит, что общественное внимание научило Vox необходимости расширить усилия по информационному взаимодействию с внешней средой, создать благоприятную внутреннюю культуру и четкие карьерные пути. «Мы кое-что поняли. Одна из главных вещей — необходимость взаимодействия с широкой аудиторией, поиска новых сетей. Нужно активно искать людей», — говорит Бэлл.

Vox делает это, в частности, с помощью внутреннего редакционного Google-документа, в котором отслеживаются потенциально интересные авторы. Когда штатные сотрудники находят журналистов, которые могут внести ценный вклад в то, что делает Vox, или пишут о темах, которые издание хотело бы освещать, имена этих журналистов попадают в список. По словам Бэлл, когда в редакции появляется вакансия, прежде всего обращаются именно к этим людям. Она и её коллеги также ищут сотрудников через организации, специально работающие над тем, чтобы увеличить долю женщин и этнических меньшинств в технологическом секторе. Среди таких организаций, например, , онлайн-сеть для молодых женщин Levo League и Tech LadyMafia.

То, что Бэлл пытается сделать в Vox, для отрасли в целом делает Эмма Кэрю-Гровум (Emma Carew-Grovum). В конце 2010 года Рета Хилл (Retha Hill), директор Лаборатории цифровых инноваций и предпринимательства на факультете журналистики университета штата Аризона, написала в блог на PBS MediaShift пост о том, как увеличить число спикеров, представляющих меньшинства, на отраслевых конференциях по new media. Пост вызвал бурную дискуссию в Twitter, и Кэрю-Гровум, член Ассоациации журналистов азиатского происхождения (AAJA), говорит, что была поражена тем, как люди раз за разом говорили: «Мы не можем найти такие квалифицированные кадры». «Я поняла, что жду, когда кто-нибудь всё-таки скажет: ребята, это абсурд, я только сходу из головы знаю с десяток человек, которые отлично подошли бы для этого», — говорит журналистка.

Устав ждать, Кэрю-Гровум, которая недавно перешла из журнала Foreign Policy в команду раздела Opinion в New York Times, вместе с менторами, друзьями и коллегами запустила Journalism Diversity Project, постоянно обновляемый список журналистов из этнических меньшинств. Начавшись с обычной Google-таблицы, JDP быстро вырос в базу данных и сайт с именами людей, которых, как их определяет автор идеи, «стоит пригласить выступить на вашей секции, стоит нанять в редакцию, потому что они делают отличную работу — и, кстати, из числа этнических меньшинств». Организаторы конференций, например, Association of Alternative Newsmedia и Associated Press Media Editors обращались к ресурсу для поиска экспертов, а SRCCON, национальная конференция для специалистов по технологиям и медиа, использовала его, чтобы сделать более разнообразным список выступающих на первом мероприятии в прошлом году.

Специальные программы по усилению diversity есть и в самом ASNE, например, Minority Leadership Institute, помогающая в профессиональном развитии редакторам и медиаменеджерам среднего звена. В числе других инициатив, например, Leadership Academy for Women in Digital Media, бесплатный недельный семинар для женщин в СМИ, организованный Online News Association и Poynter; I-Con, закрытая конференция AAJA, которая впервые пройдет этой осенью в Майами; программа Robert C. Maynard Institute for Journalism Education, помогающая журналистам получить навыки лидерства и мультимедийной работы, и многие другие.

