Чарли Беккетт: новая миссия журналистики

Новая миссия журналистики — понять человека. Это ключевой тезис колонки, которую опубликовал Чарли Беккетт (), директор — аналитического сообщества в департаменте медиа и коммуникаций при Лондонской школе экономики.

Он напоминает читателям деление на три вида журналистики из статьи Джона Берта (), вышедшей в 1975 в The Times. Новости (news) отражают события дня, часто запутывая зрителя. Очерки (features) рассматривают одну тему, не обращая внимания на смежные. Проблемная журналистика (issues journalism) склоняется к обмену мнениями, заменяя собою обсуждение. Эти группы жанров, конечно, сохранились, хотя и существенно видоизменились в процессе.

Бертизм привел к спросу на контекстную аналитическую журналистику, на умных журналистов, на привлечение экспертов. Но несмотря на это цифровая революция не уберегла журналистику от фейков, субъективизима и непонимания происходящего.

Беккетт предполагает, что Брексит произошел не благодаря, а вопреки СМИ. Избрание Трампа — не вина плохой работы The New York Times. Вероятно, влияние медиа уменьшается, хотя их мнение по-прежнему многое значит. Хотя медиа, казалось бы, наращивают свое влияние, интерактивность, гиперсвязность и персонализация, наложенные на общество, ограничивают их влияние.

Особняком стоит проблема оплаты работы медиа. Непросто уговорить людей, которых буквально раздирают на части привлекательные возможности медиапотребления, заплатить за газету. Сюда же, конечно, относится неумение журналистов (городских жителей с высшим образованием) говорить на одном языке со своей аудиторией.

Журналистика часто ссылается сама на себя. В ньюсрумах постоянно определяют повестку дня, глядя на коллег — отписали они тот или иной повод или нет. Это заставляет журналистов делать то, что интересно журналистам.