В 2012 году, когда добровольный патрульный (член neighborhood watch, объединения жителей района, следящих за порядком в нем — прим. пер.) Джордж Циммерман застрелил 17-летнего Трэйвона Мартина, историю, о которой поначалу писали мало, на федеральный уровень вывели три темнокожих журналиста и белый юрист. Траймэйн Ли (Trymaine Lee), на тот момент репортер рубрики Black Voices на Huffington Post, упорно освещал эту историю, а колумнисты New York Times и The Atlantic Чарльз Блоу (Charles Blow) и Та-Неиси Коатс (Ta-Nehisi Coates) привели за собой национальную аудиторию. Через десять дней после инцидента адвокат Кевин Каннингем (Kevin Cunningham), выпускник Говардского университета (еще один исторически черный университет — прим. пер.), создал на Change.org петицию с призывом к штату Флорида завести дело на Джорджа Циммермана в связи с убийством подростка. Журналистские материалы и петиция активно продвигались и обсуждались в социальных сетях, что, в свою очередь, привело к еще более широкому их освещению в СМИ. Ссылку на петицию в Твиттере разместили рэпер MC Hammer и певица Джанель Монэ (Janelle Monae), и по мере того, как твиттер-трафик с хэштегом #WeAreAllTrayvonMartin рос, росло и внимание СМИ, и в итоге убийство Мартина стало ключевой точкой в непрекращающейся дискуссии о расовых проблемах в США.

Этническое разнообразие журналистов принесло важные истории и изданию Asbury Park Press в штате Нью-Джерси, где исполнительный редактор Холлис Таунс (Hollis Towns) внедрил несколько мер по улучшению работы газеты с районами проживания меньшинств. В прошлом прокуратуры округов Монмаут и Оушен непоследовательно публиковали фотографии арестованных подозреваемых: лица темнокожих и латиноамериканцев обнародовали чаще, чем белых. Журналисты стали запрашивать фотографии арестованных для всех криминальных текстов, и когда офисы прокуроров стали им отказывать, открыто заявляли об этом (отмечая, что закон штата разрешает публиковать или не публиковать фотографии по усмотрению местных органов правопорядка). В результате в обеих округах чиновники стали публиковать больше фотографий. «Постепенно и потихоньку они стали давать нам снимки для подозреваемых во всех преступлениях. Теперь общество видит куда более справедливую и сбалансированную картину преступности», — говорит Таунс.

Доля подростков, заканчивающих школу Asbury Park High School, большинство учеников которой относятся к тому или иному этническому меньшинству, долго колебалась на уровне примерно в 50%. Asbury Park Press опубликовала серию материалов и редакционных статей о проблемах района, в котором находится школа — низкие показатели тестов и большое количество отчисленных при расходах штата в $30 тысяч на школьника — и это помогло наконец сменить школьного инспектора района в прошлом году. Газета также вместе с местными организациями-партнерами покупала для школьников учебники и поощряла волонтерство в районных школах.

После смертей Эрика Гарнера (умер от удушения при аресте в Нью-Йорке — прим. пер.) и Майкла Брауна (застрелен полицейским в Фергюсоне, штат Миссури — прим. пер.) Таунс предложил штатным сотрудникам газеты и местным жителям подготовить серию статей и видео о расовых проблемах и вопросах. «Мы задумались: как можно кристаллизовать недавние события и поговорить о проблеме расовой дискриминации так, чтобы получился именно разговор? Отклик был крайне положительный, и получился хороший диалог. Мы дали [местному сообществу] площадку, где можно было обсудить эти вопросы без нравоучений», — говорит редактор.

Хотя Таунс и гордится своими достижениями, по его словам, впереди еще много работы, как в его редакции, так и в ньюсрумах по всей стране. «Diversity — это не одномоментная вещь, когда кто-то нанял одного-двух человек, поставил галочку и расслабился, мол, мы свое дело сделали. Для того, чтобы добиться разнообразия в освещении событий, в мышлении и в подходах, нужно время и ресурсы», — считает собеседник.

The news industry has been talking about diversity for decades, but the talk, many say, often has not been followed by action. “The needles never really seem to move,” says Nikole Hannah-Jones, a reporter covering racial injustice for . In 1968, when President Lyndon B. Johnson’s National Advisory Commission on Civil Disorders published what’s known as the Kerner Report, it concluded that America was “moving toward two societies, one black, one white—separate and unequal.” // NiemanReports ↣